В 2019 страна сделала свой выбор

166
Она очень мотивированная и правильная девочка, и уже настоящий врач, хоть и интерн.
Поэтому пошла волонтёром в одну из больниц на сортировку больных. Пошла в выходной день, потому что в выходной — всегда нужны лишние руки.
Поздно вечером она позвонила мне, всхлипывая в трубку, с вопросом — как делается спинномозговая пункция?
«Делается … что?», — я опешила, потому что этим, как правило, занимаются неврологи или анестезиологи, которые всегда есть в многопрофильной больнице и причём здесь врач интерн гинеколог?
Далее остановить поток слов и слёз уже не представлялось возможным.
Врачей нет. От слова — совсем. Падающие с ног медсёстры ни на кого не обращают внимания. Скорые возят и возят. Она не смогла сходить на банальный обход по палатам, чтобы выяснить в принципе, кто где лежит и какое лечение получает, и получает ли?
Потому что, принять больного, отправить на тест, дождаться результата, принять решение о госпитализации и лечении или про дальнейшую транспортировку в ковидный госпиталь — это время, огромная куча бумаг и документации.
А ещё, это всё нужно передать в электронном виде в Национальную службу здоровья. Передача одного больного — двадцать минут, не меньше, если хорошо владеешь компьютером.
Есть ещё один доктор. Но он вообще не выходит к больным, потому что сутки сидит за компьютером и передаёт… передаёт… передаёт…
Сорок больных можно, в лучшем случае, передать за двенадцать — тринадцать часов. Поэтому, заниматься лечением некогда.
Чем лечатся все эти несчастные люди она так и не поняла за те десять часов, что уже провела в больнице.
И лечатся ли?
Всё свободное время занимает сортировка.
Зато узнала, что достоверность тестов, которые проводятся — около 60%.
То есть, из десяти сделанных — четыре могут дать ложные результаты. Поэтому вообще не понятно, у кого коронавирус есть, у кого — нет, и не лежат ли вперемешку больные и здоровые.
Ей уже нужно оформить две смерти. Только она точно не знает, мужчины это или женщины, потому что фамилии заканчиваются на «ко».
Есть ещё ответственный врач, но он постоянно висит на телефоне и ругается с отделом госпитализации. Она ему доложила, что у последней больной — подозрение на менингит и врачи скорой, спасибо им большое, подсказали, что нужно сделать спинномозговую пункцию и определиться.
Но, кроме неё и врача, который сидит за компьютером, больше никого нет.
Поэтому ответственный сказал, что пункцию будет делать она, а если не получится, то сделают утром, потому что должен кто-то появиться из врачей, если не заболели…
Я её слушала и вспоминала рассказ своей бабушки, как её увозили в Германию во время Второй Мировой войны.
Как их, как скот, грузили в специальные прицепные вагоны — теплушки. Здоровых и больных, мужчин и женщин… Кто доедет — значит сильный, значит имеет право на жизнь. А кто нет — так Рейху больные и немощные не нужны, в принципе. Естественный отбор…..
А девочка продолжала, что многие люди в панике и депрессии от всего происходящего. И она теперь понимает, почему люди выпрыгивают из окон. Нигде в мире не выпрыгивают, а вот только у нас коронавирус даёт психические осложнения.
И она больше не пойдёт волонтёром. И уже ушла бы сейчас, но до утра нужно продержаться, хотя все равно от неё толку нет.
Я подумала, что возможно, моя молодая коллега преувеличивает на фоне стресса от всего происходящего. Потому что так быть просто не может.
Для меня гораздо хуже, что в многопрофильных больницах, которые сделали сортировочными — нельзя получить квалифицированную помощь всвязи с другими заболеваниями, ведь люди не прекратили болеть инсультами, инфарктами, ревматизмами, менингитами, обычным гриппом, геморроями и многим, многим другим.
Неординарная ситуация сложилась во всём мире.
Неординарная ситуация требует неординарных решений и денег.
Неординарные решения могут принимать высококвалифицированные менеджеры, аналитики, профессионалы и патриоты.
Мы же себе именно таких и выбрали? Не так ли?
И ещё я подумала, что моя молодая коллега просто преувеличивает, потому что с экрана телевизора, на самом высоком уровне, меня и всю страну, не моргнув глазом, заверили, что помощь больным коронавирусом в Украине …. самая лучшая в мире.
А врач, который за весь вышеописанный пи@@@ц получит надбавку от двух до трёх тысяч гривен в месяц, без всяких социальных гарантий — может ни в чём себе не отказывать….
А волонтёр вообще ничего не получит.
Ведь у него — мотивация….
Поделиться:
Загрузка...