Позорная капитуляция за шаг до победы

103

С подачи оголтелой и циничной русской пропаганды, подхваченной промосковскими СМИ, продавшимися антиукраинскими политиканами, журналистами и экспертами, полезными идиотами и просто дураками в обществе широко распространился миф, демонизирующий Минские соглашения, придающий им характер некоего сговора между Президентом Порошенко и другими участниками Минского процесса.

Это неправда. Достаточно вспомнить, что и Минск-1 в сентябре 2014 года, и Минск-2 в феврале 2015 года происходили в моменты ожесточённых боевых действий с прорвавшейся на территорию Украины регулярной русской армией, когда способность наших вооружённых сил отстоять нашу страну и независимость не выглядела очевидной, а потери достигали десятков человек в день.
После напряженнейших круглосуточных переговоров боевые действия удалось остановить, а формула дальнейших действий сторон по урегулированию ситуации, благодаря дипломатическому искусству и настойчивости Президента Порошенко была выписана таким образом, что давала возможность её широкой интерпретации, в том числе и для продвижения наших национальных интересов. Именно вокруг этих интерпретаций и происходило дальнейшее искусное маневрирование Петра Поршенко и его дипломатов с целью не допустить ослабления санкций, сформировать международную проукраинскую коалицию, повернуть мировое общественное мнение в нашу пользу, укрепить армию и экономику, сосредоточить силы для решающего победного рывка.

Так называемая «формула Штайнмайера» является всего лишь одной из интерпретаций одного из пунктов Минских соглашений, а именно — модальности, или говоря простым языком правил и порядка проведения местных выборов на оккупированной территории Донбасса, высказанная тогдашним Министром иностранных дел Германии Штайнмайером на одной из встреч нормандской четвёрки. С целью поиска какого-то прогресса переговоров он предположил возможность проведения выборов при отсутствии условий безопасности, украинского или международного контроля над границей с Россией и фактической невозможности ведения нормальной избирательной кампании. В своё время определения именно такой модальности и скорейшего проведения выборов требовал Лавров, однако в условиях резкого протеста украинской стороны не был поддержан другими участниками. Постепенно формула стала неактуальной и как-бы забылась.

После прихода к власти Зеленского кремлевские стратеги, отлично понимая его слабости, снова вытащили на свет Божий нафталиновую «формулу» в отчетливо русской интерпретации.
История с её актуализацией на новом этапе переговоров и вбросом в наше информационное пространство имеет ярко выраженный характер пропагандистской атаки с целью формирования положительных настроений населения в отношении внедрения этой формулы в жизнь. Подсознательно понимая предсказуемость возмущённой реакции вменяемых и активных украинцев на попытку её обсуждения в публичном пространстве, Зеля, его кремлевские наставники и промосковское окружение старались до последнего момента не упоминать это словосочетание и уж тем более не раскрывать его смысловое наполнение. Скорее всего, ставка делалась на максимально быстрое и тайное согласование и юридическое закрепление в рамках нормандской четвёрки твёрдого обязательства со стороны Украины о предоставлении оккупированным территориториям такого статуса, который бы фактически означал не восстановление украинской юрисдикции на Донбассе, а наоборот — образование квазигосударственной структуры в формально суверенных границах Украины и распространение народнодонбасских и русскомирских нравов и порядков на свободной территории нашей страны для её разложения и подрыва.

Долгая игра в молчанку закончилась откровенным заявлением Зели о том, что пресловутая «формула Штайнмайера» таки будет предметом рассмотрения на ближайшем срочном сборе четырёх нормандских лидеров. Такая политика называется не «турборежим», она называется блицкриг.

Стало ясно, что на планируемой встрече произойдёт сдача национальных интересов Украины со всеми вытекающими отсюда последствиями — общественным возмущением, гражданским конфликтом, большой кровью, коллапсом украинского государства.

Путин требовал скорейшего её проведения, его европейские друзья не возражали, а Зеля, то ли по глупости и недомыслию, то ли из корысти и природного москвофильства, летит в расставленную примитивную ловушку сломя голову.

Проблема не в самой формуле, которой на самом деле не существует, как некоего свода последовательных действий. Проблема в нахождении такого выхода из тупиковой ситуации, который бы признали все стороны. Таким выходом, зафиксированном в Минских договорённостях, по общему согласию, являются выборы местных органов власти по украинским законам и стандартам ОБСЕ.

И здесь начинаются проблемы. Путин снова требует провести выборы немедленно в условиях фактической русской оккупации, боевых действий и полном отсутствии каких-либо условий для свободы волеизъявления, опять прикрываясь вышеупомянутой формулой. Европейцы тоже были бы не против сделать это поскорее, переведя тем самым русскую агрессию во внутригражданский конфликт, легитимизировав «избранных» бандитов и взвалив на плечи Украины весь ужас теперь уже гражданского конфликта.

В 14-15 годах Президент Порошенко и наша дипломатическая команда испытывали невероятное давление с целью вынудить нас пойти на этот роковой для страны шаг. В тяжелейших политических и боевых схватках Президент и его команда, Парламент, наша героическая Армия не допустили капитуляции. Начиная с 2016 года ситуация медленно, но верно стала меняться в нашу пользу.

Европейцы поняли, что мы не сдадимся и будем бороться до конца, экономика шаг за шагом стала выползать из чудовищного кризиса, вызванного войной и оккупацией территорий, Россия в полной мере начала ощущать на себе влияние санкций, появилась реальная перспектива завершения войны на наших условиях. К концу 2018 года был создан прочный фундамент развития и забрезжила надежда вступления в НАТО и ЕС, что принесло бы нам долгожданный мир и навсегда избавило бы от внешней угрозы.

И тут «мудрий уставший от войны нарід» выбрал Зелю. Это был праздник на московской улице. Самоуверенный и самовлюблённый болван, ничего не смыслящий в политике, не сотрудничающий с предшественниками, опытными дипломатами и патриотами, он с размаху попал в халепу. Без особого труда, просто играя на его детских комплексах и страхах, Путин вернул свои переговорные позиции 14-15 годов и, более того, вновь перетянул на свою сторону наших недавних союзников Францию и Германию, которые как и тогда не возражают закончить войну побыстрее, не особенно озабочиваясь нашими интересами, тем более если мы сами больше не собираемся сопротивляться. Зеля опять поставил Украину в позицию трое против одного. При этом, судя по всему, ему даже в голову не приходит, что его публичная риторика о завершении войны уже сегодня, крайне ослабляет наши дипломатические позиции, сужает свободу манёвра, даёт в руки врагам дополнительные аргументы, существенно ухудшает условия мира.

Ещё полгода назад до нашей победы можно было дотянуться рукой. Сейчас позорная капитуляция стоит на пороге нашего дома.

Ирина Аниловская

P.S.

Путін все правильно зрозумів про «слуг» — вони не хочуть «закончіть войну», а просто до трясці бояться і його, і боротьби за незалежність, та прагнуть в тиші стригти своє стадо.

Тому він нарощує обстріли, бо знає, що так ніяких перемовин не буде, буде виконання його умов.

У нас же зі зведень зникло формулювання «загинув внаслідок дій російських окупантів», замість того якісь аморфні фрази про «розслідування ВСП», а Пристайко той чесно заявляє як дратує «прокидатися і читати, кого застрелив снайпер, і хто де загинув» (с)

Ви ж, бляді, казали, що то все Порошенко.
Тепер що, крім замовчування та пошуків шляху до капітуляції?

Валерій Прозапас

Поделиться:
Загрузка...