И о параде

89

После оглашения результатов президентских выборов первый вопрос, который возник сам собой, как зё будет принимать парад и как будет стоять перед войсками.

Откровенно говоря – фантазии не хватало. С учетом того, чем он занимался всю свою сознательную жизнь, прежде чем стать президентом, ничего кроме боевого велосипеда и надувной булавы не приходило на ум. Но вот все вопросы сняты. У зё поступили как в старом анекдоте про грузинский суд: «На нет и суда нет».

Наверное это – логичное и единственно правильное решение, поскольку картинка получилась бы – так себе. И потом, что бы он там, на параде делал? Какова была бы его функция? Не секрет, что за время войны парады стали нести огромную смысловую нагрузку и безусловно имели мощный символизм.

В самом деле, что на парадах делал президент? Прежде всего, воюющая страна слушала речь Верховного Главнокомандующего именно в таком виде, в каком она должна быть во время войны, с оценкой общей ситуации, действий противника и докладывалось о том, что делала в ответ армия и насколько она усилилась за год.

Кроме того, воинские части и соединения получали именные названия и соответствующие воинские символы. А кроме того, в этот день вручались награды воинам, которые показали образцы героизма и воинской доблести. Часть из них вручалась родственникам, поскольку была присвоена посмертно. Ну и плюс ко всему этому, старшие офицеры получали новенькие погоны с повышенным званием.

Еще раз, для воюющей страны и ее армии, это – важный день, когда возникают зримые связи армии и народа, армии и власти, армии и подрастающим поколением. Люди вживую могли видеть людей, которые там, на передке, без лишних слов делали то, что дает возможность всем остальным работать, учиться, бухать и дуреть от безделья. Кстати, избирать во власть или давать возможность назначать на властные должности откровенных предателей. Именно армия дает эту возможность в условиях войны.

Но все это делал Порох, и было очень интересно, как это будет делать новый президент. Ответ получен – никак. Ему это не нужно. Он рассказал, что деньги, которые могли быть использованы на парад, пойдут военным в виде премий. Акцент на деньгах был второй ошибкой после факта отмены парада, и ниже мы поясним, в чем она состоит.

А пока отметим, что в тему неожиданно впрягся премьер, который за месяц успел слить весь свой политический авторитет даже не в унитаз, а в какую-то смердящую выгребуху. Есть какие-то вещи, которые к тебе прилипают на всю жизнь и ты их никогда не отмоешь ни денатуратом, ни дорогим коньяком. Это как выжженное клеймо на лбу. Похоже на то, что он уже просто не знает, как показать свою лояльность нынешней власти и влез в тему парада, хотя мог бы просто промолчать. Он заявил, что в принципе – не против парада, но против того, чтобы эти деньги были направлены из социальных расходов. Во как завернул!

Оказывается, парады проводились за деньги социалки, а мы того не знали. Но тут коллеги уже бросили клич – собрать деньги всем миром для того, чтобы парад состоялся. Порох уже отреагировал на эту подачу и предложил провести шествие ветеранов, но если он поднимет флаг и пустит шапку по миру, то думаю, что за месяц наберется сумма, необходимая для проведения этого мероприятия.

На наш взгляд, ситуация тут вот в чем. Любая армия дистанцируется от гражданских просто особенностями своего существования. Это – узко корпоративный мир, в котором надо хорошо повариться, чтобы стать своим. Если ты не вышел из армии, а тем более – не воевал, если армия воюет или воевала, дистанция останется при любых обстоятельствах. С нею можно быть ближе, можно  – дальше, но гражданское руководство страны все равно будет чужаками.

Именно поэтому в Европе министров обороны принято назначать из гражданских и потому наш министр – снял погоны, чтобы соответствовать европейским нормам, но он – выходец из армии, а это – другое дело даже если без погон. То есть, это – нормальное, общепризнанное состояние дел потому, что военные – имеют дело не с банковскими графиками, торговыми операциями или чем-то подобным, они всю свою карьеру учатся уничтожать противника самым эффективным способом, и любое правительство прекрасно понимает, что при определенных обстоятельствах оно может попасть в разряд врага, и  тогда у него нет шансов.

Более того, как только начинается полоса президенства людей, которые никак не связаны с армией, начинаются проблемы у всей страны (США). Сейчас можно на это смотреть просто ежедневно. И в этом смысле, можно понять, почему даже без погон, Полторак –свой для армии, при всех его издержках.

Если же президент не может быть «своим» для армии априори, он должен выстроить с нею правильные отношения, даже на расстоянии. Он обязан демонстрировать армии «респект и уважуху», и в лучшем случае, выстраивать равноправные отношения. Но это если он умный и сильный политик. Только в этом случае он сможет быть с нею на равных. Думаю, что как раз Порох был примерно на таком уровне и прямо скажем, далось это ему совсем не легко и пришлось очень сильно потрудиться, чтобы армия восприняла его как равного. Для того, чтобы выйти на уровень Пороха, любому его сменщику нужно приложить не меньше, а то и больше усилий.

Дело в том, что просто прикрыть лавочку и разогнать армию, как это делали до 2014 года, уже не получится. Есть какие-то стрессовые ситуации, которые изменяют психику бесповоротно. Например – первый прыжок с парашютом. Те, кто говорит, что это не страшно – лукавят, но это их дело. Просто по собственному опыту могу сказать, что первый прыжок – всегда страшно, и это даже страхом нельзя назвать. Это какой-то отупляющий ужас, который в конце концов запускает какой-то механизм перегруза и первый прыжок, с момента отделения от самолета и раскрытия купола, проходит в режиме мешка с мукой. Потом, когда он раскрывается – мир становится другим.

Но приведенный выше пример хоть и экстремальный, но не пиковый, поскольку все происходит с тобой и ты понимаешь, что сейчас ты борешься со своим инстинктом самосохранения и что это касается только тебя. А вот первый лично убитый тобой противник – другое дело. Я имею в виду не артиллерийскую батарею, которая накидала подарков за десяток-два десятка километров и покрошила там толпу противника, а очный поединок, когда ты точно знаешь, что это твоя пуля разнесла ему голову, или когда первого противника ты одвухсотил в рукопашном бою. Автор не имеет такого опыта, но знаю, что у коллег, повоеваших на Донбассе, есть этот опыт, и наверняка, он тоже не проходит бесследно. Да, потом это уже будет статистика, но она становится таковой только после того, как психика приняла первого жмура.

А ведь у нас таких бойцов уже не десятки, не сотни и даже не тысячи. Армия у нас качественно другая, и выстраивать отношения с ней надо соответствующим образом. Тем более, что в данном случае, люди знали, за что воюют, за что гибнут их товарищи, и за что они сами принимают физические и психологические раны. Поэтому просто все развалить и сдаться – вряд ли получится, не дадут. Плюс к тому, многие приехали с войны «не пустыми», а потому если дело дойдет до капитуляции и восстания, то Майдан 2013-2014 года уже не повторится, поскольку контингент будет не тот, не те навыки, не то снаряжение. Все – не то.

Между прочим, после окончания Второй Мировой войны, главной задачей Сталина было выхолостить армию, пересажать самых буйных и ликвидировать особо авторитетных и непокорных. Именно по этой причине огромная армия еще год стояла в Германии без демобилизации. Дома готовились к ее встрече. Известно, что Сталин не любил армию еще до прихода на первую должность и никогда не был для нее своим. Поэтому ему в первую очередь нужны были не полководцы, а мясники, которые могли вселять в армию ужас больший, чем то, что мог сделать противник.

Путин – тоже не любил и не любит свою армию и знает, что ни переодевашки в моряков и «лёччеков» ему в этом не помогут. Сначала он нагнал страху на армию руками гражданского Сердюкова, который популярно пояснил высшим армейским чинам, что они – хозяйский скот и ничего больше, и если скотина ведет себя правильно, то ее будут кормить, а если нет – на выход, что и было сделано. Одно время в Сети были эпические кадры, когда Сердюков то ли в Рязанской, то ли в Тульской дивизии ВДВ пояснял командованию войск, где их место и те стояли и обтекали. Никто ему даже в табло не засветил.

А теперь Путин покупает армию. Он превратил ее действительно из армии в структуру легализованных наемников. Пока недра дают шальные деньги, он заливает ими свою армию, покупая ее лояльность. Между прочим, перманентные войны имеют еще одну важную причину – занять армию, связать ее опасные свойства боевыми действиями. Пока деньги есть – система работает, хоть со временем, их надо все больше и уже придуманы схемы внебюджетного финансирования всяческих группировок бывших военных.

Но возвращаясь к нашему параду, просто заметим, что его отмена – правильный тактический ход, способ избегания позора здесь и сейчас. Но вместе с тем это – крупный стратегический прокол, означающий лишь одно. Нынешняя властная верхушка не смогла найти способ, как расположить к себе армию. Для этого нужен другой интеллектуальный уровень и вообще – другой жизненный опыт. Не нашла и отказалась от поисков. А второй путь – заливать армию деньгами – не выгорит. Нет источников залива. Поэтому – премия «по тысяче», вместо парада, наверняка многими будет воспринята как плевок в армию, а это – опасная ситуация для любого первого лица страны, не только для Украины.

В общем, после прояснения ситуации с парадом, уже можно потихоньку прогнозировать развитие дальнейших событий. По крайней мере, одна из важнейших переменных постепенно становится постоянной.

Аnti-Сolorados

Поделиться:
Загрузка...