Доброе утро, Вьетнам. Конец февраля 2018-го

480

Каждый раз, когда вы слышите, что от противостояния Украина страдает больше, чем РФ, вспомните как изменились запросы РФ с 2014 года.

На политическом уровне продолжается диалог о миссии ООН на востоке Украины. Как-то так незаметно дискуссия переходит от расплывчатых туманных концепций к конкретным предложениям. Не просто миротворцы, а вполне конкретные страны – Швеция нас устраивает, а члены ОКДБ не совсем. И не просто одна из самых масштабных миссий в истории организации, а ориентировочно до 25 тысяч бойцов войск ООН и полиции — это оценки не наших политиков в преддверии выборов, а специалистов организации и Андерса Расмуссена.

Динамику, надеемся, вы уже давно рассмотрели? И речи быть не может о миротворцах, говорите с Донецком и Луганском о мире. Только ОБСЕ и точка. Ладно, пусть будет состав ООН, но только невооружённый. С личным оружием для самозащиты. Вооружённые и военные, и полицейские, но стоящие только по линии соприкосновения. Хотя, если подумать, то с доступом на всю территорию, как и предлагала канцлер Германии. Россия никогда не была против. Ну хоть Беларусь возьмите в состав миротворцев, укропы?

В общем, за четыре года риторика противника не просто сменилась от Новороссии через два моря до двух огрызков отдельных областей Украины, от федерализации и хунты до полного признания украинских партнёров, а в платёжках по газу испарились суммы за «ЛДНР». Башни Кремля уже визуально различимо корчит между желанием сохранить лицо и скорее сдать уже это недоразумение на баланс международных организаций. Боль между тем, что после выполнения Минска санкции не снимут, а ещё и насыплют, и боль от содержания очередного дна, в котором раз в месяц приходится тасовать колоду криминальных упырей из «министерств» на подвал — на прошлой неделе туда поехал министр угля и энергетики «ДНР». Это ведь так только кажется, что сколько там той Украины или Сирии в плане расходов. В реале цифры на кремлёвские авантюры неплохо припекают Великую и Прекрасную Россию.

Вблизи Светлодарской дуги, в Донецкой области, украинские силовики отбили атаку российских гибридных сил. Укрытие, из которого доносятся звуки выстрелов — где-то на горизонте вспыхивает бой между российскими гибридными силами и украинскими силовиками

Например, крохотная полоска ПМР только в 2017-м обошлась не менее чем в 100 млн долларов. Ещё есть Осетия и Абхазия, где финансирования требуют не только сепаратисты, но и базы — это миллионов 350 навскидку. Донбасс может стоить 2-3 млрд в год — все эти социальные выплаты, ремонты инфраструктуры, пенсии, плюс боевые действия, текущие ремонты техники, тыл, командировочные. И что делать дальше с регионом, с 34 затопленными шахтами, с вырезанными заводами, с убитой в ноль банковской системой, если в нём на четвёртый год не могут запустить банальную мобильную связь, чтобы люди не бегали ловить сигнал по всему Донецку? Плюс сестра Сирия — там миллиард мёртвых президентов в год как с куста обходится война, содержание баз, оружие брату Асаду.

Сколько уходит на содержание алавитов — это тайна, покрытая мраком. Действия ЧВК, продукты питания, энергоносители, восстановление разрушенных городов, засекреченные статьи бюджета. Например, только Крым сосёт до 9-10 млрд долларов в год с дотациями, субвенциями, оттоком капитала и косвенными потерями — так, просто фоном. И нужно что-то делать с водой, и нужно заканчивать мост, и нужно решать с энергетикой, а это бабки, бабки и бабки. Которые тают, разворовываются, закапываются в дно Керченского пролива, прилипают к рукам местных царьков на фоне двух войн.

Вскоре украинским силам приходится отражать атаку, чтобы «погасить» огонь противника

Так что это в сети можно бесконечно надувать щеки и оттопыривать губу — в реальности усыхание требований в Украине бьётся всего лишь с одним процессом. С арестами в Дагестане, с Рыбками и сексуальными скандалами у миллиардеров, с кокаином в посольствах и арестами министров в самой РФ. Ребята откусили больше, чем может на сегодня переварить РФ, и их немного подташнивает и рвёт. Потому что, помимо газа на 5,6 млрд долларов в Приднестровье бесплатно уже четверть века, прибавляется газ в «ЛДНР» за 4 года, который затянул уже под 3 млрд и за который заплатит богатая северная Наташа. Чуете разницу? Расходов всё больше, а доходов всё меньше.

Начинается война кланов в самой РФ — оттуда и аресты, оттуда и посадки силовиков и высших чиновников на Кавказе, оттуда и лезет компромат в публичное поле о племянниках Рогозина, оттуда контрабанда оружия в Африку и наркотиков в Европу. Не просто дежурный весёлый балаган с Жириновским и Зюгановым на фоне выборов, а стук зубов из-под ковра. Скоро, надеемся, ребята из Вагнера смогут попрактиковаться своими любимыми кувалдами в «ДНР» чуть южнее — например, в Дагестанской народной республике, тем более что россиянам не привыкать зажигать на Кавказе.

Поэтому каждый раз, когда вы слышите, что от противостояния Украина страдает больше, чем РФ, вспомните, как изменились запросы РФ с 2014 года. Как семь областей Новороссии трансформировались в шведских миротворцев, которые в целом устраивают все стороны. Мы же по-прежнему стоим на той же позиции, что и в 2014 году — вон из Украины, прекращайте огонь и забирайте своих наёмников. Если не хотите, ну что же — из 40 млн населения 40 тысяч человек с зарплатой у сержанта в 18 тысяч гривен мы найдём. Желаете поднимать ставки и усиливать давление? Начинайте, ну а мы посмотрим, как московские программисты и ребята из Донецка, живущие четыре года в пародии на Чикаго 20-х годов (за 5000 рублей зарплаты и с головами, плавающими в Кальмиусе) выполнят план по мобилизации.

Между боями можно и перекурить

А пока судебная система Запада на примере Стокгольмского арбитража по транзитному вопросу показывает, на чём она вертела попытки региональных игроков играть в сверхдержаву. Впереди суды за Крым и украденный там газ, за удары артиллерией через границу, за отжим нефтяных платформ — будет вкусно в плане решений, пени и того, что ни южные, ни северные потоки к моменту пересмотра контракта по транзиту готовы не будут. Придётся договариваться и платить, платить и платить, как недавно за допинг. Ну или не платить и страдать от давления на экономику и арестов имущества. Если перестанут гибнуть наши ребята, а на линии соприкосновения и границе станут бразильцы, индусы и шведы, то почему бы и нет? Если противник не выведет своих спецов, тыл и технику по Минску, то будет сидеть под санкциями годами, а если выведет, то мы в курсе, что делать с «народной милицией», которая служит за 15 тысяч рублей.

Военный с позывным «Кудрявый» решил побриться перед сном

Хотя, конечно же, за приведение к разуму поехавшей Бензоколонки приходится по-прежнему платить кровью наших людей — на фронте продолжаются локальные стычки. Не просто перестрелки стрелковым и гранатомётами, а даже в отчётах ОБСЕ фигурирующие приходы десятков снарядов (как ночью 23 февраля у Попасной или у северного фаса Горловки). Есть потери — и от миномётного или артиллерийского огня, и от снайперов, и от удара ПТУР. Потери такого рода не могут подорвать наши силы ни на оперативном, ни на тактическом уровне, но служат отличным фоном для информационных операций Кремля и долговременной кампании ослабления любой прозападной власти в Украине — ту же манипуляцию с уровнем насилия российский режим не так давно проводил в Грузии, а сегодня проводит в Сирии.

Торговля кровью и нестабильностью от страны, которая на государственном уровне прикрывает допинг, трафик наркотиков, кибернетические атаки и вмешательство в выборы в третьих странах — отличный кандидат на вечные санкции и Иран в снегах. Хотя, естественно, то, что мир признает упырей упырями, не делает ни нашу войну, ни наши жертвы легче — мы должны продолжать защищать свою страну, за нас это не сделают ни штрафы «Газпрому», не показательные порки РФ за допинг, ни кокаиновые скандалы.

Автомобили в военных не новые, нуждаются в уходе и ремонте

У 25-й бригады потеря от снайперского огня в районе Бутовки, у 24-й на санитарном этапе скончался боец после подрыва на мине, у ДУК ПС погиб крымский снайпер, есть павший в 131 ОРБ, у 57-й бригады убитый в полосе около ДАП, раненые на «промке» и на Светлодарке, есть раненые у «Донбасса». На сегодня активность невысокая, но продолжается время от времени рубка в треугольнике под Донецком, противостояние на Светлодарской дуге, возня возле Горловки, Зайцево и высот на Гольме. Последнее время на приморском направлении немного стихло, но было громко у Лебединского, под Павлополем прилетали 120-ки, да и в принципе, где они не прилетали — десяток мин вечером после дня тишины фиксируются то там, то тут, от Марьинки до Луганского.

Естественно, работают не только ДРГ и снайпера, так любимые нашими СМИ — ведь позиционная фаза не означает, что войска безвылазно сидят в окопах. Помимо беспокоящего огня, разведки боем или подавления вскрытых огневых точек, идёт масса невидимой постороннему взгляду работы. С подскока в первую линию выезжают БМП и БТР — «разобрать» мешающее здание или позицию. Выходят в серую зону сапёры — поставить мины или фугас. Выдвигаются рекогносцировка и артиллерийская разведка — наводить богов войны. Как можно ближе к ЛБС прижимаются операторы БПЛА, чтобы глубже отправить свои птички в тактический тыл. Работают секреты, дозоры, пешие патрули. Бойцы занимаются совершенствованием инженерных позиций, иногда приходится подтягивать в первую линию дозеры, краны и ИМР. Везде и всегда есть риск получить осколок, подорваться на чужой или своей мине, попасть под дружественный огонь. Это и есть та самая невидимая солдатская работа, в то время как мы читаем про 7 обстрелов в сутки — на самом деле, конечно, обстрелов больше, потому что не везде они фиксируются, не везде о них докладывают наверх, и не всегда для переговорного процесса они нужны в публичном поле.

Те, кто сейчас не воюет — чистят боевые снаряды, чтобы в любой момент можно было отбить атаку врага

Стычки у Песок 27 февраля с прилётами миномётов, канонада у Водяного, промка 26 февраля — несмотря на спад общего количества огневых контактов, в самых горячих местах продолжается боевая работа. Боевики, убив 21 февраля медсестру 10 огшбр из ПТУР, привычно начали громоздить фантазии про подбитый автомобиль ДНР с ранеными под Докучаевском — уже не первый раз поехавшие приписывают свои действия нам. Ну что ж, сожжённый штабной «УАЗ», где достаётся от прихода офицеру-замполиту — тщательнее нужно делать инспекции передовых ВОП (и не стоит совать в подбитый остов носилки, их там не стояло).

RQ-4 «Global Hawk» продолжает выполнять рутинные уже разведывательные полёты у побережья Крыма и над ЛБС — 24, 26, 28 февраля. Со стабильностью метронома американцы барражируют над востоком Украины — в случае возможного обострения нам будет выдаваться как картинка со стратегических БПЛА, так и со спутников. Обе стороны также активизировали пролёты тактических беспилотных аппаратов — замёрзла грязь, и все опасаются проспать вспышку, хотя метели и снег делают любые попытки активизации крайне маловероятными. Также на фоне отгрузки оружия (реально остались считанные недели) и в преддверии очередного пакета от минфина США до конца марта, вероятно, идёт мониторинг — нет ли желания у одной северной страны удариться головой о застройку. Поставка 37 пусковых установок «Дротиков» и 210 ракет к ним — это лишь этап в усилении возможностей ВСУ, это не политический шаг, а проекция силы.

Также тщательного ухода требует оружие. Чтобы в самый важный момент оно не подвело — следует держать его в боевой готовности

Сигнал, что за смешные для США деньги (больше в год они тратят на видеоигры), сюда в случае серьёзного обострения заведут сотни бронированных «Хамви» с Ближнего Востока, БПЛА, РЛС, антиматериальные винтовки, способные вывести из строя «коробки», ПТУРы с хранения и производства. Самолётами, кораблями, с баз в странах Балтии и Восточной Европы — перекрыть эти поставки россияне не смогут ни при каких условиях. Западные инструктора продолжат обучение украинских бойцов, а в случае угрозы можно быстро масштабировать курсы — наносить удары по гражданам США, Британии и Канады была тонка кишка даже у кремлёвских старцев.

Если же обострения не будет, то заведут всю ту же номенклатуру, но неспешно идя от раций и АСУ к высокоточному оружию и совместным оборонным проектам. В общем, пока чётко просматривается два пути. Миссия ООН, миротворцы, полиция в зонах отведения техники и пауза в очередных пакетах санкций — морковка перед носом у осла. Или закон о реинтеграции Донбасса, десятки тысяч резервистов, тактическая группа «Моспино» под Докучаевском на фоне поставок современных ПТРК и 1200+ орудий и РСЗО в ВСУ — в самый неудобный момент для РФ. Не завтра и не послезавтра, но перспектива обрисована вполне ясная.

У нас растёт экономика, растут местные бюджеты, растёт добыча газа, в январе выросло промышленное производство — с текущим уровнем насилия РФ не выведет Украину из войны. А любое обострение переведётся в позиционную фазу поставками оружия, призывом резерва и экономическими инструментами — страны, вкладывающие в экономику США сотни миллиардов, обычно быстро забывают о походах на Лондон после визитов швейцарских банкиров. Рано или поздно будет продавлена или миссия ООН, или на фоне трат на содержание Крыма, сестры Сирии и непризнанных республик в самой РФ прилетит табакерка для партии войны.

Мы не знаем, как будет решён украинский кризис, но на Западе копают именно в этом направлении — истощение агрессора. Вполне возможно, что промежуточное решение по Донбассу не удовлетворит обе стороны, но текущий пат с жертвами раз в 2-3 дня тоже никуда не годится. События ускоряются, Украина продолжает бежать марафон — в обозримом будущем всё решится, уже видно, что эта ситуация не затянется на десятки лет. Россия — далеко не СССР, а их запас прочности и близко не похож на советский. Мы победим, рано или поздно — нужно только ещё немного стойкости.

Кирилл Данильченко Ака Ронин

Поделиться:
Загрузка...