Кризис надежды

28

 2008 год для ядерной энергетики выдался не из легких. Первые месяцы года показали как отсутствие внятного понимания системы управления в топливно-энергетическом комплексе, так и неспособность считать энергетические балансы. Приверженность к ручному управлению со стороны Кабинета министров, упрощенные подходы к сложным решениям, непонимание процессов работы сложных систем с непрерывным циклом производства, лозунги вместо дел реально стали проблемой деятельности ТЭК.
Энергоатом

"Ситуацию надо исправлять!"
(заявление Президента Украины о состоянии ядерной энергетики, сделанное во время совещания на Хмельницкой АЭС, 17 февраля 2009 г.)

 

Уменьшение выработки электроэнергии "Энергоатомом" в 2008 году по сравнению с 2007-м на 2,62 млрд. кВт•ч обусловлено прежде всего простоями энергоблоков во внеплановых ремонтах, неэффективностью работы технической дирекции, общим снижением производственной дисциплины.

Причиной недовыработки электроэнергии на АЭС в последнем квартале 2008 года является в том числе деятельность Минтопа, который "случайно" на зиму накопил на 1 млн. тонн угля больше необходимого. Т.е. для оборота уголь—деньги—зарплата, по мнению правительства, необходимо повышенное потребление угля, как следствие увеличение доли тепловой генерации (для справки: стоимость 1 кВт•ч тепловой генерации — в среднем 37 коп., а атомной — 13,77 коп.). И это на фоне прогнозируемого всеми, кроме Минтопа, общего падения потребления электроэнергии по стране в последнем квартале 2008 года и "выгодного критического" экспорта электроэнергии из России в момент массовой закупки угля.

При этом интересен подход к манипулированию цифрами со стороны Минтопа, который в середине года поменял план задания по выработке электроэнергии в сторону уменьшения. В итоге "Энергоатом", недовыработав по отношению к прошлому году 2,62 млрд. кВт•ч, перевыполнил план на 1,2%. Математика простая. В недополученных деньгах это 608,626 млн. грн. в разнице тарифов тепловой и атомной генерации.

Страсть к манипуляциям цифрами и планами вообще присуща продановскому Минтопу. Например, при попустительстве Госатомрегулирования:

— чтобы прикрыть количество нарушений в работе блоков АЭС, нужно бороться не с проблемами и причинами, а изменить приказом методику учета;

— чтобы прикрыть невыполнение мероприятий по повышению безопасности — перенести 41 мероприятие с 2008 на 2009 год.

Такие игры в наперстки со статистикой, безусловно, не способствуют результату и реализации основной функции "Энергоатома" — безопасной эксплуатации энергоблоков, увеличению выработки электроэнергии. Притом что в конце 2007 года "Энергоатом" согласовал с Госатомрегулирования план-график реализации мероприятий по повышению безопасности, предусматривающий выполнение до конца 2008 года всех пилотных мероприятий по повышению безопасности. И результат работы в 2008 году — не выполнено более 30%, в том числе не выполнено 5 мероприятий 3-ей, самой высшей, категории МАГАТЭ, имеющих доминирующее влияние на безопасность и требующих реализации немедленных действий.

Несмотря на все манипуляции с отчетностью, совместная итоговая коллегия Госатомрегулирования и Минтопа за 2008 год вынуждена была отметить недостатки системы управления "Энергоатома" и признать работу "Энергоатома" по основным программам недостаточной.

Финплан "Энергоатома" на 2008 год появился в конце сентября 2008 года. Тариф "Энергоатома" в течение года менялся 2 раза. Для сравнения: финплан на 2007 год был утвержден в декабре 2006 года, откорректирован в июле 2007-го в связи с увеличением работ по модернизации и продлению ресурса. Тариф на 2007 год был установлен в декабре 2006 года и в течение года в сторону увеличения не менялся. Увеличение тарифа на электроэнергию, производимую на АЭС, в 2007 году по отношению к 2006 году составило 7,2%. Увеличение тарифа на электроэнергию, производимую на АЭС, в 2008 году по отношению к 2007 году составило 46,33%.

Укратомпром: ликвидировать нельзя реанимировать

В середине 2007 года "Энергоатом" и Государственный научно-инженерный центр систем контроля и аварийного реагирования предоставили в Кабмин и Минтоп проект "Стратегии развития ядерно-энергетического комплекса Украины на период до 2030 года", которая логически завершала начатую в конце 2006 года теоретически, экономически и с точки зрения права обоснованную концепцию модернизации отрасли. В Стратегии были отработаны варианты сбалансированного развития отрасли с учетом минимизации экономических, технологических и политических рисков, участия в работе и партнерстве европейских, российских, американских и азиатских компаний. В том числе путем корпоративной диверсификации в разных сегментах ядерно-энергетического рынка. По сути, были определены принципы национальной ядерной политики и подходы к решению задач среднесрочной и долгосрочной перспективы. Документ был опубликован для обсуждения в СМИ, раскритикован на тот момент оппозицией — БЮТ, СНБОУ и Президентом. Но ни этот, ни другой вариант Стратегии в 2008 году так и не был принят. И меня даже не удивляет, что сегодня тот же Президент Украины заявил о том, что "…отсутствие у власти четко сформулированной и жестко реализуемой стратегии развития ядерно-энергетического комплекса затягивает сроки создания новых мощностей…".

В начале 2007 года была проведена переоценка основных фондов "Энергоатома", стоимость которых была увеличена почти в 3 раза. "Укратомпром" взял под контроль и управление почти все предприятия, имеющие отношение к созданию элементов топливно-ядерного цикла и атомному машиностроению. Отбивая рейдерские атаки и искореняя коррупционные схемы в работе государственных предприятий отрасли (которые годами не проверялись ввиду наличия грифа "секретно" даже на бухгалтерской документации), меняя кадры ядерных паразитов (которые сквозь тонированные стекла иномарок равнодушно смотрели на проблемы шахтеров урановых шахт, получающих копейки (справка: средняя зарплата в I квартале 2007 года на ВостГОК — 1200 грн.), руководство Концерна столкнулось с противодействием как со стороны крепких хозяйственников на местах, так и профильного департамента собственного Министерства. Сидящие в департаменте Минтопа "фахівці" годами рисовали несбыточные "цільові програми" типа секретной "Уран Украины", "плани заходів" из цикла "соизволь-ка мне добыть то, чего не может быть, если что-то перепутал, постарайся не забыть", с введением эффективной вертикали управления ГК "Укратомпром" потеряли возможность "крышевать" умирающие и разграбленные предприятия, на которых в отдельных случаях не было даже бухгалтерии ("…первейшей задачей является восстановление бухгалтерского учета, который на момент проверки отсутствует". Акт КРУ по Новоконстантиновке, июль 2007 года).

Критика Стратегии и жесткой вертикали управления со стороны оппонентов базировалась на мифическом нарушении закона (?), не позволяющего якобы совмещение должностей в "Укратомпроме" и "Энергоатоме". Нет такого закона. Есть постановление КМУ, регламентирующее порядок назначения руководителей госпредприятий. И есть другое постановление КМУ, позволяющее в конкретном случае совмещение должностей.

Сознательно не буду критиковать сегодняшний Минтоп за назначение председателем правления ГК "Ядерное топливо" одного из вице-президентов "Энергоатома". Видимо, прочитав абсолютно нерабочий документ в виде устава ГК "Ядерное топливо", подготовленный "квалифицированными юристами", руководители поняли, что данное государственное образование без такой хотя бы "суррогатной" связи с "Энергоатомом" загнется, не начав работать. Объекты концерна уже начали банкротить решениями Днепропетровского хозяйственного суда. А тогда, в середине 2007 года, вместо реализации внятной и понятной публичной Стратегии, "Укратомпром" был втянут в "разборки" с СНБОУ. Причина — "письмо колхозника из Кировоградской области, обеспокоенного публичным подписанием Меморандума о сотрудничестве руководителями "Росатома" Кириенко и "Укратомпрома" Деркачем, официально опубликованное в "Голосе Украины"? В итоге — заключение прокуратуры о правомерности подписания Меморандума и отмена Конституционным судом в ноябре 2007 года Указа Президента "О приостановлении действия постановления КМУ по "Укратомпрому" и куча потраченного впустую времени вместо развития ядерно-энергетического комплекса.

А чего стоят перлы Плюща, на тот момент секретаря СНБОУ, на предмет обвинений в коррупции при поставках на 3-й и 4-й блоки ХАЭС, которых пока в природе не существует?

Для иллюстрации поддержки правильности действий руководства "Укратомпрома" и "Энергоатома" приведу цитаты из обращений профсоюзных комитетов атомной отрасли к Президенту:

"Мы осуждаем превращение аппарата СНБО и Секретариата Президента в машину политического давления на своих оппонентов…

Мы поддерживаем усилия руководства НАЭК "Энергоатом" во главе с А. Деркачем навести порядок в атомно-промышленном комплексе, его попытки разорвать многочисленные коррупционные схемы, которые годами кормили чиновников и бизнесменов, паразитировавших на закрытом статусе государственных предприятий, которые входят в него".
Профсоюз НАЭК "Энергоатом", август 2007 г.

"Хотим спросить у тех, кто вам посоветовал принять этот Указ (приостанавливающий деятельность ГК "Укратомпром"), — неужели было лучше, когда предприятия атомной промышленности каждое самостоятельно "плавало" в рыночных отношениях? Из-за такого управления наше предприятие вот уже 5 лет не выберется из пропасти банкротства. Вот почему мы, атомщики, стоим за крепкую структуру управления".
Трудовой коллектив, профком ГП "Цирконий", август 2007 г.

Обращения показательны еще и потому, что "пан" Недашковский в 2006, 2007, 2008 годах отвечал за санацию предприятия "Цирконий", которое уже почти умерло. А "пан" Продан был в 2007 году заместителем секретаря СНБОУ, а теперь, в феврале 2009 года, угнетенно и возмущенно страдает от "політичного тиску" СНБОУ, который сам применял вместе с другими "фахівцями". При этом разглагольствуя о необходимости разработки критериев "культуры безопасности" и насмешив МАГАТЭ познаниями "положительных коэффициентов реактивности" на ХАЭС. Три месяца руководство ХАЭС и Госатомрегулирования доказывали абсурдность претензий СНБОУ, пока не включились международные специалисты и совместно не объяснили на документальном уровне профнепригодность экспертов СНБОУ, которые и сегодня дают бестолковые рекомендации уже новому руководству.

Новая энергетическая стратегия Украины: «кризис надежды»

Прочитав "Розпорядження КМУ №1578-р від 17.12.2008 "Про внесення змін до Плану заходів на 2006—2010 роки щодо реалізації Енергетичної стратегії України" в части раздела ІІІ "Ядерна енергетика", понимаешь пессимизм специалистов и международной ядерной общественности, который можно назвать "кризисом надежды".

В части законодательного обеспечения главной задачей определяется разработка законодательных актов, которые уже находятся в Верховной Раде, а в отдельных вопросах сроки уже истекли либо установлены расплывчато с 2008—2010 годов.

Безусловным "перлом" является внесение изменений в Закон "Про перечень объектов права государственной собственности, которые не подлежат приватизации" с целью "надання підприємствам ЯПЦ статусу таких, що можуть бути корпоратизовані". Эх, сколько крика и обвинений в прессе в адрес правительства Януковича было в 2007 году только за публичное обсуждение необходимости внесения этих законопроектов в зал Верховной Рады! Умиляет и обоснование — "підвищення інвестиційної привабливості", которую и СНБОУ и БЮТ иначе как "зрадою та підривом національної безпеки України" в 2007 году не называли.

Прочтение раздела и сроков выполнения наталкивает на мысль не только о несуразности и алогичности построения данной Программы, но и свидетельствует о желании авторов быстро определить подрядчиков на новые блоки Х-3, Х-4. Все это без понимания алгоритма договорной и организационной работы, того, откуда брать деньги на строительство и что понимать под инвестициями и собственностью.

Кроме того, данное распоряжение КМУ переносит сроки выполнения пилотных мероприятий по повышению безопасности АЭС в 2008 году на более поздний период — 2010 год. Безусловно, такие переносы и расхлябанность возможны только при попустительстве Госатомрегулирования и безответственности за срыв работ "Энергоатомом" в 2008 году по данному вопросу.

Что касается продления ресурса энергоблоков Ровенского №1, №2 и Южно-украинского №1, то здесь общие фразы и цифра — 4 млрд. 467 млн. грн. Без понимания, сколько уже вложено, откуда брать деньги и когда они нужны, есть обтекаемые формулировки "власні та залучені кошти" 2008—2010 годов (интересно узнать, как подписанное 17.12.2009 г. распоряжение КМУ регулировало деятельность компании 14 дней 2008 года?).

Что касается практических планов по строительству Х-3, Х-4, то разработчики распоряжения КМУ собираются разрабатывать и утверждать схему финансирования с 2008 года по 2009 год, при этом освоить 960 млн. грн. "власних та залучених коштів" на "виконання плану заходів з підготовки до початку будівництва енергоблоків №3, №4 ХАЕС", а еще 1 млрд. 560 млн. грн. — на "розроблення та започаткування робіт з виконання плану підготовчих заходів до початку будівництва нових енергоблоків". При этом планируется проведение в І квартале 2009 года конкурса по выбору типа реакторной установки, а затем, опять же в І квартале 2009 года, тендера на закупку оборудования выбранного типа реакторной установки. Возникает вопрос: как быть с тем, что Продан с Недашковским называли "международным тендером" в сентябре-октябре 2008 года, и их решением о выборе типа реактора для Х-3, Х-4? (Выводы о том, что кроме проекта В392 (Б) на ХАЭС ничего построить нельзя, имелись в распоряжении Продана и Недашковского с сентября 2007 года.) Похоже, правительство даже не было проинформировано о результатах этого "тендера", так как 15 января 2009 года премьер-министр Украины поручила Продану с Недашковским "…в однодневный срок подать Кабинету Министров копии протоколов межведомственной комиссии по выбору типа реакторной установки для строительства энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС…". По-видимому, главное в предложенной Минтопом и "Энергоатомом" схеме достройки — это процесс закупки, а не само строительство.

Кроме того, в разделе "Урановое производство" на 2008—2010 годы заложена цифра 1 млрд. 373 млн. грн. для ВостГОК и 2 млрд. 812 млн. грн. для Новоконстантиновского месторождения урана, причем введение в эксплуатацию пускового комплекса по добыче урановой руды предусмотрено в 2008 году (видимо, имелась в виду вагонетка с породой, показанная премьер-министру Юлии Тимошенко летом 2008 года во время визита в Кировоградскую область).

На развитие циркониевого производства запланировано 568 млн. грн. на 2008—2010 годы на всевозможные ТЭО, экспертизы, санации, подготовку технических и проектных решений, сама же реализация проекта перенесена на период после 2010 года и цены не имеет. И правильно, специалистов и руководителей Минтопа результат не интересует, важен сам процесс освоения средств.

Строительство завода по собственному производству ядерного топлива оценили в 4,5 млрд. грн. и отнесли к 2013—2019 годам. Концепцию государственной целевой программы создания и функционирования отечественной системы научно-технической и проектно-конструкторской поддержки ядерной энергетики авторы программы запланировали разработать в І квартале 2009 года, при этом сумму на реализацию пока не существующей программы запланировали ежегодно по 500 млн. грн. до 2015 года

Если суммировать планов и денег "громадье" и посмотреть дату выхода распоряжения, понимаешь полную неадекватность руководителей КМУ, которые не читают цифр и подписывают документы по вложению средств, равных годовой выручке флагмана отрасли ГП НАЭК "Энергоатом", в разгар кризиса при заниженном тарифе покрывающем неполную себестоимость производства ядерной электроэнергии.

С другой стороны, видишь цинизм и "пофигизм" департамента Минтопэнерго, который из года в год переписывает несбыточные программы, а потом объясняет их невыполнение отсутствием средств, при этом не вникая в особенности алгоритмов реализации корпоративного управления, правовых аспектов поиска моделей и источников финансирования и т. д.

На прошлой неделе, по информации прессы, правительственный комитет согласовал очередной проект постановления КМУ "О первоочередных мерах по возобновлению строительства 3-го и 4-го энергоблоков ХАЭС", уже запланировано потратить в 2009 году 249 млн. грн.

Недашковский докладывает об итогах обследования строительных конструкций и в целом о положительном результате, только до сих пор эти данные обследования не предоставлены для проведения экспертизы ГКЯРУ. Нет понимания схемы финансирования, о чем говорилось выше, кроме деклараций о кредите со стороны России в объеме 85% от стоимости блока с непонятным сроком возврата через 6 месяцев после ввода в эксплуатацию (?!). В течение 2008 года кроме VIP-туров на ХАЭС и "численних нарад" по данной программе ничего не сделано. К сожалению, начинаешь по-доброму завидовать нашим зарубежным коллегам, коим более повезло с руководством правительства и атомной отрасли и которые на практике применяют современные схемы финансирования и организации строительства таких инвестиционноемких и сложных объектов, как атомные энергоблоки. Можно даже не смотреть на недавний опыт Турции, которая начала заниматься проблемами развития АЭС гораздо позже Украины и не имеет ни нашего опыта, ни инфраструктуры атомной энергетики, но правительство которой пошло на совершенно четкие гарантии возврата вложений в строительство новых атомных энергоблоков путем установления фиксированного тарифа на электроэнергию, производимую этими блоками, и использование хорошо известного в других отраслях механизма реализации комплексных проектов BОО (Build— Own— Operate). Неоднократно в обращениях к руководителям КМУ высказывались предложения адаптировать хорошо изученный "Энергоатомом" болгарский (европейский) вариант строительства блоков на АЭС "Белене" к украинским условиям. В ответ Кабмин и Минтоп генерируют пустые лозунги в виде распоряжений и тешат себя и прессу россказнями о кропотливой работе по объединению с Европейской энергосистемой UCTE (идефикс Продана, не реализуемая в ближайшей перспективе по многим причинам, прежде всего — из-за огромного объема инвестиций в украинскую генерацию и сети). Многократно предлагаемый более быстрый и дешевый механизм временной асинхронной работы с UCTE через вставку постоянного тока (который позволит "Энергоатому" экспортировать "запертую" электроэнергию с Хмельницкой и Ровенской АЭС) блокируется Минтопом. Равно как и свободный доступ к экспортному рынку, минуя Минтоп, который лишит чиновников дерибана квот и заработка на экспорте электроэнергии с Бурштынского острова. С такой логикой украинских "патриотов" и монополией экспорта невозможно строить схемы развития генерирующих мощностей.

Не лучше сегодня обстоит дело и в СНБО, который указом Президента №82/2009 от 10.02.2009 г. "Про невідкладні заходи щодо забезпечення енергетичної безпеки України" (Газовый указ), с одной стороны, в письменном документальном виде подтвердил выполнение Президентом Украины непредусмотренных Конституцией функций переговоров и подписания контрактов с хозяйствующим субъектом — компанией Westinghouse (США). Дословно: "незважаючи на успішне проведення під керівництвом Глави держави переговорів і підписання з американською стороною контрактів на постачання компанією Westinghouse ядерного топлива на 3 атомні енергоблоки, починаючи з 2011 року ускладнюється ситуація із забезпеченням стабільної роботи ЯЕК в цілому". С другой стороны, обвинил "російську сторону" в "намаганнях пов’язати" подписание контрактов на 2009—2010 годы с подписанием контракта с 2011 года до 2020 года (срок текущего базового контракта с ТВЭЛ истекает в 2010 году), а также потребовал до 1 марта "с целью выработки единой государственной позиции и "уникнення помилок", допущенных во время переговоров по поставке природного газа в Украину и его транзиту по территории Украины, разработать и подать Президенту Украины на утверждение проект директив на переговоры с российской стороной по подписанию долгосрочного соглашения по поставкам ядерного топлива".

Способность "специалистов" СНБО, неадекватного МИД и действующего КМУ доводить ситуацию до абсурда склоками и обвинениями не удивляет. Удивляет желание СНБО после позорной "газовой войны" с тяжелыми последствиями для экономики Украины втянуть в новую непредсказуемую по рискам ядерно-топливную войну и КМУ, и ядерно-энергетический комплекс Украины, и российскую сторону.

С уважением относясь к компании Westinghouse, хочу обратить внимание на то, что по объективным и субъективным причинам в 2011 году топливо Westinghouse не появится в промышленной эксплуатации на АЭС Украины. Безответственно, не по-государственному для наших высоких чиновников лоббировать через СНБО загрузку топлива, модификации которого еще нет и которое только, возможно, в течение 2009 года будет поставлено и загружено в опытную эксплуатацию в количестве 42 сборок вместе с качественным проверенным и надежным ТВС-А российского производства.

Без проведения экспертиз и анализа работы модифицированного топлива в четырех топливных компаниях, без лицензирования и оценки по критерию цена—качество—безопасность (опыт эксплуатации), без кодов расчета активной зоны и определения гарантий никакое СНБО даже в нашем управленческом хаосе не заставит загрузить "недокондицию" в блок, люди не дадут. Да и ТВЭЛ с Westinghouse без нас договорятся, поскольку лицензирование и загрузка для Westinghouse — козырь в переговорной позиции с ТВЭЛ для других мировых рынков, только пользы для Украины, по крайней мере экономической и ценовой, не будет.

Чтобы понять, как минимизировать риски от ядерной монополии ТВЭЛ, не нужен аппарат СНБО. Достаточно зайти в интернет и посмотреть европейские подходы к созданию резерва, инициативы США по банку топлива, разобраться с принципами корпоративной диверсификации и вообще не путать собственную русофобию и "юлефобию", некомпетентность и непрофессионализм с угрозами и рисками национальной безопасности.

Там же в интернете можно найти аналитику ведущих международных экспертов уранового рынка, прогнозирующих значительное увеличение стоимости на урановый концентрат в следующем году. Смею предположить, что если МИД и СНБО будут блокировать подписание долгосрочного контракта с ТВЭЛ придумыванием каверз с директивами, обманывая и общество, и КМУ, и Президента "страшилками с разделом долгов СССР при производстве и эксплуатации российского ядерного топлива", то в формуле цены на 10 лет на свежее ядерное топливо базовая расчетная цена будет не легче газовой $450, так яростно критикуемой сегодня борцами за национальную безопасность. И говорить об экономической возможности создания резерва ядерного топлива (предусмотренного постановлением правительства Януковича) будет нереально.

Объективности ради отмечаю "прозрение" специалистов СНБО в Указе "опрацювати із залученням апарату РНБОУ …. створення сприятливих умов залучення ефективних інвесторів для модернізації та розвитку сучасних генеруючих потужностей (у тому числі ядерної та альтернативної енергетики)", т. е. признание собственной глупости и негосударственного подхода к такой работе в период блокирования деятельности правительства Януковича.

И в заключение хочу обратить внимание, что основным богатством ядерной энергетики Украины являются люди, специалисты.

Маловероятны решение задач и реализация программ там, где нет внятных социальных перспектив, где нет справедливости, а социальная справедливость должна заключаться не в уравниловке, а в достаточной оплате по результатам труда, которой сегодня нет.

В работе с персоналом важны также уверенность в перспективах и надежды на изменение к лучшему. К сожалению, и СНБО, и КМ своими действиями в ТЭК создают "кризис надежды".
Андрей ДЕРКАЧ, народный депутат Украины

Поделиться:
Загрузка...