МВФ и грабли: имитация покорности

18

Новый меморандум с МВФ должен быть утвержден на сегодняшнем заседании правительства. Три основных условия, которые выдвигали западные кредиторы, а это повышение тарифов на газ, секвестр бюджета и внесение изменений в закон об НБУ, выполнены. Но представители кредиторов удовлетворены не до конца. Они подозревают депутатов в «имитации покорности», а банковское лобби – в очередной хитрости. Повторяется ситуация 2002 года, когда принятие «не того» закона об отмывании денег привело нас прямиком к санкциям FATF.
Так сложилось, что автор несколько лет назад плотно занимался вопросами правового обеспечения нового тогда для Украины «тренда» – борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем. На тот момент мало кто из украинских чиновников и депутатов четко уяснял, чем борьба с отмыванием денег отличается, например, от умышленного уклонения от уплаты налогов. Тем более не понимали, почему FATF требует принять закон с конкретными нормами, которые соответствуют ее рекомендациям, а не наше отечественное изобретение. Ведь мы можем сделать все лучше и «красивше».

В результате возник беспрецедентный конфуз. 28 ноября 2002 года Верховная Рада приняла закон "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем", которым были установлены критерии определения операций, подлежащих обязательному контролю. Кроме того, была установлена уголовная ответственность за отмывание денег, и внесены соответствующие изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

С гордостью отчитались перед FATF и стали ждать медали. Но в Париже прочитали наши законотворческие труды и не нашли там того, что предписывали. Самодеятельность оценена не была. Украине поставили незачет. И 20 декабря 2002 года, к вящему изумлению отечественной чиновничьей братии, FATF рекомендовала 29 странам-членам этой организации применить против Украины санкции. Наиболее серьезные из них – закрытие или блокирование корреспондентских счетов украинских банков. Такое решение FATF мотивировало непринятием Украиной правильного законодательства по вопросу противодействия легализации грязных денег. К санкциям присоединились США, Германия, Канада, Великобритания, Япония, Швеция, Швейцария, Австрия, Дания, Бельгия, Гонконг и др. страны.

Пережив шок, страна провела работу над ошибками. 6 февраля 2003 года Верховная Рада приняла новый закон "О внесении изменений в некоторые законы Украины по вопросам предотвращения использования банков и других финансовых учреждений с целью легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем". Такой, как надо. Почти.

Вскоре санкции были сняты, а еще через некоторое время нас вывели из «черного списка» FATF. Большая радость для родины и значительно меньшая для автора, ибо грантовые проекты, связанные с антиотмывочными вопросами, автоматически закрылись. Этот, казалось бы, личный (можно даже сказать – шкурный) момент приплетен сюда неслучайно.

Привычка наступать на грабли – отличительная национальная черта нашего истеблишмента. Разница в том, что тогда на мозги нам капал FATF, а сейчас мы зависим от благосклонности кредиторов – МВФ и Мирового банка.

Удовлетворить МВФ все-таки пришлось. Секвестр бюджета и повышение цены на газ, что, по мнению иностранцев, должно поправить бюджет безнадежно убыточного «Нефтегаза», – выполнены.

По словам премьер-министра Николая Азарова, в результате переговоров стороны пошли на взаимные уступки. «В переговорах с миссией МВФ правительство отстаивало свое видение путей выхода из кризиса, а также мер социальной защиты населения. Но у кредиторов всегда позиция сильнее, чем у ослабленной страны, которая требует поддержки. Поэтому этот меморандум, условия которого на самом деле лояльнее, чем те, которые втайне от народа подписали наши предшественники, сегодня единственно возможный компромисс в интересах нашего государства», – отметил он.

Компромисс дался украинской стороне непросто. "Не буду скрывать, обязательства, которые Украина берет на себя, достаточно сложные, однако все они сходны с нашим собственным видением развития страны. Скажите, разве не в наших интересах сократить размер дефицита бюджета в текущем году до 5%, а в следующем до 3,5%? Разве можно и дальше жить в долг? То есть альтернативы нет. Надо наводить порядок в государственных финансах, жестко экономить бюджетные средства, экономить энергоресурсы, проводить реформы", – сказал Азаров.

Однако пока правительство концентрировалось на ключевых требованиях МВФ, отбивая самое «зверское» из них – быстрое повышение пенсионного возраста (в ходе переговоров удалось добиться растягивания этого процесса на 10 лет), более простые, на первый взгляд, вопросы ушли на второй план.

Так, скажем, МВФ в меньшей степени, Мировой банк в большей настаивали на независимости НБУ. Эксперты недоумевали: куда еще больше независимости, если украинский Центробанк и так – государство в государстве. И от правительства он независим в куда большей степени, чем его европейские «коллеги».

Однако в ходе общей «МВФовской кампании» поправки к закону о Национальном банке Украины были утверждены парламентом. Но, как оказалось, не те. Точнее, не того хотели МВФ и Мировой банк. Клерки, писавшие текст закона, типа не поняли задачу и продлили срок пребывания на должности членам Совета НБУ и председателю НБУ. Это-де должно было сделать его независимым от смены власти в результате парламентских и президентских выборов.

В то же время, как оказалось, западные кредиторы, условием возобновления финансирования Украины поставили совершенно другое: независимость Нацбанка от банкиров, которые входят в его Совет. Прояснила позиции влиятельный эксперт по вопросам финансового сектора представительства Всемирного банка в Украине Анжела Пригожина. По ее словам, реализация ключевых норм закона, направленных на повышение его независимости от политических сил или бизнес-групп, растянута во времени: в Совет НБУ по-прежнему будут входить лица, имеющие конфликт интересов.

"К сожалению, эта норма, ограждающая Совет НБУ от представителей политических сил или бизнес-кругов, вступает в силу не ранее чем через 2-5 лет в зависимости от сроков назначения членов Совета. Это подрывает веру в то, что этот закон является эффективным. Норма должна была вступить в силу немедленно», – сказала Пригожина.

Судя по всему, Запад тревожит возможность отдельных представителей банковского лобби, пользуясь своим положением, получать кредиты рефинансирования и другие вливания от НБУ на родственные им банки. В результате Нацбанк Украины покрывает проблемные банки.

"НБУ предоставил огромное количество ресурсов банковской системе. Почему же банковская система не кредитует экономику… Вероятно, у большинства этих учреждений уже существует фактическая неплатежеспособность. И они не могут при любых обстоятельствах на сегодняшний день кредитовать экономику", – сказала Анжела Пригожина.

Тревога «западников» вполне логична: влияние внутреннего банковского лобби повышает риски невозврата кредитов Фонду и Мировому банку. Ничего удивительного, каждый думает о своих деньгах.

При этом в воздухе явно запахло дежа вю: повторяется история с принятием закона об отмывании денег, «повергшего» страну в санкции FATF. По всей вероятности, Мировой банк не будет спешить с выдачей (вслед за МВФ) обещанных кредитных ресурсов, он потребует изменения закона о Нацбанке в приемлемом для него ракурсе. Банкиров это не порадует. Но некоторые категории умных людей будут довольны: пока у Мирового банка остались замечания к нашему закону, проекты исследования законодательства и мониторинга ситуации не закроются. Поэтому, допускаю, только замечаниями к закону о НБУ дело не ограничится…
Галина Акимова

Поделиться:
Загрузка...