Рахмон предъявит Москве счет на миллионы

14

Душанбе предложил платить за военное присутствие

Пребывание 201-й военной базы в Таджикистане России пока ничего не стоит.
Фото РИА-Новости

В октябре в Москве ждут президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Он должен прибыть к нам с рабочим визитом. Об этом  сообщили в посольстве Таджикистана в РФ. Ожидается, что будет подписано новое соглашение по статусу 201-й российской военной базы, дислоцирующейся в республике. Душанбе предложил Москве перевести военно-техническое сотрудничество на коммерческие рельсы – то есть платить за военное присутствие. По мнению экспертов, стороны пока далеки от согласования позиций.

«В сохранении 201-й российской военной базы заинтересованы и Таджикистан, и Россия. Вопрос о ее выводе никогда со стороны официальных властей Таджикистана не ставился», – сказал директор Института стратегических исследований при президенте РТ Сухроб Шарипов.

Вместе с тем он не стал отрицать, что переговоры идут трудно. «Счета предъявлены, и обсуждение идет серьезное», – отметил таджикский эксперт. Об этом свидетельствует и недавний визит российского министра обороны Анатолия Сердюкова в Душанбе. В конце минувшей недели он провел переговоры со своим таджикским коллегой Шерали Хайруллаевым и министром иностранных дел Хамрохоном Зарифи. Однако их результаты ни таджикская, ни российская сторона предпочитают не комментировать. Известно лишь, что обсуждались вопросы, связанные с внесением изменений в соглашения между правительствами двух стран – от 16 октября 2004 года «О составе и организационно-штатной структуре 201-й военной базы России на территории Таджикистана», а также «Об объектах недвижимости, количестве и границах земельных участков, отведенных под 201-й РВБ, и местах их расположения на территории Таджикистана», в том числе о подготовке военных кадров для Таджикистана в российских вузах.

Как пояснил источник в аппарате таджикского президента, за этими формулировками скрываются вполне реальные требования: 300 млн. долл. в год за арендную плату 201-й базы; ограничение и взятие под контроль находящейся там военной техники и оружия. Кроме того, по словам источника, официальный Душанбе хочет заручиться безоговорочной поддержкой российских военных в случае возникновения внутренней нестабильности.

Кстати, именно 201-я российская военная мотострелковая дивизия, впоследствии получившая статус базы, в годы гражданской войны (1992–1996) в Таджикистане принимала активное участие в наведении конституционного порядка и оказывала военно-техническую помощь правительственным силам. «На регулярной основе осуществлялись поставки вооружения и боеприпасов как со складов 201-й мотострелковой дивизии, так и из России, а технические специалисты помогали ремонтировать боевую технику, получившую повреждения в ходе боевых действий. После завершения гражданской войны в период 1999–2001 годов на российских предприятиях были отремонтированы радиолокационные станции и зенитно-ракетные комплексы С-125, которые затем поступили на вооружение частей ПВО Таджикистана», – отмечает эксперт по Центральной Азии Владимир Парамонов.

Кстати, Таджикистан – единственная страна СНГ, которой ничего не досталось при разделе имущества бывшей Советской армии. Даже государственную границу до 2001 года охраняли российские пограничники. Новый импульс военно-техническое сотрудничество между Россией и Таджикистаном вновь получило только в 2006 году. Тогда Москва предоставила Душанбе безвозмездную военную помощь в размере более 26 млн. долл. Таджикской армии были переданы четыре вертолета Ми-8 и Ми-24, четыре учебно-боевых самолета Л-39. Через год РФ передала два ударных вертолета Ми-24, имущество военного назначения, боеприпасы и обмундирование на сумму свыше 50 млн. долл. Всего же, согласно договору, общая сумма переданной техники и боеприпасов составила около 1 млрд. долл. «В таких объемах военную помощь почти на безвозмездной основе Россия в постсоветское время еще никому не оказывала», – отметил Парамонов.

Однако таджикские военные эксперты констатировали, что это было старое изношенное вооружение. Около 40% его непригодно для использования. Был передан технический металлолом, заметил военный эксперт, пожелавший остаться неназванным. Поэтому Таджикистан, по его мнению, хотел бы перевести военно-техническое сотрудничество на коммерческую основу. Помимо обсуждения статуса 201-й военной базы, стороны вернутся к подписанному в 2008 году и до сих пор не реализованному соглашению по использованию Россией таджикского аэродрома «Айни».

Вместе с тем директор Института стратегических исследований Сухроб Шарипов убежден, что решение, которое удовлетворило бы обе стороны, будет найдено.

Виктория Панфилова

Поделиться:
Загрузка...