ТЕЛЕФОННОЕ ПЕРЕМИРИЕ

89
А где командующий? Командует. Вообще фразу «президент взял под личный контроль» Офису давно пора исключить из коммуникации.
Потому что она стала черной меткой, гарантирующей, что проблема не просто не будет решена, а приведет к еще худшим последствиям. Как это было в ситуации со смертью сержанта Журавля, который погиб в серой зоне, так и не получив помощи – несмотря на анонсированный «личный контроль» президента. А если правда, что было распоряжение группам спецназа не выдвигаться на поиск раненых и погибших, то слова «личный контроль» начинают играть новыми красками. И проклятие отца погибшего – логичный минимум для главнокомандующего.
Как бы то ни было, а стремление Зеленского не злить Путина – очевидно. В публичной риторике он всячески избегает упоминать Россию как агрессора, постоянно используя эвфемизмы вроде «та сторона». Еще лучше бы – та, название которой нельзя произносить вслух. Причин этому несколько, но самая актуальная – Зеленскому срочно нужно продать электорату обещанный «мир». Пусть даже и в форме перемирия. А что же еще Зеленский может предложить на местных выборах избирателю? Разваленную экономику? Перманентный политический кризис? Постоянные скандалы? Виляющего президентом Коломойского? Нет, Зеленский может показать народу только две вещи: «мир» и «Большую стройку».
А зависит «мир» только от одного человека – Путина. И поэтому его нельзя сердить неосторожными выражениями. Но и Путин понимает, что критически необходимо Зеленскому, и выкручивает ему руки. Перемирие нельзя получить просто так. Только в обмен на что-то.
Проследим хронологию событий, предшествовавших перемирию. 4 июля завершились ничем переговоры Козака и Ермака в Берлине, по итогу которых Козак дал нехарактерно жесткое интервью, назвав «театром абсурда» коммуникацию с украинской стороной. Уточнив, что «националисты» и Порошенко не дают Киеву сделать продуктивные шаги. Обмен жёсткими заявлениями – Москва обвиняет Киев в выходе из Минского процесса, Киев говорит о необходимости их «модернизации». ОПЗЖ обвиняет Зе в провоцировании вооруженного конфликта. И вот уже через 10 дней Кремль поднимает ставки – военное преступление, расстрел похоронной команды россиянами, действия которой были предварительно согласованы СЦКК.
18 июля – выступление Кадырова с требованием, чтобы Зеленский звонил Путину и заканчивал войну. 22 июля проходит заседание ТКГ, на котором неожиданно стороны договариваются о режиме полного и всеобъемлющего прекращения огня. 27 июля Зеленский звонит Путину и фиксирует запуск перемирия. Звонок по-разному трактуется: главный месседж от Банковой – договорились о перемирии, Кремля – проведение местных выборов в Украине ставит под угрозу урегулирование на Донбассе. Выглядит так, что Зеленского принудили к определённым гарантиям в обмен на прекращение огня.
Стенограмму разговора, конечно, никто не опубликует. Мы же не США. А РФ – тем более. Но ясно, что Путин дает мальчику конфету. Ключевой вопрос – в обмен на что? Слова вице-премьера Резникова о том, что Кремль устал вести войну за 6 лет – всерьез воспринимать нельзя. Как и аргумент чиновника, что Донбасс обходится РФ ежегодно в 5 млрд, и Путин не может объяснить народу, почему Россия кормит Донбасс. На самом деле Путин не сможет объяснить народу, если Россия оттуда уйдет. И оставит трактористов в трусиках на растерзание нацистам. Потому что тогда сразу встанет вопрос, а почему бы не уйти и из Крыма. А траты, даже если принять цифру Резникова, хотя она явно завышена, для нынешней России совсем не критичные. У РФ только бюджет на оборону 46 млрд долларов.
Речь явно о встречных обещаниях Зеленского/Ермака. Очень возможно, попытка протащить закон об особом статусе после местных выборов осенью. Тем более, что это подразумевает подписанная Зеленским декларация саммита «нормандской четверки» в декабре прошлого года. И в релизе Офиса по результатам телефонного разговора Зе и Путина говорится об обсуждении «закона об особом порядке местного самоуправления в ОРДЛО» и «закона о децентрализации, предусматривающего изменения в Конституцию Украины». Окончательный уход Кучмы из ТКГ и переход ее под полный контроль Ермака – очень показательное событие, которое говорит о смене курса, ну или, как минимум, попытке смены.
Само по себе прекращение обстрелов и гибели бойцов ВСУ – позитивное событие. Вопрос только в том, что за ним стоит на самом деле. Как соглашение будет выполняться и к чему приведет. Ведь с 2014 года было 26 перемирий, и все заканчивались одинаково – новыми эскалациями. И это перемирие боевики нарушили менее чем через час после его начала. Вице-премьер Резников объяснил, что не до всех дошло, а пресс-секретарь Путина Песков заявил, что РФ не гарантирует перемирия, потому что не является стороной конфликта. Традиционное кремлевское дзюдо: дать почувствовать опору, а потом показательно провалить. С кем же тогда Украина договорилась о перемирии в ТКГ, если РФ говорит, что она ничего не гарантирует?
Ощущение подвоха витает в воздухе. В искренность Зе, а тем более Пу, поверить сложно. Акция «Нет капитуляции» выглядит как предупреждение Зеленскому и Ермаку, что не стоит пытаться повторять фокусы вроде Консультативного совета. Пока это предупредительный жест, который офисные спикеры поспешно начали высмеивать. И эта поспешность говорит о страхе Банковой, что жест может превратиться в оплеуху, если наличие сдачи национальных интересов таки всплывёт.
Цели Путина ясны: донецкое Приднестровье и снятие санкций. Механизм – наглядно доказать Западу, что Украина не выполняет Минские соглашения. Отсюда и пассаж про незаконное решение Рады о местных выборах и их невозможности в ОРДЛО до вывода вооруженных формирований. Игра Путина, в которую он затянул Зеленского – win-win. В любой момент он может спровоцировать ВСУ на ответные действия, а затем обвинить Украину в срыве перемирия, и Зеленский в этом смысле на крючке. Не получит Зеленский «мир» — потеряет в рейтинге, усилится путинская ОПЗЖ. Получит – будет протаскивать изменения в Конституцию осенью. Начнутся протесты в Украине против него – так это тоже хорошо. Ставка на хаос – беспроигрышная. Снесут Зеленского – появляется новая карта возможностей, как в 2014. Нет варианта, при котором Путин проигрывает от этого перемирия.
В свою очередь, Зеленский уже загнан, а точнее сам себя загнал в узкий коридор. И уже не может делать простые вещи, о которых в последнем интервью прямым текстом говорит экс-спецпредставитель США Курт Волкер. Принимать участие в «Минске», показывать, что мы занимаем мирную позицию и делаем все необходимое, а вот РФ – срывает процесс. То есть, то что делал Порошенко. Это называется – ждать смерти Путина. Да, Сталин всегда умирает. Да, независимость Крыма и Донбасса будет возвращена, как когда-то независимость Прибалтики. И санкции хоть не убивают РФ, но не делают ее сильнее.
Отравляют-отравляют, особенно в кризис. К слову, интересно, что Волкер фактически подтвердил все, что говорил Турчинов о критическом дефиците поддержки Запада в 2014 году, сказав, что реакция мира была слишком медленной, а помощи должно было быть больше.
Но после всего сделанного Зеленскому вернуться к этой единственно возможной тактике вооруженного сдерживания агрессора – уже никак. После всей этой беготни за Путиным, попытками заглядывая в глаза военному преступнику, который устал за 6 лет, после попыток устроить новые саммиты, и главное, после обвала рейтинга и невыполнения своего основного обещания – договориться посередине. Он вынужден договариваться. Цугцванг клоунократии, за которым с улыбкой наблюдает Путин.
В интересах которого получить какой-то результат до инаугурации нового президента США. Которым с высокой долей вероятности станет Байден. Согласно сегодняшнему прогнозу The Economist, вероятность эта уже составляет 91%. С приходом новой администрации в Белый Дом уровень поддержки Украины США и степень влияния на процессы в Киеве, скорее всего, очень существенно возрастет. Помощи должно было быть больше, как говорил поддержавший Байдена Волкер.
Поделиться:
Загрузка...