Как РФ пытается помешать экспансии Киева на рынки вооружений

119

Если ранее затратная тактика информационных войн применялась экспортерами вооружений РФ сугубо от переизбытка нефтедолларов, то ныне эта тактика все чаще звучит как последний аргумент в конкуренции.

После того, как украинские оружейные компании отгрузили первую партию БТР-4 в Ирак, интересы ОПК Украины и РФ столкнулись между собой с новой силой. Интересы эти все больше не совпадают и по характеру, и по политическим целям. Судя по накалу конкуренции в этой отрасли, именно производству БТР приходится становится наиболее динамичным направлением передела наследия бывшего СССР на мировых внешних рынках вооружения.

Украинский интерес: локализация и экспансия

Доступа к иракскому рынку украинские экспортеры вооружения добились еще в 2009 году благодаря финансированию местных закупок оружия со стороны США. Украинские компании использовали этот доступ как плацдарм для успешного проникновения на рынки других двух ведущих государств региона — Турции и Саудовской Аравии.

По причине российской военно-террористической эскалации на границах Украины экспансия Киева на рынки вооружений этих стран идет слишком медленно. Но ее вообще было невозможно представить всего несколько лет назад. Как и в случае с достаточно бурным ВТС Украины и КНР, интересы украинских компаний в Турции и арабском мире сосредоточены на максимальной локализации производства – чтобы закреплять эти рынки для прямого экспорта на будущее.

Разрушенной в результате многолетних войн промышленности Ирака стратегия украинской локализации пока не касается. Какое-то время будут только прямые поставки. Но расчет на локализацию части украинских разработок и производств в других странах, например, в Пакистане и Египте, привел к тому, что эти государства до сих пор являются надежными и стабильными покупателями украинской военной техники и технологий.

Выставка вооружений IDEF 2017 в Стамбуле 

Российский интерес: заморозка рынков и политические требования

У российских экспортеров прямо противоположный по характеру интерес — счет их совместных промышленных проектов в огромном мусульманском регионе исчисляется единицами. Что касается финансовых, и особенно политических дивидендов, то нынешнее поколение российских компаний-экспортеров стремиться выжать с рынков мусульманских стран по-максимуму.

Видимо, выжимают как лимон в основном потому, что ныне в Москве модно исповедовать философию “после нас хоть потоп”. А также, чтобы добиться реванша. Из всей годовой выручки на мировом рынке вооружений примерно на $14.5млрд, не менее 35-37% традиционно приходилось на регион Северной Африки, Центральной Азии и Ближнего Востока. Это около $5,5млрд.

Экспортеры РФ в 2003-2011 годах утратили двух крупнейших покупателей – Ливию и хусейновский Ирак. Их утрата сократила российский экспортный портфель на $6,5млрд. С 2014 года США демонстративно приостановили поставки оружия Египту и российские экспортеры сейчас намерены этим воспользоваться и пытаются восстанавливать свои позиции на египетском рынке, утерянном для них еще в 1990-е годы. Но поскольку еще один бывший крупный импортер оружия, Ливия, продолжает находится в состоянии гражданского конфликта и для крупных закупок она еще не созрела, то можно себе только представить, какие российские усилия сосредоточены в направлении попыток восстановить в числе ведущих импортеров из РФ бывшего главного регионального покупателя, Республику Ирак.

Иракская армия в Мосуле, 15 марта, 2017.Фото: EPA/UPG

Бронетранспортная привлекательность

Украинский портфель в этой стране составлял прямую конкуренцию российским поставкам, и сформирован казной США на уровне долголетних заказов на $2,4 млрд. В отраслевом разрезе, экспортный портфель формировала поставка самой разнообразной техники – от грузовых автомобилей до самолетов. Но самую видную роль играла поставка бронетранспортеров модели БТР-4Е на сумму $0,5млрд.

Такая товарная позиция массового спроса среди импортеров, как колесная бронетехника, выглядит очень неплохим инструментом выдавливания РФ с рынка вооружений бывшего СССР. И успешного замещения российских экспортеров БТР экспортерами украинскими.

В отличии от Украины – с готовой и проработанной линейкой моделей, основная позиция российского экспорта в этой товарной нише – это либо давно морально устаревшие для рынка модели как БТР-90 «Росток» и БТР-82/82А. Либо модели, которые еще не доработаны до конца и считаются всего лишь перспективными: как «Курганец-25» и «Бумеранг».

С учетом крайней отгрузки покупателю парк украинских БТР-4 в армии Ирака должен был составить 128 единиц, еще 164 составил внутренний заказ от украинской армии и 50 Нацгвардии: этот заказ охватил часть тогдашней текущей иракской поставки в политически крайне нестабильном для Украины 2014 году.

В начале этого года, пилотная партия нескольких БТР-4М была передана Корпусу морской пехоты Индонезии, по договору от 2014 года. Сроки выполнения этого контракта ранее были отодвинуты в том числе в связи с последствиями приграничной российской военной агрессии против Украины. В отличии от БТР российского производства украинские машины этой модели успешно прошли стандартизацию в Таиланде, после чего последовало начало переговоров об условиях закупки этой техники для нужд Королевской армии этой страны.


Фото: dsnews.ua

Фото: dsnews.ua

Фото: dsnews.ua

Стоимость БТР-4 производства харьковских предприятий ХКБМ и ЗиМ составляет от $1млн./ед. Вместе с более дешевыми моделями бронетранспортеров семейства БТР-3 производства ХКБМ и Киевского бронетанкового завода именно бронетранспортеры вошли в ряд количественных фаворитов украинского экспорта. В отличии от более дорогих танков и БМП, колесная бронетехника ныне прочно стала основным направлением экспортной экспансии Украины на рынки, которые ранее считались традиционными и потенциальными ареалами сбыта вооружений стран бывшего СССР. Российские производители этот сегмент рынка Украине проигрывают. Они, в частности, отказываются адаптировать свои модели под импортный двигатель, что лишает покупателей надежды локализовать на своей территории хотя бы часть послепродажного сервисного обслуживания закупленной техники.

В чем минус информационных войн

По всем этим причинам, украинская поставка БТР армии Ирака играет большую конкурентную роль для РФ и заставляет ее власти нести несопоставимые кадровые и финансовые затраты на откровенные агентурные операции или информационные войны, направленные против роста украинского экспорта в БТР-сегменте.

Чего стоило, например, единоличное решение одного из московских ставленников Дмитрия Саламатина о ликвидации ответственной за контракт с Ираком дочерней компании “Укрспецэкспорта” государственной внешнеторговой фирмы “Прогресс”! Ее ликвидация, в результате, так и не привела к срыву контракта Украины с Ираком. Но зато, в итоге испортила всякую активность в Киеве этого когда-то весьма перспективного для Москвы деятеля.

Канализация подобной кадровой базы в Киеве требует от Москвы больших финансовых усилий. Информационная война на дискредитацию украинских компаний перед зарубежными контрагентами – это не благотворительный салон. И не хобби клуба аматоров, которых “бабы еще нарожают”. Кадровые ресурсы имеют предел, и финансовые тоже.

Фото: wartime.org.ua

Несмотря на эти ограничители, в ряду кампаний этой информационной войны чего только не было: и несуществовавшие заявления парламентов страны-покупателя, и радиоактивная сталь, и треснувшие отчего-то на БТР броневые листы, и дрейф в Персидском заливе судна якобы по причине отказа заказчика от очередной партии машин.

Аналогичные информационные «вбросы» РФ практиковала и в отношении контрактов Украины с Таиландом и Индонезии. К ним следует добавить, что открытые информационные войны – не такое уж частое оружие конкуренции на мировом рынке. В их ходе засвечиваются механизмы, на которые обычно тратится уйма денег и времени. Но, видимо, у передела рынка вооружений советского и постсоветского производства наступает тот момент, когда расходы уже не считаются.

Легализовав в ходе конкуренции с украинским бронемашиностроением в 2010-12 годы наиболее ценные исполнительские цепочки в Киеве и за его пределами, российские экспортеры остаются с неутешительным результатом. Можно конечно надеяться, что в Киеве созреет очередная плеяда политиков, которая, как и в предыдущие годы, возьмется с энтузиазмом дарить российским конкурентам украинские внешние рынки. Но ждать можно долго.

А пока, вопреки многочисленным прогнозам, выполнение контрактов БТР-сегмента украинского ОПК в странах Азии продолжается. Это во- первых, гарантирует Украине валютную выручку для непрерывного расширения системы сбыта и продолжения новых технологических разработок. И, во-вторых, иракский эпизод конкуренции между Украиной и РФ показал, что даже сирийское военное вмешательство не помогло оградить рынки от новых игроков рынка вооружений. Они в этот сложный регион как шли, так и идут. И их экспансия будет только усиливаться.

Андрей Старостин, lb.ua

Поделиться:
Загрузка...