Итоги подведём

99

Генерал Марченко остался сидеть в СИЗО, поскольку преступление его, то есть реформирование армии с особым цинизмом и по предварительному сговору, чрезвычайно опасно и велико.
Ефремов, Савченко, Рубан — на свободе.

У Маруси Зверобой обыски, в 6 утра, не знаю, с надувными понятыми или с заспанными соседями, или так, под честное слово — я вообще не силён в обысках.
Прокурор Кулик, друживший с террористом Жилиным, мирно достраивает себе пентхауз на крыше здания.

Софье Федине предъявлено обвинение я не очень понял о чём, то ли расстрелять Верховную Раду хотела из автоматов, как в сериале «Слуга народа», то ли похоронить президента, как в сериале «Слуга народа».
Дубинский, призывавший «пустить газ» в зал, где Порошенко объявлял о выдвижении на второй срок, мирно работает депутатом и устраивает митинги против НБУ.

Ну и там по мелочам ещё: прослушка кабинета Романа Трубы, возвращение кораблей с условием сотрудничества с российским следствием, закупка электроэнергии в РФ, и всё ещё не очень понятно что там с газом будет, но что-то не видно бескомпромиссной позиции по этому вопросу ни у кого, кроме собственно «Нафтогаза».

На фоне этого рейтинг неодобрения Зеленского вырос до 19%. Это хорошо.
Рейтинг «та всё нормально, хуже не стало, надо только подождать, уже скоро» — снизился, но остаётся на уровне 52%. Это не очень хорошо.

То есть тенденция в целом ясна.
Но такими темпами, конечно, у нас страны не останется раньше, чем президент Зеленский окончательно потеряет популярность.

На фоне этого отдельно радует уровень неодобрения Порошенко. Он как каменный. Как влитой. Ни туда, ни сюда. Рейтинг неодобрения барыги, разворовавшего страну и армию так, что наша армия ела ананасы, а украинцы таки всё-таки летали на кофе в Вену — этот рейтинг внушает надежду.
В нём стабильность.
В нём непоколебимая вера украинца в то, что ему очень плохо. Очень очень плохо. Никогда не было так плохо. Перестаньте спорить, мне очень плохо, я на последние деньги лечу в Египет и покупаю BMW на евробляхах, понимаете?
Очень очень плохо.

И если бы наша вера в то, что надо сопротивляться агрессии соседнего государства, или наша вера в то, что мы должны жить в нормальной европейской стране, были так же крепки как вера в то, что мы никогда, никогда, никогда ещё не жили так плохо как при проклятом барыге, укравшем из армии перловку и подсунувшем взамен киви, а также похитившем статусную вещь МАУ и подсунувшим вместо них богомерзкие лоукосты…
В общем, тогда была бы, конечно, надежда.

А так, конечно, рейтинг Зеленского падает. Рейтинг неодобрения растёт.
А хули толку?

Vladimir Zavgorodny

P.S.

Дві події, які червоною ниткою ознаменовують та пронизують реальність нову нашої країни.

Олена Зеркаль все ж написала заяву про відставку.
Шалена втрата для українскої дипломатії все ж сталася. Людина що виграла купу судів проти агресора йде з Міністерства закордонних справ.

В цей же час суд залишає під вартою генерал-мафора ЗСУ Дмитра Марченка.

Двоє людей що боролися за свою країну. Обоє на різних фронтах. Обоє хотіли одного — незалежності країни від споконвічного агресора.
Обоє тепер поза державною політикою. Один з них знаходиться в СІЗО за звинуваченнями влади.

Яка мотивація буде захищати країну в якій переслідують проукраїнських людей, що хочуть бачити свою країну європейською, цивілізованою та Незалежною?

Андрій Смолій

Кстати, в предверии нормандской встречи 9 декабря, написала заявление об увольнении Елена Зеркаль — которая ОЧЕНЬ успешно защищала интересы Украины на международной арене.

Уходят профессионалы.
остаются комики, н@сильники, воры, жулики, держим@рды, престидижитаторы и случайные люди.

Тут говорят о «что будет с Украиной после Зеленского». Я вот надеюсь, что «останется еще Украина» после Зеленского.

Аллан Левітов

Командир 95-й десантно-штурмовой бригады Максим Миргородский, рыцарь трёх степеней ордена Богдана Хмельницкого, а также общественной награды Народный Герой, сегодня выступал на апелляционном суде и предложил взять на поруки генерал-майора Дмитрия Марченко, чтобы на период рассмотрения дела он находился под домашним арестом, а не под стражей.

Полковник Миргородский очень расстроен отказом суда выдать Марченко на поруки:

«Таким составом, как сегодня собирались в суде и предлагали брать на поруки мы, офицеры, собираемся только на похоронах наших товарищей. Для нас это важно. Сегодня нам, защитникам Украины, показали, что мы для государства никто, наше мнение ничего не значит. Военнослужащие под следствием, суд еще не решил виновны они или нет, но их держат за решеткой. Люди, которые проливали кровь, люди, которые доказали, что готовы отдать жизнь ради своей страны, должны доказывать, что достойны уважения. На свободу до приговора выпускают кого угодно. Но когда речь идет об офицерах, им выставляют залог в 20 миллионов гривен — невиданная для них сумма. Пускай суд определяет степень вины — но почему военнослужащих держат за решеткой на время суда, как будто они уголовники, как будто им нет доверия, они могут сбежать? Я приехал, чтобы поручиться своей честью — Марченко не будет скрываться. Оказалось, это недостаточно. Даже моего слова недостаточно. Слова других офицеров и генералов. Наша страна доверяет нам идти в бой, и уверена, что никто из нас не сбежит с поля боя, верит, что мы готовы пойти смерть. Но наша страна при этом считает, что кто-то из нас сбежит от следователя. Судьи, которые так решили, пойдут домой и будут спокойно обнимать свою семью. Потому что у нас ценят мертвых героев, а до живых дела нет. Погиб комбриг 128-й — кто сейчас вспоминает его семью? Был шум и все уже забылось. Цена жизни солдата на войне -1 миллион 200 тысяч посмертных выплат, цена свободы и чести — залог в 20 миллионов. Вот такое настоящее отношение государства сегодня показал апелляционный суд Киева, который оскорбил тех, кто защищает Украину».

Юрий Бутусов
Поделиться:
Загрузка...