Михаил Хазин: Центральный банк целенаправленно откалывает от России Дальний Восток

15

Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН

Почему процент золота в золотовалютных резервах нашей страны столь низок

Тема золота – одна из ключевых тем во всей современной экономике. Связано это вот с чем. Дело в том, что до начала XX века, ну, где-то так, примерно до 30-х годов, до начала Второй мировой войны золото было единой мерой стоимости. И любая вещь имела цену лишь постольку, поскольку ее можно было обменять на золото. Однако, после Второй мировой войны, а именно с 1994-го года в качестве аналога золота выступал американский доллар – это были так называемые Бреттон-Вудские соглашения. В 1971 году Соединенные Штаты Америки объявили дефолт по доллару, отказавшись от его золотого содержания. И с тех пор единой мерой стоимости в мире является доллар, не обеспеченный ничем. Тот кризис, который мы сегодня видим, во многом является кризисом неограниченной эмиссии доллара последние 28 лет, начиная с 1981-го года, с эпохи президента Рейгана, с так называемой политики рейгономики. И специфика современной ситуации, во многом, объясняется тем, что постепенно, очень медленно происходит возврат золота на позиции единой меры стоимости. Да, разумеется, золота мало, оно не может заменить доллар в обороте. Да, разумеется, экономика сегодня разительно отличается от той экономики, которая была даже в 70-е годы – не то, что в начале XX века. Но тем не менее, на сегодня никакой альтернативы золоту, в общем, не просматривается.

Дело в том, что во многих странах мира золото облагается налогами, если это, например, слитки. В нашей стране на слитки налагается НДС 18%. Нужно, правда, учесть, что этот НДС взимается только в том случае, если вы взяли золото из того банка, в котором вы его купили. Если вы его купили и оно лежит в банке, то в этом случае НДС не взимается. С инвестиционных монет НДС вообще не взимается. А золото сегодня – это, конечно, индивидуальный инструмент долгосрочного накопления. Я уже рассказывал здесь, и повторю еще раз – что я когда-то, несколько лет тому назад объяснял тем людям, которые меня спрашивали, что оптимальный пенсионный план сегодня – это не вложение в какие-то ценные бумаги, что, правда, на тот момент казалось смешным, поскольку все страшно росло. А, например, покупка с каждой зарплаты одной золотой монеты, одного победоносца.

Потому что можно спорить о том, будет ли золото сильно расти или чуть-чуть расти или, может быть, чуть-чуть падать, но про него точно понятно, что оно сильно не упадет. И по золоту всегда был рынок. Даже в СССР царские десятки еще в 70-е годы торговались. Более того, я не знаю случаев, чтобы люди, которые продавали десятки, которые им достались от бабушек и дедушек, были бы наказаны. То есть такой вот был способ держать свои сбережения.

С золотом нельзя суетиться. Я понимаю, что «темна украинская ночь, но сало нужно перепрятать». А те люди, которые все время перепрятывают – они и теряют на транзакциях довольно много. А если вы купили золотые монеты 3 года тому назад при цене золота 300 долларов за тройскую унцию и продали сегодня по цене 990 долларов за тройскую унцию, вы существенно выиграли. Разумеется, если вы купите золото сегодня, выигрыш будет меньше. Но тем не менее, скорее всего, он будет, и самое главное – почти исключены риски обесценения. Вот, покупая доллары или евро, вы рискуете попасть в экономический коллапс, при котором эти валюты упадут, там, в 2-3 раза. Кроме того, вы же их не будете держать в бумажках дома, вы их будете хранить в банке – там есть свои проблемы, и так далее. и тому подобное. А если очень нужны живые деньги, то, в конце концов, если эти же монеты лежат в банковском сейфе, то под них можно взять кредит.

Вы приходите – в Сбере они просто на витрине лежат: вы приходите – там лежат монетки. «Можно купить?» Вам говорят: «Можно». Разумеется, тут надо проявлять бдительность. Иногда локальные цены оказываются выше, чем среднерыночные, иногда вам неправильно оформляют документы, а в этом случае, когда вы продаете. Значит, если вы купили золотую монету и у вас есть документ о покупке, а потом вы ее продали с выигрышем, то вы налог платите с разницы, налог на прибыль. А если вы купили монету без документов и ее продаете, то налог вы платите за прибыль со всей суммы. То есть тут надо проявлять некоторую бдительность, но она, в общем, достаточно ограничена.

Почему  доверяют доллару

А ровно потому, что вся модель построена на долларе. Условно говоря, ваш дом построен на каркасе из дерева. Каркас начинает гнить. Но вы же не можете ничего сделать, пока вы живете в этом доме. То есть понятно, что в некий момент нужно уходить и дом ломать или ставить его на капитальный ремонт. Но пока еще система существует. Вот то, что происходит сегодня, это очень быстрое разрушение вот этого вот каркаса – доллар. Это происходит очень быстро, у нас, буквально, на глазах. В частности, время очень сильно сжимается. Еще 2 недели тому назад я считал, что Соединенные Штаты Америки смогут более-менее благополучно дотянуть до осени этого года. Потому что сейчас они начнут реализовывать план Обамы, выкинут очень много денег в экономику, стимулируют спрос. За счет стимулирования спроса увеличат ВВП и выйдут формально в положительную зону во 2-м квартале этого года. И только в 3-м квартале, когда уже разгоняющаяся инфляция снова начнет уменьшать спрос, начнется обвал. Ну, собственно, как и было в этом году – там тоже во 2-м квартале было вроде ничего, а в 3-м начался обвал. Но план Обамы продемонстрировал свою слабость, потому что денег мало, там, 800 миллиардов долларов на 2 года – это мало, нужно, как минимум, 1,5 триллиона на полгода на ближайшие. И по этой причине я даже не уверен, что они смогут вывести, как бы, разогнать инфляцию. То есть я не исключаю, что они так и будут сидеть в дефляционном сжатии – у них сейчас падает спрос, и в результате падают цены. При этом Обама совершил очень серьезную ошибку, которая может ему очень дорого стоить. Дело в том, что в Конгрессе США есть ответственные люди. Нужно понимать, что вообще политика – это вещь специфическая, это продажа избирателю себя. И там, как бы, бывают люди артистичные, которые себя продают безответственно. А есть люди, которые ответственные, и они стали задавать вопросы, ровно те вопросы, ответа на которые мы не можем получить от нашего правительства – «А зачем вы делаете то-то или то-то?» Вот я не могу добиться от правительства ответа на вопрос, зачем оно держит рубль?

Но вы меня извините, если народ понимает, что рубль будет еще падать, какое же доверие к рублю? Вот если они понимают, что рубль упал и дальше будет только расти, вот тут-то и появится доверие.

Для России нужно найти минимум

При этом, вот, понимаете, в чем основная проблема по рублю? Вот для чего поднимать рубль, я не знаю. Для чего его держать – тоже не понимаю. Потому что единственное объяснение, которое нам предлагается, это объяснение такое: что вот-вот кризис закончится, тогда пойдут иностранные инвестиции, и для этого хорошо бы, чтобы рубль был высокий, для иностранных инвестиций.

Во-первых, он не закончится ближайшие 3-4-5 лет точно. То есть будет спад вот этот вот. Через 3-4 года будет достигнут некий минимум, я имею в виду экономику западную. Но дальше, вполне возможно, начнется другой спад, по другому механизму. Потому что мы не знаем, как будет устроена экономика. Мир, современная экономика падение такого масштаба не переживала. Поэтому прецедентов нету, мы не знаем, как это будет выглядеть – можно только строить гипотезы такие, умозаключения. А вот что касается России, то проблема России понятна: в мире немеряное количество лишних денег, которые американцы напечатали и которые сейчас исчезают. Их бы надо куда-то вложить. Но в Россию никто не вложит, потому что в России невероятно низкая рентабельность экономики. Грубо говоря, вложение в сегодняшнюю российскую экономику не может принести прибыль в принципе. У нас была рентабельность экономики в целом за счет высоких цен на энергоносители. Они упали – упала рентабельность. Теоретически можно заниматься структурными реформами с целью увеличения рентабельности российской экономики. Но это долго и сложно. И нынешнее правительство такой вопрос даже не ставит – оно просто не понимает этого. Но есть очень простой способ повысить рентабельность экономики, макроэкономический – это девальвировать рубль. И когда я говорю о том, что надо девальвировать рубль, то я объясняю, почему. Я считаю, что девальвация рубля приведет к увеличению рентабельности российской экономики и осмысленности вложений в нее.

При этом в России есть колоссальное количество мест, куда можно вложить деньги, с получением прибыли. Чего в мире нету. Понимаете, во всем мире дороги построены, мосты построены, инфраструктура есть, а у нас ее нету. То есть можно вкладывать деньги, а потом пускай маленькую копеечку, но собирать. И это будет вполне себе рентабельно. Да, все привыкли к 300% прибыли на финансовом рынке, ну, к 50-ти. А тут будет полпроцента прибыли. Но это будет прибыль, а не минус, как просто сейчас лежат деньги в банке, доходность 3%, инфляция – 10. Ну, минус 7% результат. И так у всех. Но для этого надо, как бы, изменить радикально модель экономической политики. А вот этого пока не заметно. И поэтому вот этот вот вопрос «Для чего?» — вот для чего мы делаем то, для чего мы делаем это?

Вы знаете, дальше начинается конкретика, с которой очень сложно работать, потому что нужно писать, что называется, комплексный план. Поскольку ресурсов ограниченное количество, поскольку действия в одном направлении иногда противоречат действиям в другом. То есть их нельзя делать одновременно, нужно сначала одно, а потом другое. То есть, есть варианты: либо сначала «а», потом «б», либо сначала «б», потом «а» — вот одновременно нельзя. То для того, чтобы сделать, реально предъявить некоторый набор мер, нужно написать некоторую комплексную программу. У этой программы должен быть заказчик. И этот заказчик должен дать техзадание, вот ровно то самое, о чем я говорил. То есть мы хотим программу, которая увеличит рентабельность российской экономики с нынешних минус 0,5% до 3%. Можно такую программу написать? Можно. Садится группа лиц и, соответственно, пишет ее какое-то время, там, 3 месяца, полгода. Разумеется, если взять другую группу лиц, они могут написать под это же техзадание немножко другую программу. Но пока нету заказчика, никто не предъявляет техзаданий. Пока идет банальный распил тех ресурсов, которые еще есть: вот давайте этим дадим чуть-чуть, этим дадим чуть-чуть, ну, этим же нельзя не дать? Они правильные. Этим нельзя не дать? Они правильные. Ну, и так далее. Уже понятно, что денег на всех не хватит. Уже начали кому-то отказывать. Это, безусловно, вызывает очень острую напряженность. Безусловно, мы продолжаем вести какую-то странную политику. Ведь то, что происходит сейчас с рублем… Ну вот, меня сегодня спросили, что я думаю по этому поводу, я сказал, что это подрыв конституционного строя в стране. Почему? Потому что Центральный банк хочет заставить тех, у кого доллары, менять их на рубли, не давая в экономику рубли. Но доллары у малого количества лиц, и они в большинстве своем в Москве. А они дают рубли на Дальний Восток. В результате на Дальнем Востоке вместо рублей начинают ходить юани и иены. И что же это такое? То есть получается, что Центральный банк целенаправленно откалывает от России Дальний Восток? И не только Дальний Восток. Ну, надо вот отдавать себе отчет в этом. Вот, когда я работал, я прошу прощения за неприличное слово, в Администрации президента РФ, возглавляя там, де-факто, экономическое направление, то одной из главных ее задач была оценка социально-политических и экономических последствий тех или иных действий правительства, причем упреждающих – мы не постфактум писали, а до того. Мы говорили «Правительство хочет сделать то-то и то-то. Да, с точки зрения чистой экономики, это, может быть, и осмысленно, но это вызовет такие-то социально-политические последствия». Не отвечает ни Министерство экономики, ни Минфин за это. Вот, не отвечает ни Минфин, ни Минэкономики, ни ЦБ тем более, за отношения Москвы с регионами. За это отвечает Администрация президента. Но администрация президента получает вот эти проблемы, что в регионах нет рублей и зарплата не выплачивается, уже как факт. И сделать ничего не может, потому что она пытается сказать правительству: «Ребят, так нельзя». Ну, кому она говорит? Путину. Путин вызывает Кудрина и говорит «Так нельзя». А Кудрин произносит какую-нибудь умную фразу и говорит «Мы делаем все деньги, которые можно, мы даем», и все, точка.

Но это только означает, что не работает система государственного управления. Еще один пример такой, совершенно банальный. Правительство говорит «Мы дали в регион столько-то денег, почему регион недоволен?» А на самом деле правительство спустило на регион план по, якобы, переобучению безработных, якобы выделило деньги. Но деньги получила, как бы, структура дочерняя Министерства образования в регионе, которая сразу же их освоила и перевела обратно. Формально деньги через регион прошли, на практике регион ничего не получил. И надо четко совершенно понимать: вот это все – это и есть управление государством. Вот, еще раз повторяю. Когда было экономическое управление президента, как бы «Я отвечаю», что оно этим занималось. А сегодня этим никто не занимается, и вот что с этим делать совершенно непонятно. Отметим, что в США такого безобразия быть не может. И надо отдать им должное: система государственного управления у них построена на порядок лучше, чем у нас сегодня.

Поделиться:
Загрузка...