Антон Суриков: В так называемой российской «элите» Путина уже списали

34

Я все больше убеждаюсь, — сказал Антон Суриков, — что в так называемой российской «элите» Путина уже списали, его намерены сделать виновным за надвигающуюся катастрофу. Окружение Медведева и западные лидеры усиленно толкают президента на расставание с Путиным. Намереваясь превратить Путина в «козла отпущения», «элита» тем самым стремится избежать собственной ответственности за все происходившее со страной в последние годы. Я не удивлюсь, если нам, левым, скоро придется защищать Путина от напраслины, которую на него начнут возводить его нынешние «верные соратники», озабоченные спасением собственных шкур. Вообще, «прозревшие» шакалы-трупоеды, пирующие тушей павшего динозавра, — это мерзость. В ближайшее время нам предстоит лицезреть эту мерзость. Да и сейчас уже можно понаблюдать, симптомы налицо.

Антон Суриков, политолог, член идеологической комиссии Левой партии "России — здравый смысл"

— Джордж Сорос в газете «Ведомости» пишет: «Учитывая, что в ближайшее время низкие цены на нефть скорее всего сохранятся, режим не сможет соответствовать экономическим запросам общества. Главный вопрос для остальных стран — как поведет себя Россия. Следует признать, что в Кремле работают сегодня не осторожные бюрократы советских времен, а авантюристы, которые в свое время сильно рисковали, чтобы добиться того, что имеют сейчас. Очень возможно, что они воспользуются огромной властью государства, которой они полностью располагают. Пока цены на энергоносители не начнут расти, а российская экономика — восстанавливаться, это может обернуться новыми военными авантюрами за рубежом и усилением репрессий внутри страны». Ваш комментарий?

— Полностью разделяю с одной поправкой: Путин уже не в полной мере контролирует спецслужбы, а Медведев их вообще не контролирует. Спецслужбы прекратили считаться с мнением Путина, открыто стали торпедировать его линию и его систему политических договоренностей, особенно на Северном Кавказе и Украине.
Существует Рамзан Кадыров. Он — системный сепаратист и, допускаю, не самый толерантный человек, но я не хочу сейчас давать ему углубленную оценку. Факт в том, что Путин в свое время сделал ставку на его отца и его на него самого. Это позволило Путину достичь компромисса с большей частью чеченского вооруженного сопротивления и тем самым остановить войну на условиях, когда оставаясь де-юре в составе РФ, Чечня де-факто получила реальный суверенитет. Не стану обсуждать, хорошо это или плохо, но это факт и это принципиальный выбор Путина.
Другой неоднозначный персонаж — Юлия Тимошенко, на которую Путин, похоже, также сделал ставку. У Тимошенко устойчивая репутация политика, который рано или поздно всех «кидает». Поэтому стратегически с ней договариваться бессмысленно. Очевидно, что она будет пытаться выстроить на Украине авторитарный режим, и этот режим будет легитимен для Запада только в том случае, если он будет носить антимосковский характер. Этого никто не скрывает. Сама Тимошенко в интервью Frankfurter Allgemeine на днях заявила: «Я должна подчеркнуть, что у нас нет идеологических разногласий с президентом Ющенко. Мы являемся политическими конкурентами». Тем не менее, Путин все же поставил на нее, сделав это хотя бы потому, что больше на Украине нет реальной силы, с которой можно хоть о чем-то было бы договариваться в плане решения пусть не стратегических, но хотя бы текущих вопросов.
Так вот, выясняется, что договориться с Путиным и с Медведевым, по какому-либо конкретному вопросу сейчас недостаточно для его решения. Часто оказывается, что в недрах госаппарата и спецслужб есть свой взгляд, а иногда несколько разных взглядов, отличных от обязательств, взятых на себя премьером и президентом. В результате вопросы не решаются, а наоборот, саботируются.
Путин, как он сам говорил, в детстве был хулиганом, регулярно участвовал в уличных драках. В «лихие девяностые» в самый разгар «первоначального накопления» он фактически руководил «бандитским Петербургом» — «криминальной столицей России». Тогда он не просто выжил, но сделал головокружительную карьеру, что, согласитесь, требует определенного набора качеств. Когда он стал первым лицом, эти качества, как это часто бывает в подобных случаях, автоматически стали примером копирования его подчиненных и далее вниз по вертикали. На разных уровнях появились сотни «маленьких Путиных», некоторые из которых еще более «отмороженные», чем оригинал.
Как бы не критиковали СССР и его спецслужбы, никто не может упрекнуть их в бездумном авантюризме и «отмороженности», также как в тотальной коммерциализации, криминализации, отсутствии профессионализма и управляемости со стороны политического руководства страны и собственного начальства. В нынешней России все наоборот, и сейчас такая ситуация привела к «войне спецслужб» уже не в масштабе Москвы, как осенью 2006 года, а в масштабе всего бывшего СССР и даже за его пределами.

— Что вы имеете в виду? Какие спецслужбы?

— Во-первых, это российские спецслужбы, которые фрагментированы, фактически неуправляемы, разбиты на враждующие кланы и группировки. Порой конфликты между такими группировками разрешаются методами, присущими криминальным сообществам. Во-вторых, это спецслужбы стран Закавказья, Средней Азии, Украины, а также Северного Кавказа. Точнее, сейчас на Северном Кавказе, в Чечне, нет собственных спецслужб, но при Дудаеве и Масхадове они были. Люди оттуда живы и здоровы, кто-то из них, легализовавшись при Кадырове, находится в самой Чечне, кто-то в России, кто-то в Европе, кто-то на Ближнем Востоке. Они, как правило, в той или иной степени симпатизируют Кадырову, у них сохранились и связи, и источники финансирования, и огромный практический опыт противостояния спецслужбам российским.
Естественно, многие детали мне неизвестны, но общая картина вырисовывается тревожная. Надо учитывать их специфику. Грозный, Баку, Ташкент, Львов и даже Киев, Стамбул и Дубай- это не Лондон, не Нью-Йорк, и даже не Москва. Пусть на меня никто не обижается, но мышление там довольно провинциальное. Мы в Москве, кроме патриотической и демократической шизы, знаем, что российская правящая бюрократия и российские спецслужбы, как часть бюрократии, не преследуют никаких иных целей, кроме целей карьеры и личного обогащения. Если вы упрекнете какого-нибудь высокопоставленного чиновника в том, что он посвятил себя восстановлению, например, Российской империи или СССР и готов положить на это собственное благополучие и даже жизнь, вам покрутят пальцем у виска — нет таких в нынешней российской «элите». А среди идеологизированных националистов на Кавказе или на Западе Украины такие есть, и в немалом количестве. Эти люди, будучи идеологически мотивированными, незаслуженно наделяют теми же качествами своих врагов — российских чекистов.
Я, честно говоря, устал безуспешно объяснять, что мотивация современного чекиста или грушника — «срубить бабла» и подсидеть коллегу, а вовсе не восстановить Российскую империю. В это не верят. Причем все знают о воровстве и коррупции в России, но все равно не верят, так как у них тоже есть и воровство, и коррупция, но есть также ниша для идеологии, как бы к этой идеологии не относиться. Сказанное было бы не столь важно, если бы не приводило к хронически ошибочной интерпретации целей и намерений другой стороны. Ведь такое неправильное понимание — это первейшая основа для конфликта.

— Можно перечислить конфликты спецслужб, о которых вы говорите?

— Повторюсь, я многого не знаю. То понимание текущих конфликтных событий, которое сложилось у представителей некогда братских народов, я изложить попытаюсь. При этом специально оговорюсь, что это их, а не мое мнение, и прошу его мне не приписывать.
Взять ситуацию вокруг Ахмеда Закаева. Чеченцы говорят, что Рамзан Кадыров хочет привлечь его на свою сторону, против чего Закаев не возражает. Он ценен для Кадырова своей репутацией умеренного политика, которая сложилась у него на Западе. Займись Закаев прокадыровской агитацией за рубежом, он смог бы существенно скорректировать ныне неважный имидж президента Чечни в Европе и Америке. Помимо этого, после провозглашения радикальными исламистами Имарата Кавказ взамен Чеченской Республики Ичкерия, осудивший этот шаг Закаев стал единственным держателем этого бренда. Перейди он на сторону Кадырова, сразу же отпадут последние сомнения относительно легитимность последнего в качестве лидера чеченского народа.
С таким набором аргументов, Кадыров, по словам моих чеченских собеседников, пришел к Путину и к Медведеву и заручился их поддержкой, после чего его диалог с Закаевым получил заметное ускорение. Однако в процесс вмешалось ФСБ, ставшая настойчиво распространять публичные заявления о том, что якобы Закаев — террорист, что он готовит террористические акты и так далее. Кадыровцы, прекрасно знающие, что ничего подобного Закаев не готовит, вступили с ФСБ в жесткую полемику. Но главное, они никак не могут понять, почему договоренности с двумя первыми лицами государства для ФСБ не указ, строят на сей счет разные конспирологические версии.
В еще более сложное положение попал новый президент соседней с Чечней Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, который также заручился поддержкой Медведева и Путина и приступил к диалогу с вооруженной оппозицией. Диалог стал быстро продвигаться, Евкуров в селе Галашки провел личную встречу с лидером ингушских исламистов Али Тазиевым, более известным по позывному «амир Магас». Однако 12 февраля в одном из домов в Назрани прогремел взрыв, разрушивший пол квартала, после чего ФСБ объявила, что ею был предотвращен теракт, который амир Магас якобы готовил против Евкурова. Я не знаю, что на самом деле случилось в Назрани 12 февраля. Однако и в Ингушетии, и в Чечне, многие убеждены, что имел место организованный ФСБ постановочный спектакль с привлечением бросовой агентуры с целью сорвать внутриингушский диалог.
Тема азефовщины на Северном Кавказе является, наверное, сейчас наиболее обсуждаемой. Чеченцы утверждают, что на Рамзана Кадырова было несколько попыток покушений, одна из них недавно. Во всех случаях предполагаемыми исполнителями выступали люди, в отношении которых у чеченцев есть убежденность, что они — агенты ФСБ.
Продолжает развиваться история, связанная с убийством в Вене некоего Умара Исраилова, получившим широкую огласку в западной прессе. В свое время Исраилов был в отряде полевого командира Маирбека Эшиева. Эшиев перешел на сторону Кадырова и был назначен командиром Антитеррористического центра Веденского района. Однако он не прекратил контактов с боевиками, в частности с Хайруллой, взявшим на себя ответственность за убийство Ахмата Кадырова. Два года назад Хайрулла был ликвидирован кадыровцами, а Эшиев разоблачен и, возможно, также ликвидирован. Исраилову же удалось уехать в Австрию, где он начал кампанию по «разоблачению преступлений Кадырова». В частности, он связался с New York Times, которая опубликовала его обвинения, но это произошло уже после убийства.
Такова фактическая сторона, которую можно почерпнуть из СМИ. Чеченцы добавляют к этому свою версию, в которой они уверенны на 100 процентов. По их данным, Хайрулла и Эшиев якобы были агентами ФСБ. Бежать Исраилову из Чечни в Австрию также помогла ФСБ, передав его в Вене новому куратору.
Со слов чеченцев выходит, что этот куратор руководил в Австрии деятельностью Исраилова, направленной на очернение руководства Чечни в западных СМИ. Более того, когда Исраилова убили и в СМИ развернулась антикадыровская кампания, чеченцы установили, что эта PR-акция через ряд западных PR-агентств финансируется из Москвы, причем из остатков средства от предыдущей PR-акции, связанной с позитивным освещением позиции России и «Газпрома» в газовой войне с Украиной. Другими словами, как убеждены в Чечне, ФСБ организует на Западе информационные кампании против Кадырова — дескать, он создал в тайне от Москвы личные тюрьмы и секретные службы, занимающиеся в числе прочего убийствами по всему миру. Такая кампания рикошетом бьет лично по Путину, имя которого в сознании западной общественности неразделимо с именем чеченского руководителя. То есть, согласно чеченской версии, ФСБ (или кто-то влиятельный в ФСБ) сознательно дискредитирует Путина.

— Когда произошли описанные вами события?

— Это только за последние два месяца. Было еще кое-что. Так, чеченец Сергей Хаджикурбанов, обвиненный в организации убийства Анны Политковской, во всеуслышание рассказал в суде, что следователи вынуждали его дать ложные показания против Рамзана Кадырова, а также, очевидно за кампанию, против «дежурного злодея» Березовского. То есть Следственный комитет, близкий к ФСБ, оказывается, занят фабрикацией уголовных дел против чеченского руководства? А как иначе можно понять показания Хаджикурбанова? И как к этому должны отнестись в Грозном? Ведь там, по-видимому, знают от лидера Лазанской ОПГ Мовлади Атлангериева, обладателя именного пистолета — личного подарка предыдущего директора ФСБ Патрушева, кто именно и почему «заказал» Политковскую.

— И почему?

— Чеченцы объясняют так: осенью 2006 года командир отряда ФСБ «Горец» Мовлади Байсаров, охранник тогдашнего президента Алу Алханова Алихан Муцаев, секретарь Совбеза Чечни Герман Вок и командир батальона ГРУ «Запад» Саид-Магомед Какиев составили при поддержке ФСБ и ГРУ, как это называют кадыровцы, «заговор» с целью предотвратить давно оговоренное назначение Рамзана Кадырова президентом Чеченской Республики взамен Алханова. Составной частью заговора и стало убийство Политковской, которое планировалось списать на Кадырова, и тем самым дискредитировать его в глазах Путина. Одновременно убийство Политковской должно было привести и привело к резкому ухудшению климата в отношениях России с Западом, что автоматически усилило позиции спецслужб внутри России.

— Надо полагать, теперь уже это все по Чечне?

— Нет, не все, но давайте я перейду к другим странам. На прошлой неделе был убит командующий ВВС и ПВО Азербайджана генерал Раиль Рзаев. Вы не поверите, но во влиятельных структурах в Баку в убийстве Рзаева уверенно подозревают российские спецслужбы, конкретно ГРУ. Надо сказать, что Рзаев был активным сторонником размещения в Азербайджане подразделений ВВС США и закупки для азербайджанской армии западных боевых самолетов. Поэтому его убийство расценивается в Баку как своего рода предупреждение Азербайджану.

— Вы упоминали Украину…

— Да, там тоже масса конфликтных ситуаций, связанных с противоборством спецслужб. Относительно старая история — убийство авторитетного бизнесмена максима Курочкина по кличке Бешеный. Украинцы утверждают, что Макс Бешеный по заданию кремлевской администрации и ФСБ выступал спонсором прокремлевских сил на Украине. На бандитские деньги он якобы финансировал акции, направленные против вхождения Украины в НАТО, Голодомора и героизации УПА. Когда арестованный в Киеве за уголовные преступления Бешеный выразил желание сотрудничать со следствием и рассказать о незаконном финансировании политической деятельности, его убили крайне дерзким образом — снайперским выстрелом, когда его, арестованного, конвой выводил из здания суда.
Не менее увлекательна «разборка» вокруг «Росукрэнерго». Украинцы утверждают, что Семен Могилевич умудрился так «развести» и Ющенко, и российское руководство, что Путин какое-то был искренне уверен, что «купил» Ющенко с потрохами, типа Шредера, а Ющенко не только об этом не догадывался, но и не менее искренне считал, что это он «купил» путинский Кремль. Не трудно догадаться, что львиная доля средств, предназначенных для подкупа обоих «высоких сторон», исчезла в карманах посредников-мошенников по обе стороны российско-украинской границы. Когда, после прихода Тимошенко в кресло премьера, все это вылезло наружу, Могилевича, давно разыскиваемого ФБР США и при этом спокойно проживавшего на Рублевке, от греха подальше упрятали в СИЗО. А несколько позже, уже после газовой войны, возникли проблемы и у младших партнеров Могилевича — Фирташа, Фурсина, Бойко и Левочкина.
Ну и, наконец, совсем свежий скандал вокруг захвата сомалийскими пиратами судна «Фаина». Все публичные заявления по этому поводу путаны. Неофициально же украинцы показывают пальцем на ГРУ, включая его сотрудников, работавших по Грузии. По украинской версии, захват «Фаины» был местью Москвы за роль Украины в событиях в Грузии и, одновременно, попыткой дискредитации Украины как таковой и ее репутации как эффективного партнера по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами. Следствием и своеобразным ответом на историю с «Фаиной» было задержание по наводке, видимо, из Киева судна «Мончегорск» с российским экипажем, перевозившим из Ирана грузы военного назначения, по документам, в Сирию.
Как на Украине, так и в Израиле, уверены, что реально на борту «Мончегорска» российские спецслужбы доставляли из Ирана для палестинской группировки ХАМАС комплектующие для кустарного изготовления боевых частей ракет «Кассам», которыми исламисты неизбирательно обстреливают прилегающие к сектору Газа населенные пункты Израиля.
Пожалуй, на этом следует остановиться. Проблема в том, что я не знаю, каким обвинениям следует верит, а каким нет. По опыту и общеизвестной практике, в современных российских условиях возможна любая авантюра, любая «разводка». Однако, мое мнение в данном случае значения не имеет. Важно то, что и на Украине, и на Кавказе, и в Израиле верят изложенным версиям. А раз так, то не следует удивляться, что ответные действия с разных сторон могут быть неадекватными. Да мы это уже чувствуем по некоторым эксцессам, в частности, в центре Москвы.

— Какой же выход? Может быть, следует договариваться с американцами? Ведь те же украинские спецслужбы порой называют филиалом ЦРУ…

— Да, конечно, ЦРУ. И еще Бориса Абрамовича Березовского. Каждый путинский патриот обязан знать, что Березовский организовал все цветные революции, все убийства, покушения, наводнения и землетрясения, так как он — заместитель самого Дьявола и оборудовал у себя в Лондоне филиал преисподней.

— А если без иронии?

— Люди просто не понимают, что такое сегодня ЦРУ. Основные в смысле профессионализма кадры сосредоточены не в ЦРУ и вообще не на государственной службе, а в частных компаниях соответствующего профиля, многие из которых — даже не американские, а международные. Но в нашем случае оттуда нам не помогут. Видимо, путинскому государству ничего уже не поможет…

Поделиться:
Загрузка...