Страшный Тегеран: к чему приведет выход Ирана на нефтяной рынок

28

 Сегодня Иран начинает реализацию нефти, которую он в ожидании снятия санкций накапливал в импровизированных плавучих хранилищах и которую намерен реализовывать, наращивая количество добываемого сырья.

eizvestia.com

Для Ирана продажа нефти – принципиальный вопрос, так как санкции с Исламской Республики сняты лишь частично и Иран до сих пор не имеет возможности экспортировать и импортировать значительную часть другой продукции. Поэтому он просто вынужден будет реализовывать на рынке значительные объемы нефти.

Нужно сказать, что несмотря на то, что президент Ирана Хасан Рухани назвал снятие санкций “золотой страницей” в истории своей страны, момент, когда Иран выходит на нефтяной рынок, отнюдь не оправдывает расчетов иранского руководства. Когда Иран начал переговоры о снятии санкций, нефтяные цены росли и была надежда, что призом за отказ Исламской Республики от атомной программы станут значительные объемы средств, которые будут реализовываться в экономике и социальной сфере.

Сейчас рассчитывать на такие значительные объемы не приходится, нефть лишь поможет добитой санкциями иранской экономике выжить и стабилизироваться – и это при завышенных ожиданиях общества, верившего, что все иранские беды – от санкций, а не от самой модели некомпетентного и коррумпированного теократического правления, установившегося в стране после “исламской революции” и стремительного возвращения в средневековье.

Поэтому руководству Ирана придется теперь существовать в условиях этого разочарования и осознания гражданами внутреннего несовершенства Исламской Республики – что весьма опасно, учитывая общий фон региональной нестабильности и быстрый крах режимов, которые еще недавно казались куда более незыблемыми, чем иранский.

Но куда большие проблемы – у конкурентов Ирана в нефтяной отрасли. Конечно, нынешние цены на нефть учитывали факт скорого возвращения Ирана на рынок. Но одно дело – учитывать тенденцию и совсем другое – иметь дело с реальными объемами сырья. И со стремлением политических противников Ирана не дать ему заработать слишком много – чтобы полученное не смогло стать основой для экономического роста и укрепления военного потенциала.

Поэтому “демпинговать” будут все. Будет демпинговать Саудовская Аравия, чтобы понизить иранскую прибыль. И будет демпинговать сам Иран – чтобы продать как можно больше сырья на первых порах. И будет демпинговать Россия, чтобы Иран не смог вытеснить ее европейского рынка, на которых претендуют амбициозные аятоллы. Словом, предпосылок того, что в этой ситуации нефтяные цены резко пойдут вниз, как бы и нет, потому что рынок ждет и иранского прихода, и этого демпинга – но нет предпосылок для повышения цен в обозримом будущем.

А это – серьезная проблема для всех стран-продавцов нефти. В первую очередь – для Венесуэлы, чья экономика в годы правления безумного Уго Чавеса и его незадачливого преемника Николаса Мадуро была выстроена как типичная “нефтяная халява”, подразумевающая борьбу с инициативными гражданами и раздачу призов наглым бездельникам. На втором месте – Россия – такая же экономика подавления инициативы и торжества тотальной коррупции и самодовольного безделья.

В этой связи, конечно, хотелось бы задуматься над тем, что Россия, в отличие от Венесуэлы, участвовала в переговорах относительно снятия санкций с Ирана. И ее дипломаты сделали все возможное, чтобы потуже затянуть петлю на шее собственной страны – то есть ускорить договоренности с Тегераном. Но, с другой стороны, российская политика никогда не подчинялась законам логики и всегда руководствовалась соображениями антиамериканизма и слепой ненависти к цивилизованному миру, а уж потом – здравым смыслом.

А, кроме того, переговоры по иранской ядерной программе, вновь напомню, начались тогда, когда с нефтяными ценами все было отлично и в Москве могли думать, что доходов от сырья хватит на всех, а вот прибыли от продажи оружия и участия в строительстве “мирных АЭС” выглядели весьма привлекательно. Но жизнь вновь посмеялась над Владимиром Путиным.

Итак, говорить о том, что возвращение Ирана на нефтяной рынок приведет к глобальным переменам, не приходится. Это возвращение лишь фиксирует и закрепляет глобальные перемены – что куда важнее.

Виталий Портников

P.S. Правительством Ирана уже утверждено решение об увеличении добычи нефти на 500 тысяч баррелей в сутки после того, как США и ЕС отменили экономические санкции против Тегерана,

Об этом сообщает Associated Press.

"Иран готов увеличить добычу нефти на 500 тысяч баррелей в сутки после снятия санкций, приказ об увеличении добычи был издан сегодня" — заявил заместитель министра нефти и управляющий директор Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Рокнеддин Джавади в понедельник, 18 января.

Ранее Иран экспортировал 2,3 млн баррелей нефти в сутки, однако после введения в 2012 году санкций объем поставок упал до 1 млн баррелей. Теперь Иран намерен вернуть свою долю рынка.

http://censor.net.ua/

Карта в реальном времени

Утро понедельника. Штормовое предупреждение.
Искандеры хохочут. Всем понятно, что он всех переиграл.
Красненькие — это танкеры.

Ian Valietov

Поделиться:
Загрузка...