Шутник Ургант и кровавые походы запорожцев на Москву и русский Север

63

История с неудачной шуткой популярного телеведущего Ивана Урганта продолжает будоражить самостийные умы.

svpressa.ru

Всю неделю на теме пиарились киевские националисты – собирали протестные подписи в Верховной Раде, вымазывали портрет Урганта помидорами у калитки посольства РФ и обещали $10 тысяч за лучшее оскорбление шоумена.

Украинский МИД потребовал от «смачного» Ивана официальных извинений. Тот поначалу пробовал отшутиться, но вскоре все же принес ожидаемые извинения в эфире российского «Первого канала»

Ответ с берегов Днепра последовал в минувшее воскресенье. На общенациональном «Новом канале» пафосный шоумен-галичанин Сергей Притула показал средний палец в адрес российского коллеги, после чего, приложив руку к сердцу, с чувством несколько раз сказал: «Извини, извини!».

Жест пана Притулы публика в зале встретила бурными аплодисментами. Следом в эфире постебались над Владимиром Путиным, пытавшемся что-то сказать на украинской мове. А уже в понедельник в эфире программы «Свобода слова» на канале ICTV заместитель главы парламентской фракции «Свобода» Андрей Мохник заявил, что бандеровцы не намерены извинятся перед Ургантом за «жида».

Однако если на ТВ-шоу и в социальных сетях проходит такой примитивный политический кич, то более или менее серьезная пресса задалась неожиданным вопросом: «А были ли действительно в истории Украины красные комиссары, «рубавшие жителей деревни» как зелень»? Оказалось – неизвестно о таких случаях! Ни одного за всю гражданскую войну. Расстрелы — обычная практика. Зато рубать комиссаров, офицеров и прочую «сволоту» было любимой забавой самих украинских селян.

1919-й, украинская деревня вооружена до зубов и организована местными атаманами. Десятки и сотни «батек» по всей Украине! Повстанческая армия Нестора Махно громит тылы Добровольческой армии и срывает победное наступление деникинцев на большевистскую Москву. Атаман Григорьев штурмует белую Одессу. Поигравшись в большевизм, «батьки» начинают крутую разборку с красными продотрядами. Хлопцы мстят за хлеб и сало, без которого не построишь новый мир.

Летом 1919 года коммунисты сидели в Киеве. А по живописным окрестностям гулял атаман Зеленый. Атаман известен тем, что после очередной попойки «денонсировал» Переяславскую раду о воссоединении Украины с Россией. За что в ющенковские времена удостоился монумента на днепровской круче. А еще устроил так называемую Трипольскую трагедию.

Триполье – богатое село под Киевом. Селяне округи отказались слать в город харчи. Ревком постановил усмирить атамана, но боевых частей под рукой не было. Отряд особого назначения сформировали из комсомольцев киевского Подола. Командиром был 19-летний Михаил Ратманский.

— Закончился поход быстро и печально, — пишет известный украинский историк и публицист Олесь Бузина. — Зеленый и его хлопцы прижали комсомольцев к Днепру и порубали. Не в переносном, а в прямом смысле. Как зелень. Только шашками. Что тоже объяснимо. Ведь поход юных энтузиастов с Подола был не природоведческой экскурсией, а военной операцией с целью изъятия продовольствия. Они добровольно прыгнули в кашу гражданской и сварились, как овощи в программе «Смак».

Россия всегда хочет выглядеть победительницей, забывая свои поражения. Зато украинцы с маниакальным упорством доказывают «униженность и оскорбленность». Национальная обида на безусловно глупую и ничем исторически не обоснованную шутку Ивана Урганта на самом деле – серьезный повод для социально-психиатрического анализа. Без которого трудно говорить о нормальном развитии украинской государственности.

Между тем, какие могут быть обиды, если год назад исполнилось ровно 400 лет со дня, когда запорожские казаки захватили и уничтожили Вологду. Так глубоко внутрь России не пробиралась даже орда Батыя!

Запорожцы считались частью армии польского гетмана Кароля Хоткевича, разбитого князем Пожарским под Москвой. Отделившись от поляков, они направились на север — просто пограбить.

Богатая Вологда стояла на торговом пути в Западную Европу. Кремль, соборы, склады и конторы английских и голландских купцов – заманчивая добыча. Случившееся ярко иллюстрирует донесение местного архиепископа Сильвестра: «Разорители православной веры пришли на Вологду безвестно изгоном, город взяли, людей всяких посекли, церкви Божии поругали, город и посады выжгли до основания».

При желании русские могли бы раздуть из вологодской резни национальную трагедию. Но запорожский погром Вологды – историческое табу. Якобы, городом овладел «один из польско-литовских грабительских отрядов». Точно так же предан забвению факт участия украинцев в походе на Москву, когда на территорию Русского государства царя Михаила Федоровича Романова вторглось 20-тысячное войско Запорожской Сечи.

Сечевиков вели два нынешних национальных героя Украины — кошевой атаман Петр Сагайдачный и будущий гетман Михаила Дорошенко. Украинцы шли на выручку армии соискателя Московского царского трона Польского королевича Владислава.

На пути атаманов лежали Путивль и Рыльск, Ливны и Елец. Города были разорены, их защитники и мирное население, включая женщин и детей, погибли под запорожскими ножами. Дотла сожжена Кашира, все жители вырезаны. С особым остервенением запорожцы жгли монастыри и рубили монахов.

Со Свято-Николаевским монастырем Сагайдачный проделал то же, что и с Софрониевским. А после этого двинулся на Ливны. Хотя в некоторых украинских источниках указывается Курск. Гетман и пошел в обход. На Ливны, разрезая пространство между Курском и Кромами. Ливны не в пример Кромам были второразрядной крепостью Засечной черты. Стены крепости были деревянно-земляные. Ливенцы оказали ожесточенное сопротивление, но силы оказались слишком неравны: по росписи 1618 года в ливенском гарнизоне насчитывалось всего 940 человек. Оставив пепелище на месте Ливен, Сагайдачный пошел далее на Елец.
«Ливенское разорение» нашло свое отражение в летописях. Вот как изображено побоище под Ливнами в Бельской летописи: «А пришол он, пан Саадачной, с черкасы под украинной город под Ливны, и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинно, и много православных християн поруганья учинил и храмы Божия осквернил и разорил и домы все християнские пограбил и многих жен и детей в плен поимал».

Кошевой атаман Петр Сагайдачный, retrobazar.com

После Ливен настала очередь Ельца. Елец — крепость сильная, не в пример Ливнам, и гарнизон раза в два побольше. В 1616 году городового войска в тридцати городах от Арзамаса до Новосиля было 12840 человек. В том числе в Мценске — 781, в Новосиле — 806 , в Ливнах-824, а в Ельце — 1969. Елец держал пограничную оборону от татарских набегов на участке около семидесяти километров по фронту и до сорока в глубину. Ельчане заперлись в крепости, героически отбивали приступы. Обороной Ельца руководил воевода Андрей Богданович Полев. Видя, что силой город не взять, Сагайдачный пошел на хитрость. Он снял осаду и сделал вид, что отступает. Воевода Полев поверил и приказал преследовать противника, «со всеми людьми из города вышел». Увлеченные преследованием ельчане отдалились от города, а в это время отряд казаков, сидевший в засаде, ворвался в беззащитный Елец. Город был разорен до тла и сожжен, его защитники и мирное население, включая женщин и детей, погибли под запорожскими ножами. А Сагайдачный пошел на север, на Михайлов, через Данков, уже взятый к тому временем авангардом запорожцев под командой будущего гетмана Михаила Дорошенко.

Крепость-город, Михайлов, ХVI век. Реконструкция Ю.Бучнева, history-ryazan.ru

Лебедянь, Данков, Епифань, Скопин и Ряжск — Сагайдачный умертвил тут множество мужчин, женщин и детей, вплоть до сущих младенцев. Затем, ворвавшись в рязанскую землю, предал огню много посадов, поубивал священников и собрался приступом взять Переславль-Рязанский (нынешнюю Рязань), однако был отбит. Ворвался в Серпуховский посад, все пожег, порубил жителей, не успевших спрятаться в Кремль на храмовой горе. Обстрелял из пушек Кремль, попытался его взять, и после конфузии ушел на Калугу. Там проделал то же самое, по пути утопив в крови монастырскую братию Боровска.

Запорожцы производили в Калужской области и в местах, прилегавших к Оке, разбои и опустошения: жителей вырезали, церкви жгли и все совершенно разграбили. Обыватели всех мест, где только появлялись лыцари Сагайдачного, бросали свои жилища, и спасались бегством в Москву толпами.

Надо особо отметить, что братья-украинцы резали не только городское население, но и сельское, вообще всех, кто встречался на пути. В советские времена по этому поводу случился настоящий провал исторической памяти, связанный с насущной необходимостью крепить дружбу республик-сестер. Хотя до революции о той же вологодской резне выходили серьезные исторические исследования.

Например, подробную статью о ней написал в 1898 году Н. Ардашев в «Журнале Министерства народного просвещения Российской империи». Пересказ опубликовала «Киевская старина»: «Осадив и разорив Вологду, малороссийские казаки или черкасы явились к Спасо-Прилуцкому монастырю (в 5 верстах от города). Здесь они «братью и служек и крестьянец многих посекли и в церкви Божия милосердия образы ободрали, и казну монастырскую без остатка поимали». Потом, по словам автора той же статьи, «черкасы ушли от Вологды и пошли вверх по Сухоне к Тотьме, опустошая по пути волости, сжигая деревни и убивая людей».

Запорожские казаки держали путь на самый север, намереваясь разграбить Соловецкий монастырь. Перечислить пострадавшие от них города и монастыри просто не представляется возможным — Каргополь, Холмогоры и т. д. Казацкий отряд полковника Барышпольца вышел к самому Белому морю. Весь север России был объят страхом перед пришельцами.

Но Соловецкая твердыня оказалась не по зубам. Конец запорожской гульбе положил «генерал Мороз». Кто не замерз, был убит стрельцами, наконец-то присланными князем Пожарским.

Славных посланцев Запорожской Сечи подстерегли и разбили в битве у Олонца. Это райцентр в Карелии. Самое место поставить еще один памятник героям незалежной Украины.

Сергей Ильченко

Поделиться:
Загрузка...