Кто управляет Россией?

24

 На Западе – и особенно в Вашингтоне принято считать, что в России именно премьер-министр Владимир Путин заправляет всем, а президент Дмитрий Медведев лишь номинальный руководитель, чьи заявления и действия являются частью заранее расписанного сценария, составленного с целью ввести легковерных иностранцев в заблуждение. Но думать так означает чрезмерно упрощать ситуацию.

Хотя Путин был и остается ключевой руководящий фигурой в России, нет никаких сомнений в том, что Медведев считает себя реальным президентом, и что его подчиненные определенно руководствуются этой точкой зрения – как в бюрократической борьбе с правительством, так и делая публичные заявления.

Немало выводов было сделано из того, что Медведев не внес существенных изменений в состав кремлевского руководящего аппарата — большую часть его сотрудников он унаследовал от Путина вместе с ключами от Кремля. Хотя слухи о том, что российский президент сменит главу своей администрации Сергея Нарышкина, распространяются все шире.

Однако, что еще важнее, ряд унаследованных Медведевым советников начали пересматривать свои личные интересы, по мере того как их новый шеф становился все более заметной и влиятельной фигурой. Это, в свою очередь, становится дополнительным импульсом для президента.

Российский политический класс хорошо помнит изречение Сталина о том, что «кадры решают все», и не устает обсуждать, кто же к какой команде принадлежит.

К тому же, в новом докладе научно-исследовательского центра, председателем которого является Медведев, призывается к созданию «параллельной вертикали власти» (под началом Медведева), действующей одновременно с «регулярной бюрократией» (под началом Путина), с целью модернизации России, поскольку – согласно мнению главы института Игоря Юргенса – модернизация «невозможна в условиях господства путинской элиты». Некоторые представители лагеря Медведева не скрывают своего раздражения в связи с тем, что даже через 18 месяцев после выборов Путин все еще не предоставил своему преемнику возможности управлять страной.

Со своей стороны лагерь Путина возмущен все более агрессивным поведением сторонников Медведева, которому, по мнению большинства, сам президент попустительствует – а то и поощряет его. По мнению сторонников Путина, пока что Медведев должен смириться со своими ограниченными полномочиями, чтобы избежать появления дестабилизирующего раскола в российской правящей элите.

Наибольшее беспокойство в рядах сторонников Путина вызывает постоянная скрытая критика президентства Путина со стороны Медведева, выражающаяся в регулярных высказываниях нынешнего президента, в которых он осуждает всеохватывающую коррупцию и экономическую слабость России, а также недостатки ее политической системы – включая его недавние нападки на Сталина и его политическое наследие.

Это лишь провоцирует попытки напомнить как россиянам, так и внешнему миру, что премьер-министр все еще играет весьма значимую роль — например, его заявления касательно Ирана (санкции преждевременны) и вступления России во Всемирную торговую организацию (практически сорванное предложением Путина о подаче Москвой заявки на вступление совместно с Казахстаном и Белоруссией).

Скорее всего, российские президентские выборы 2012 года окажутся решающими для отношений Путина и Медведева, хотя сами выборы вероятно будут иметь куда меньшее значение, чем непосредственно предшествующий им период – именно тогда будет действительно решаться, кто из них будет баллотироваться в президенты и победит. Большинство по-прежнему полагает, что выбор будет сделан в пользу Путина, однако сторонники Медведева надеются, что Путин не станет оказывать значительного сопротивления, если они бросят ему настоящий вызов. Чем меньше времени остается до выборов, тем сильнее давление на российскую элиту, вынуждающее ее выбрать одну из сторон.

Ирония заключается в том, что соперничество между Медведевым и Путиным обеспечивает России больше политического пространства, но некоторым образом накладывает ограничения на ее медийное пространство. Представители элиты свободны выбирать одну из сторон и обсуждать причины своего выбора в сети Интернет и в газетах, но не могут поднять эту тему на телевидении, которое контролируется наиболее жестко, поскольку его влияние распространяется на всю страну. Телевизионные каналы находятся в незавидном положении, поскольку получают противоречащие друг другу указания от Кремля (т.е. администрации президента) и российского Белого дома (т.е. правительства премьер-министра) и пытаются не вызвать недовольство ни одной из сторон.

Это соперничество может также привести к любопытным результатам в российской внешней политике. Например, в то время как Медведев демонстрирует более либеральные взгляды относительно внутриполитических вопросов, в большинстве случаев он занимает довольно жесткие позиции во внешней политике – несмотря на приятные слуху Запада комментарии относительно санкций против Ирана. Со стороны Медведева было бы рискованно позволить Путину обойти его в сфере национальной безопасности, где компетенция президента ограничена, а твердость его позиций подвергается сомнению.

Нежелание Медведева идти наперекор Путину в вопросах внешней политики может стать преимуществом, если благодаря ему международные проблемы не станут одной из основных тем напряженного политического поединка, рассчитанных на привлечение внимания. Путин достаточно популярен в России, чтобы у него не было нужды во «внешних врагах» для укрепления своих позиций, и согласно результатам опросов общественного мнения даже в экономических вопросах Путин считается более компетентным, чем Медведев.

Однако для Соединенных Штатов и Европы новая политическая неопределенность в России и, как результат, неоднозначная иерархия власти в стране лишь создает дополнительные сложности во взаимодействии с ее коррумпированным, автократичным и зачастую некомпетентным бюрократическим аппаратом.

Тем не менее, тот факт, что Москва довольно несговорчивый собеседник – и может стать еще более несговорчивым – не означает, что диалог с ней совсем невозможен. А принимая во внимание, что на кону стоят ключевые вопросы международной безопасности – включая проблемы Ирана, Афганистана и энергетической безопасности – многочисленные сложности и неудачи России не должны стать поводом для отказа от более активного взаимодействия с Москвой.

Одно можно сказать наверняка: ни обаяние Барака Обамы, ни апелляция к общим интересам не убедят не склонных к сентиментальности российских лидеров. Лишь комбинация реально действующих рычагов влияния и реально действующих стимулов может заставить шаткий тандем Путин-Медведев принять во внимание приоритетные интересы США и более широкие приоритетные интересы Запада.

Пол Сондерс  и Димитрий Саймс

Поделиться:
Загрузка...