В ожидании исторического решения об украинской автокефалии

258

Украинские православные подошли к важному рубежу. Решение об автокефалии имеет значение и для Европы в целом

Вопрос о полной самостоятельности православной церкви в Украине, как многие понимали уже в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым и началась война в Донбассе, неизбежно окажется в повестке дня.

И вот это произошло. В апреле Вселенский Патриархат официально принял к рассмотрению вопрос о признании автокефалии Православной Церкви в Украине в предоставлении ей Томоса — документа, который позволит значительной части украинских православных выйти из подчинения Московскому Патриархату и стать одной из полноправных Поместных Церквей.
Ранее Вселенский Патриархат не выражал так ясно желания участвовать в судьбе православных в Украине. Новостью стало публичное подтверждение Патриархом Варфоломеем того, что работа ведется.

В Украине после крушения СССР православные приходы разделились на три группы. Изначально, большая часть приходов принадлежали Московскому Патриархату, в три раза меньше — под руководством вышедшего из-под контроля Москвы митрополита Филарета, и небольшая группа, называющая себя украинской автокефальной Церковью. На сегодня количество сторонников Филарета и идеи автокефалии значительно превышает число промосковски настроенных прихожан. Москва по сей день не признает митрополита Филарета.

Сейчас идет активная фаза переговоров и полемики: может ли патриарх Варфоломей, получив поддержку еще нескольких глав Поместных Церквей — а их всего 15 — принять решение о создании автокефальной церкви в Украине, даже в том случае, если Москва будет против? Ранее казалось, что такое решение невозможно. Тем более, что и среди самих православных в Украине не было сильного движения в сторону автокефалии. Но историческая ситуация изменилась. Это понимают все: и в Киеве, и в Москве, и в резиденциях глав остальных восточных церквей.

Вопрос стоит так: если Вселенский Патриарх объявит Томос о создании канонически признанной Поместной Церкви в Украине — то те приходы всех трех групп, которые захотят влиться в процесс создания самостоятельной Церкви — смогут это сделать. Киевские гражданские власти гарантируют, что те, кто не захочет этого делать, могут остаться в старых статусах, сохраняя свои приходы. В Москве утверждают, что такое решение может привести к конфликтам, расколу православия и чуть ли не к гражданской войне. Но это, конечно, преувеличение. Единство украинских православных с Москвой уже сильно повреждено кремлевской политикой после 2014 года. Появление Поместной Церкви в Украине означало бы окончание замороженной ситуации, которая осталась в наследство от периода крушения СССР.

Почему Евросоюзу и европейским странам следует внимательней отнестись к этой ситуации? Московская концепция «русского мира» до 2014 года в целом оставалась культурно-просветительской. Но во время вторжения в Украину стало ясно, что Москва теперь использует «русский мир» как неоимперскую концепцию и как один из инструментов гибридной войны. К сожалению, Московская Патриархия не смогла дистанцироваться от этого идейного поворота. Возникла ситуация, при которой принадлежность к «московской церкви» — это маркер, который должен означать приверженность идеями неоимперской гегемонии Москвы. Именно на этой почве началось движение внутри украинских приходов и среди епископата. Сейчас уже появились публикации, что даже нынешний глава УПЦ МП — митрополит Онуфрий — в начале 90-х гг. поддерживал автокефалию, как историческую задачу.

Появление в Восточной Европе крупной по численности канонической православной церкви, ориентированной на общий процесс европейского развития — это исторически очень значимое событие. На континенте есть страны, где доминирует православие. Одни из них уже в Евросоюзе (Греция, Болгария, Румыния), другие (Сербия) находятся на пути к нему. Создание независимой православной церкви в Украине поставило бы ее в этот ряд европейских стран.

Москва имеет ресурсы оказывать давление на Синод Элладской Церкви, а также рассчитывает, что Грузия, Болгария и Румыния не поддержат Вселенский Патриархат и Киев. А в Киеве, как видно из украинской прессы, считают, что Томос даже уже написан, но еще не подписан Варфоломеем и членами Константинопольского Синода. Митрополит Иларион — правая рука патриарха Кирилла — в конце июня побывал в Греции, ведет активные консультации и с главами других Поместных церквей. Он стремится разрушить возникающий альянс в пользу украинской автокефалии.

С точки зрения длинной исторической перспективы ясно, что Москва не сохранит своего церковного доминирования в Украине. И, может быть, ей самой было бы выгодно сейчас согласиться на украинскую автокефалию. В будущем канонические отношения были бы проще и ровно такими же, как у Москвы с сербской церковью или болгарской.

Автокефалия позволила бы вывести за скобки политику и остаться только «церквами-сестрами» исключительно в христианском смысле.

В этом смысле, если Вселенский Патриархат примет сейчас историческое решение об украинской автокефалии он заложит очень глубокие основы для развития европейского православного мира на многие и многие десятилетия вперед.

Александр Морозов 

Поделиться:
Загрузка...