У России денег осталось всего на год, а Украине будет тяжело

148

Как всемирный кризис, спровоцированный пандемией коронавируса повлияет на Россию и как из кризиса будет выходить украинская экономика в том числе – рассказал российский экономист Владислав Иноземцев.

А цена в $20 за баррель – не слишком мало для российской экономики, например?

– России будет плохо. В 2008 году нефть за несколько недель упала с $130-140 до $50 за баррель. После этого в 2014-м с $80 рухнула до $28. Сейчас она уже почти три недели держится ниже этой отметки. Как будто какая-то высшая сила говорит Кремлю: друзья, мы вас два раза предупреждали: не может на этой черной жидкости жить целая страна.

Да, нефть за $20 за баррель – это очень мало. Тем более что $23 за баррель – это цены фьючерсных контрактов на май по сорту Brent. В России добывают сорт Urals, более сернистый и дешевый. На той неделе в Роттердаме за него давали всего $13 за баррель – а этого не хватает, чтобы добыть нефть, доставить её сначала в порт, а потом и заказчику, а также оплатить все российские налоги. Ситуация крайне сложная – тем более, что страна очень привыкла жить относительно хорошо (я говорю «относительно», потому что уровень жизни в российской и украинской глубинке не так чтобы сильно отличается, все деньги у нас оседают в Москве даже в большей степени, чем у вас в Киеве). Давно уже было заметно, что нужно развивать экономику, проводить индустриализацию, пытаться встроиться в нормальный технологический прогресс. В России все делали наоборот и кого теперь хотят обвинить? Ну, извините!

Касательно экономики, то мой прогноз по России на этот год: падение ВВП минимум на 4% (скорее даже значительно больше), но коллапса при этом не случится. Российская экономика достаточно прочна и чтобы ее развалить – не очень и представляю, какие нужны усилия. Народ вполне готов затягивать пояса, внутренний рынок достаточно большой. И в этом отношении нельзя сказать, что если нефть будет по $30 за баррель на протяжении двух лет, то наступит полный коллапс. Реально экономика будет постепенно сокращаться – это да. Но она уже и так лет десять как не растет.

– Некоторые экономисты говорят, что у России многомиллиардные резервы, до 600 миллиардов, и на этих деньгах 5-6 лет можно продержаться.

– Тут надо различать два момента. Да, у России есть порядка $554 млрд резервов, но это резервы Центрального банка. Он покупает валюту, которая приходит в страну, и против неё выпускает рубли. Точно так же поступает и Национальный банк Украины, эмитируя гривню. Эти резервы – обеспечение нормального денежного оборота, своего рода гарантия от обесценения национальной валюты. Помимо этого есть резервы у правительства, собранные за те годы, когда бюджет в стране был профицитным.

Власти не тратили эти сверхдоходы, а собирали их в Фонд национального благосостояния. Этот Фонд и есть резерв правительства, с которого оно может повысить пенсии, поддержать авиакомпании и т.д. Эти деньги – по сути, кошелек Кремля. Сейчас в нём не более $123 млрд., это данные на 1 марта, отчётность на начало апреля пока не опубликована. Эта сумма равна приблизительно 9% российского ВВП. Насколько её хватит? Вот тот же американский пакет на $2,2 трлн – это 10,1% ВВП США. Денег Кремлю потребуется очень много. Когда они кончатся, я пока сказать не берусь. В худшем сценарии – к началу следующего года.

– То есть пенсии и зарплаты бюджетникам платить будут?

– Безусловно, будут платиться пенсии, зарплаты военным, полиции, врачам. Государственные функции будут выполняться. Но это не решит всех проблем. Да, из бюджета кормится значительное число россиян. Но далеко не все. Есть огромная сфера обслуживания, промышленность, частный бизнес, которые зарабатывают деньги с рынка и содержат на них своих работников. Если бюджет будет выполняться, но при этом те, кто не получает из него денег, будут ходить меньше в кафе, магазины, торговые центры, никто не будет ездить и летать, то частный сектор начнёт сворачиваться. Работники будут получать меньше зарплаты или их начнут увольнять, бюджет недополучит налоги, арендодатели столкнутся с трудностями.

Мне кажется, что российская власть уникальна в том плане, что она думает: если бюджет всё всем заплатит – всё будет хорошо. Но это не так. Даже если бюджет всё всем заплатит, останется огромная часть экономики, которой от бюджетных расходов ни холодно, ни жарко. Если у вас есть сеть киосков где-нибудь на периферии, где есть несколько предприятий, то если они встанут, никакой бюджет вам не в помощь. У людей не будет работы, не будет денег, они просто не будут покупать ваши товары. На одних пенсионерах и военных вы нужную выручку не сделаете. Начнутся убытки и безработица.

Поэтому шапкозакидательство, которое пока еще есть в Москве, скоро сменится ощущением ужаса. Не сразу, но через месяц-другой.

– А тут еще Путин продолжил свои полномочия на 16 лет.

– Смотрите, сейчас эта тема уходит на второй план; голосование по поправкам в Конституцию перенесено. Чуть позже, конечно, оно состоится – и даже если большинство россиян не придет на участки, все равно все нужные результаты будут нарисованы. Однако это не конец истории.

Путин считает, что у него есть только формальные препятствия для переизбрания в 2024 г. – ограничение числа президентских сроков. Это препятствие он, положим, преодолеет, отменив это ограничение. Но ведь выборы 2018 г. были довольно специфическими. Многие думали, что в 2024 г. Путин уйдет – и голосовали за него – скорее за его прошлые «заслуги», чем в надежде избрать его пожизненно. В 2024 г. значительная часть общества надеялась увидеть Путина пенсионером «союзного значения». Сейчас вырисовывается перспектива его нового выдвижения. Не уверен, что все от этого в восторге.

Тем более что наступающие годы будут тяжёлыми, экономика может пойти вразнос. В такой ситуации можно не получить 50% даже если только одна твоя фамилия вписана в бюллетень. Даже если Путин перенесет выборы – например, на 2022 г., все равно ближайшие пару лет будут непростыми. Так что дать Путину право переизбираться и его переизбрать – это вовсе не одно и то же. Даже в России. Конечно, заглядывать наперед тяжело, но людям сложно объяснить, почему они и все их знакомые голосуют против, а кандидат и итоге получает 90%. Конечно, Россия – не Украина, но даже россияне могут с таким не смириться.

Поэтому давайте дождемся следующих президентских выборов. Мне кажется, они могут оказаться довольно неожиданными.

– А что будет с украинской экономикой? Падение наметилось еще до начала мирового кризиса и над страной в буквальном смысле опять замаячил дефолт.

– Мне сложно давать конкретные советы украинским властям. Прежде всего стоит заметить, что прошлый год в Украине экономически был довольно успешным. Экономика росла, гривня укреплялась, быстро падала доходность государственных заимствований. Складывались условия к снижению налогов на бизнес и раскрепощению инициативы предпринимателей. Может быть потому, что я в последние годы жил в основном в России и Европе, то приезжая в Украину, я всякий раз был поражён тем, насколько в вашем народе сильна предпринимательская жилка и сколько в нем инициативности и творчества.

Однако власти не решились дать экономике шанс и пошли по пути дальнейшего повышения налогов и дальнейшей формализации хозяйственных правил. Низкие налоги могли бы поддержать экономику в условиях дорогой гривни, но этого не произошло. В результате условия для бизнеса ухудшались из-за роста издержек, а для правительства – улучшались за счёт запредельных налогов и дешевых займов. Неудивительно, что спад в промышленности стал заметен ещё до начала эпидемии.

Затем, когда стало понятно, что встречи с новым вирусом не избежать, власти применили очень жёсткие меры, закрыв тысячи бизнесов, заблокировав границы и даже ограничив въезды в крупные города. Я не уверен в том, что эти меры правильны. Смотрите: в том же Китае, где даже официальное число больных превышало 80 тыс., карантин распространялся в самые тяжёлые недели менее чем на 5% населения. Украина в этом отношении взяла неподъёмную ношу. Более того – если те же американцы могут вбросить в экономику массу денег, эквивалентную 10% ВВП, то украинские власти, я полагаю, не смогут мобилизовать даже 2%. Иначе говоря, они оставят попавшие в беду малые и средние компании умирать (собственно, нечто похожее наверняка случится и в России). Поэтому, я думаю, возрождение после кризиса будет тяжёлым.

Относительно дефолта – он будет сейчас зависеть от позиции МВФ. Если Фонд выдаст давно обещанный кредит, Украина пройдёт кризис легче, чем если потребуется отказ от выполнения обязательств или их реструктуризация. Дефолт – это всегда падение курса национальной валюты, высокая инфляция, ухудшение условий кредитования. Все его негативные следствия отразятся прежде всего на простых людях. А они, мне кажется, давно уже заслужили нечто более достойное. Так что я бы советовал украинским властям сделать всё от них зависящее, чтобы не ухудшить условия жизни тех, кто сделал их властью…

Зеленський: Моя місія – припинити пандемію коронавірусу.
— Якщо він припинить пандемію так, як він припинив війну, то у нас великі проблеми. (Йозеф Кнехт)
Поделиться:
Загрузка...