Ситуация уже развивается не по кремлевскому плану

389

Теперь мы знаем, причем – от самих россиян, что им не удалось эффективно бороться с нашими катерами без применения оружия.

Они оказались настолько более маневренными, что пытаясь зажать один из катеров между пограничными судами ФСБ РФ «Изумруд» и «Дон», наш катер умело сманеврировал и те просто столкнулись друг с другом, получив серьезные повреждения. Будь пробоины ниже ватерлинии, вся эпопея могла закончиться куда хуже. Но именно потому, что бездари размолотили собственные суда, они и прибегли к силе оружия. Кстати, даже стрелять по катерам у них получалось очень слабо и потому, их атаковала уже авиация ВС РФ. И только после того, как наши катера стали получать повреждения именно от ракетно-артиллерийского огня, они вынуждены были остановиться, во избежание жертв среди экипажей.

Это увидел весь мир, но началось все гораздо раньше и даже не 23 ноября. В то воскресенье выложилась уже силовая составляющая процесса отделения Украины от РФ, в данном конкретном случае – от российской церкви. Такая постановка вопроса может показаться странной, но это лишь на первый взгляд.

Как мы уже писали, вопрос о присутствии московской церкви в Украине является одним из последним из последних крепежных элементов империи. В самом деле, энергетический крепеж Украина демонтировала, экономический – успешно демонтирует и тотальной ориентации на российский рынок уже нет, как и нет повсеместной кооперации. Военный крепеж, слава богу, так и не был восстановлен, со времен распада совка, а вот церковный – оставался и пока – остается.

Ликвидация этого крепежа куда более важна, чем все перечисленное выше, поскольку тут сразу возникает совершенно иная церковная и светская история и то, что со времен совка подавалось со знаком «плюс», окажется со знаком «минус», а плюс к тому, пойдут наружу все те чудовищные преступления, что Москва творила на нашей земле за сотни лет оккупации или набегов.

Собственно говоря, это уже окончательный крах империи в ее минимально жизнеспособном формате. Кроме того, церковные вопросы получают совершенно другой вид и в самой РФ, если Украина уходит в автокефалию. Так что этот ряд событий следует воспринимать правильно, понимая их ценность не только для Украины, но и для Московии. Если есть понимание всех этих событий не как отдельных эпизодов или даже общей картины, но как динамичного процесса, то логика развития событий станет очевидной.

Итак, Порох прямо и опосредованно, вел переговоры с Константинополем об автокефалии. Он – человек рациональный и тоже быстро вычислил ту скрепу, которую надо сломать не только для того, чтобы Украину ничего не держало на пути домой, в Европу, но чтобы Московия лишилось своего имперского стержня. Насколько можно понят, Патриарх Вселенский Варфоломей – очень мудрый человек и наверняка, обсуждая с Порохом возможность автокефалии, он сказал Пороху о том, что у него и у Вселенской Патриархии хватит духу на этот шаг, но хватит ли ее у самой Украины и лично у Пороха. Причем, там вполне могли оговариваться возможные сценарии развития событий, включая и пародию «крестового похода», который может устроить Московия.

Думаю, там был откровенный разговор и возможно, Варфоломей дал добро еще раньше, но Украина еще не была готова начать этот процесс, по многим причинам и в частности – в плане военных кондиций. Дело даже не в кондициях именно вооруженных сил, хотя и это – важный фактор, а в плане поддержки партнеров, если начнется драка, вызванная уходом Украины в автокефалию.

Похоже на то, что в конце весны – начале лета, Порох дал знать Варфоломею, что готовность уже достаточная и можно начинать процесс. А дальше, все пошло в неотвратимом порядке и безусловно, процесс предполагал жесткое противостояние Москвы как с Киевом, так и с Константинополем, пусть и разными средствами. Вспомним конец августа – начало сентября, когда Гундяев раскидывал пальцы перед Варфоломеем, а потом – отвалили не солоно хлебавши. Именно тогда российский главпоп высказал угрозы лично Варфоломею и Вселенскому Патриархату.

До начала Ноября этот процесс имел еще неопределенный по результатам и срокам, исход. Российская пресса была просто набита заголовками о том, что Константинополь отложил вопрос украинской автокефалии до лучших времен, а бородатые деятели поясняли, что отложен он на месяцы, а возможно и на годы. Но в начале ноября стало понятно, что речь идет о неделях. И вот тогда пришло время империи осуществить свои угрозы. К нашим границам потянулось то, что стояло на перевалочных базах для Сирии, а против Варфоломея началась игра на раскол православной церкви.

В Москве поползли слухи о духовном здоровье патриарха и так далее. Московская церковь разорвала связи с Константинополем и попыталась собрать собственный, альтернативный собор, чтобы занять место Константинополя.

И теперь это уже стало не просто рядом действий, а конкретными мероприятиями, упирающимися в дату 27 ноября, когда собирается Синод Вселенского Патриархата для утверждения текста томоса об автокефалии украинской поместной церкви. Именно к этой дате были привязаны мероприятия, о которых (как теперь понятно), стало известно нашим военным и соответствующим службам Вселенского Патриархата.

Очевидно, что против Украины готовились военные действия и похоже на то, что эта угроза никуда не делась, а против Константинополя – ряд мероприятий церковного плана.

То, что произошло южнее Керчи, оказалось внеплановым событием. По сути, этот морской бой стал внеплановым обострением ситуации, которое Москва безусловно планировала, но в другом месте. Но все пошло раньше срока и не в том месте, где готовилось изначально. Но раз уже пошел такой разворот событий, то было решено использовать эту ситуацию так, чтобы подать ее как «казус белли» и отработать Грузинский сценарий с первым выстрелом «с той стороны», который хорошо задокументирован. Такой себе аналог Майнильского инцидента. Но наши не стали стрелять, а российские исполнители, в виде военных преступников флота ФСБ, ВМФ и ВВС РФ не смогли сымпровизировать так, чтобы это можно было представить как повод ля вторжения. Как не крути, а вытянуть из этого агрессию Украины – никак не получилось. Мало того, сама Украина взяла инициативу на себя и объявила военное положение, сыграв на упреждение.

Что же сделала Украина? Она сделала то, на что не решилась Великобритания, после применения на ее территории боевого отравляющего вещества. Мы пошли дальше и не просто зафиксировали факт агрессии, но и формализовали его военным положением и уже все ВСУ подняты по тревоге и приступили к выполнению оборонительных планов, а на завтра уже будет готово все для развертывания первой волны мобилизации. Все! Внезапность утеряна.

Сейчас многие пишут о том, что Запад вяло отреагировал на все это. Ничего подобного. Так может писать или враг, или оболтус. Всегда и везде было так, что первая реакция – официальная оценка событий и выбор стороны конфликта. Это мы видели. Все ключевые игроки, кроме Китая (что вполне прогнозируемо) встали на сторону Украины и заявили о своей поддержке. Это как раз то, что необходимо. Это значит, что в отличие от 14-15 года нам дали понять, что каналы поставки вооружений открыты и мы можем рассчитывать на них. Именно по этой причине в Украину, кроме Курта Волкера, прибыл еще один специальный представитель, задача которого именно координация действий по линии обороны.

Вторая волна реакции, которая выражается конкретными действиями, будет чуть позже, после согласований на уровне НАТО, ибо в такой ситуации должна быть согласованная и четкая позиция всех членов Альянса. И такие мероприятия уже идут. Так что действия будут, но чуть позже. В этой ситуации именно Украина поднимает флаг и мы его подняли, заявив о введении военного положения. Но самое главное – ситуация уже развивается не по кремлевскому плану. Мы уже не идем за событиями, которые формирует Москва, а вталкиваем ее в ситуацию, когда она вынуждена двигаться в определенном направлении, где ее уже ждут.

Константинополь дал бой со своего фланга. В первый день Синода, единогласно было принято решение об отзыве томоса от 1999 года и ликвидации экзархата московской церкви в Западной Европе. От московской церкви методично отрезается все, что находится за ее пределами, но западноевропейский экзархат – мощнейший удар как по финансам московской церкви, так и по ее престижу. Ну а в следующие два дня – Томос, который Москва не собиралась допустить.

А теперь – складываем все в единую систему и смотрим на нее как на динамичный процесс и только после этого делаем вывод о том, почему наши моряки вели себя именно так и не иначе, почему завтра вводится военное положение и многое другое, что происходит на наших глазах, но мы ошибочно оцениваем это как отдельные события.

Anti-Сolorados

Поделиться:
Загрузка...