«Роснефть» попросила 460 миллиардов рублей из бюджета

78

«Роснефть» снова обратилась к президенту России Владимиру Путину с просьбой о поддержке за счет федерального бюджета.


Глава компании Игорь Сечин, в 2016 году просивший 2,4 триллиона рублей из Фонда национального благосостояния, а в прошлом году получивший налоговые послабления на 350 млрд рублей до 2027 года, просит Путина о новых льготах — на этот раз для крупнейшего в России Приобского месторождения, рассказали РБК два источника в профильных министерствах.

Как и в случае с истощенным Самотлором, где добыча ведется с 1970х годов, Приобское месторождение, несмотря на огромные оставшиеся запасы также стремительно теряет рентабельность, аргументирует Сечин: добыча становится все дороже, а извлекаемая на поверхность субстанция состоит из нефти лишь на 10%, а на 90% представляет из себя воду.

Глава «Роснефти» просит предоставить Приобскому месторождению льготы в виде вычетов из налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ, взимается со стоимости добытого сырья), аналогичные льготам Самотлора.

Предложения «Роснефти» будут стоить бюджету 460 миллиардов рублей за 10 лет, заявил Reuters представитель Минфина.

P.S. Куда ЦБ дел 5 вагонов денег?

Как-то внезапно, вдруг, и стремительно ЦБ решил избавиться от накопленных в своих подвалах за последние 4 года запасов кэша (наличной иностранной валюты).

Как выяснил СерпомПо из статистики ЦБ, за декабрь Банк резко сократил свои наличные запасы:

на 1 декабря 2018 они составляли $43,95 млрд
на 1 января 2019 — только $14,03 млрд
(см. «Обзор банковской системы», PDF)

При этом ЦБ попытался не привлекать внимания к этой операции, объединив в одну строку ранее существовавшие две: «наличная иностранная валюта» и «депозиты». То есть, попытался скрыть от публики резкое сокращение наличной валюты, утопив его в резком росте депозитов. Что вызывает только дополнительные вопросы и подозрения. Что именно ЦБ пытается скрыть этими манипуляциями?

Ведь это не просто отнести свой кэш в банк и положить его на депозит. $30 млрд , если в 100-долларовых купюрах, это 300 тонн денег, 5 железнодорожных вагонов.

Куда и как уехали эти 5 вагонов денег из подвалов ЦБ?

Мы больше не готовимся к тому, что наши госбанки могут отключить от долларовых расчетов? Ведь именно этого наши власти так сильно боялись весь 2017 и 2018 годы, когда резко нарастили запасы кэша.

Не стоит забывать, что обязательства банков в иностранной валюте в стране все-таки $216 млрд. В том числе перед населением, которое может потребовать именно кэш — $90,1 млрд (на 1 января 2019).

Хватит ли $14 млрд в стране в случае набега вкладчиков в банки за своей валютой?

Или — что было бы единственным логичным объяснением избавления ЦБ от запасов кэша — властью уже принято внутреннее решение, что в случае проблем будет действовать «план Б» с принудительной конвертацией валютных вкладов в рубли при их выдаче?

Ближайшее время, когда кто-нибудь из журналистов сможет задать этот вопрос Эльвире Набиуллиной, наступит, увы, только через полтора месяца, 22 марта, когда состоится ее пресс-конференция по итогам заседания Совета Директоров ЦБ.

Но вот осмелится ли кто-то задать ей такие вопросы? Ведь неудобные вопросы чреваты исключением из «журналистского пула» ЦБ (проверено одним из авторов канала на собственном опыте)…

СерпомПо

Поделиться:
Загрузка...