Почему не будет большой войны на украинской территории

323

Из-за незаменимости украинской системы газового транзита, путинская Россия будет вынуждена свернуть военное давление и усилить политическое

Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что монополисту не удастся полностью отказаться от транзита через территорию Украины. «Мы не говорим о том, что мы полностью перекроем транзит через территорию Украины. Есть сопредельные государства, есть регионы, которые находятся на границе с Украиной со стороны Европы, и, без сомнения, поставки в эти регионы Европы будут осуществляться транзитом через территорию Украины. Другое дело, что это объемы, которые будут, без сомнения, менее значительные» — сказал Миллер и даже назвал цифру — 10-15 миллиардов кубометров газа в год. Это, разумеется, если у «Газпрома» не будет никаких проблем со строительством «Северного потока-2» и второй ветки «Турецкого потока».

Понятно, что заявленные цифры транзит значительно отличаются от тех объемов, которые сейчас прокачиваются через украинскую газотранспортную систему. Так, в 2017 году объём транзита составлял 93, 5 миллиарда кубометров. И показатели объёма от года к году растут.

Тем не менее,публичное признание Миллером того факта, что без украинского транзита не обойтись, значительно отличается от заявлений главы «Газпрома» и его заместителей в прошлые годы. ««Газпром» прекратит транзит через Украину, даже если солнце поменяется местами с луной» — три года назад уверял журналистов заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев. Солнце и луна на своём месте, как и транзит. Что же произошло?

«Газпром» проиграл Украине. Не просто проиграл в Стокгольмском арбитраже, а проиграл стратегически — потому что без украинского транзита и без нового соглашения с Киевом ему не выжить. А вместе с «Газпромом» проиграл Путин. А вместе с Путиным проиграла Россия.

 Математика оказалась сильнее политики. Можно просто посчитать, что мощность «Северного потока-2» в случае его осуществления составит 55 миллиардов кубометров, мощность обеих веток «Турецкого потока» — 31, 5 миллиарда. Это на сегодняшний день меньше, чем объемы транзита через Украину в 2017 году. А спрос на газ в Европе постоянно растёт. При этом мощности, о которой говорят российские эксперты, можно будет достичь только в случае осуществления обоих проектов сразу — и «Северного потока-2», и второй очереди «Турецкого потока». Со строительством каждого из газопроводов — логистические и политические проблемы.
Но даже если эти проблемы будут сняты, «Газпром» все равно не успеет завершить строительство к 2019 году — году, когда истекает срок транзитного контракта с Украиной. Максимум, на который «Газпром» успеет выйти к этому времени (так как не будут достроены ни европейская труба «Северного потока-2», ни вторая очередь «Турецкого потока») — 34 миллиарда кубометров. Это составляет проектную мощность только одного «Турецкого потока». Газ, который должен поставляться по трубам «Северного потока-2» — не менее 55 миллиарда кубометров, а может быть — с учетом роста спроса — и более, — придётся перекачивать через украинскую ГТС.

Почему так произошло? А потому, что Владимир Путин дал руководству «Газпрома» политическое поручение — обойти Украину к 2019 году, когда завершается срок соглашения о транзите газа. Но при исполнении этого указания не учитывались ни объективные технологические и политические реалии, ни увеличение объёмов поставок, которое мы наблюдаем год от года, ни сама необходимость такого увеличения для «Газпрома» и России ввиду снижения нефтяных и газовых цен. И теперь «Газпрому» и «Нафтогазу Украины» все равно придётся начинать соглашения о новом транзите. Конечно, у «Газпрома» во время этих переговоров будут свои козыри в виде строительства новых газопроводов. Но, вместе с тем, у его руководства нет возможности зафрахтовать только те объемы, о которых сейчас говорит Миллер — потому что в 2020 году и еще, по крайней мере, несколько лет у «Газпрома» будут совершенно другие, куда большие транзитные потребности.

А вот у Украины есть возможности до 2020 года полностью отказаться от поставок российского газа. Поэтому преимущество на переговорах будет на стороне Киева, а не на стороне Москвы. Даже если все планы «Газпрома» по альтернативному строительству будут осуществлены, несколько лет подряд десятки миллиардов кубометров газа необходимо будет перекачивать. И даже если к 2022-2024 году «Газпром» выйдет на проектную мощность, все равно останется потребность в перекачке дополнительных объёмов. И это совсем не обязательно 10-15 миллиардов, о которых заявляет Миллер. Потому что объемы увеличиваются. И это может быть и 25, и 35, и даже те же самые 55 миллиардов.

Но самое главное — если «Газпром» договорится с Украиной, например, о 15 миллиардах начиная с 2022 года, то он автоматически лишит себя возможности расширения поставок в Европу. Потому что увеличить мощность «Северного потока-2» или «Турецкого потока» все равно будет нельзя. А украинской ГТС — учитывая ее уникальность и наличие подземных хранилищ газа — можно. То, что сказал сегодня Миллер, означает одну простую вещь — «Газпром» проиграл Украине. Не просто проиграл в Стокгольмском арбитраже, а проиграл стратегически — потому что без украинского транзита и без нового соглашения с Киевом ему не выжить. А вместе с «Газпромом» проиграл Путин. А вместе с Путиным проиграла Россия.

Большой войны на украинской территории не будет, по крайней мере, до тех пор, пока Европа покупает российский газ.

Вместе с тем России придётся вернуться к модели государственно-политического симбиоза с Украиной, необходимой для сохранения ее энергетических интересов как модели не только государственного, но и личного обогащения Владимира Путина и окружения российского президента. Не будем забывать, что «Газпром» не зря называют «кошельком Путина».

Понятно, что взаимопонимание придётся искать с любым руководством. Но лучше — с марионеточным и коррумпированным. Поэтому попытки Кремля по приведению к власти в Украине «понятного для себя» руководства, с которым можно будет обо всем договориться, только усилятся. На выполнение этой задачи будут тратиться куда большие деньги, чем на войну — и это даже не траты, это инвестиции, учитывая то, что они вернутся сторицей при заключении нового транзитного контракта. И, учитывая состояние современного украинского общества, не исключено, что к 2019 году Кремль добьётся успеха — а Запад не будет особо возражать, так как для него вопрос стабильности энергетических поставок все равно важнее вопроса украинской демократии и самостоятельности. Возможность возвращения Украины к роли энергетического сателлита России, к сожалению — тоже следствие из слов Миллера.

Но здесь уже отнюдь не все зависит от Путина, Миллера или западных лидеров. Здесь, в конечном счете, все зависит от нас.

Виталий Портников

Поделиться:
Загрузка...