Оккупационные войска РФ на Донбассе деморализованы успехами ВСУ

165

Перехват разговора боевика российских оккупационных войск на Донбассе:

P.S. Воїни Об’єднаних сил батальйону «Азов» зі складу 30 ОМБр майстерно та професійно знищили бліндаж з бойовиками зі складу 3 мсб 3 мсбр російсько-окупаційних військ.
За даними розвідки втрати противника склали 4 ватрушки.

Анатолий Штефан Штирлиц

P.P.S.

Года полтора назад мы стали отмечать постепенное изменение риторики так назывемых «попочленцев», «новососов» или «недоносов», как они сами себя называют. Сначала это было в виде слабо выраженной тенденции, наподобие «белого шума» или статистической погрешности, но позже это стало проявляться все более четко и сейчас – звучит рефреном.

Дело в том, что у этих деятелей стремительно улетучивается бодрость и жизнерадостность, и часто, вместе с жизнью. Ведь раньше эта бодрость была основана на том, что за ними стоит «военторг», а перед ними – нищая, голая и босая армия. Но ситуация стала меняться, и теперь они это понимают четко и говорят об этом без утайки. Причем, говорят это не нам и не для нас, а между собой, но в присутствии наших корреспондентов.

Сегодня в Сети мы обнаружили радиоперехват как раз такого разговора. Речь там откровенная, и потухший голос рассказывает «по чесноку» кому-то как попочленец – попочленцу. Рассказывает о том, во что превратился их противник и какие печальные последствия этих изменений доходят уже до каждого попочленца, которого занесло на «передок».

Ведь на данный момент на Донбассе идет классическая позиционная война. То есть, противоборствующие силы не маневрируют и стоят на месте. Это придает определенную форму таким боевым действием. Но главное тут заключается в том, что противники примерно представляют расположение линий обороны друг друга, и в принципе, это плохо, поскольку стоя на месте, ты безусловно несешь потери от огня неприятеля. Отсюда и тактика ведения такой войны, хорошо отработанная еще со времен Первой Мировой Войны.

Противники минируют подступы к своим позициям, а там – укрываются за различного вида фортификационными сооружениями. Для поражения противника за такими сооружениями, надо истратить массу тяжелых боеприпасов, поскольку стрелковое вооружение тут почти бесполезно. Разве что снайпер может кого-то подкараулить, но существенные и ощутимые потери причинить нелегко. Тем более, характер такой войны  диктует еще одно условие. Можно накрывать огнем какую-то конкретную цель, но если задача была именно в уничтожении живой силы противника, то надо как минимум знать, что именно в это время и именно в этом месте находится та самая живая сила.

Именно по этой причине артиллеристы стараются не задерживаться на месте, после открытия огня. Открыв огонь, они показали противнику, что именно в этом месте и прямо сейчас есть по кому стрелять. Поэтому они практикуют несколько залпов и – смена позиций, поскольку на это место обязательно прилетит ответный «привет» противника.

Но ситуация стала стремительно меняться, поскольку ВСУ подошли к ведению такой войны творчески и просто разложили саму ситуацию на небольшие составляющие, и уже для них стали искать и находить эффективные решения.

Так, противник уже перестал хвастаться своим подавляющим превосходством в РЭБ. Наши военные догнали и перегнали противника, поскольку получают современное оборудование от партнеров, и что более важно – используют критические элементы партнеров уже в собственных комплексах РЭБ, и как результат – мы уже слышали сотни перехватов переговоров боевиков по их закрытым каналам связи.

Это просто демонстрация маленькой части возможностей оборудования. На самом деле, главная цель – выявить очаги активности противника и в нужный момент – задавить ему связь. Кроме того, наши беспилотники стали не просто присутствовать на поле боя, а со слов противника, они просто постоянно висят в воздухе и наводят артиллерию именно на те цели, которые стоит поражать: технику, места хранения БК или места сосредоточения личного состава.

Но ведь мало найти норку суслика, надо иметь воду, чтобы вымыть  его наверняка. И тут у противника самое большое расстройство. Они в ужасе от той динамики насыщения переднего края ВСУ ПТРК. Ведь по сути, это – крайне высокоточное оружие, по определению имеющее большую пробивную способность. Оно и понятно, если такая ракета прожигает многослойную броню, то уж в любом блинадаже она сделает такое «доброе утро», что хоть чай не пей. Как свидетельствуют попочленцы, уже страшно выглядывать в амбразуру, поскольку с очень большой вероятностью все может оказаться как в том телешоу: «улыбнитесь, вас снимает скрытая камера».

Оно конечно, можно слушать сказки о превосходстве российского оружия и бездонности их «военторга», но когда тебя жмуром несут в морг, эти аргументы как-то уже не радуют, поскольку реальность уже заставила тебя пораскинуть собственными мозгами.

Так вот, в последнее время грусть от уже сложившейся ситуации и нехороших ожиданий от продолжающихся изменений ВСУ становится чуть ли не главной темой в кухонных разговорах «попочленцев»,  и к ним приходит понимание, что с каждым днем они все ближе к земле.

Поделиться:
Загрузка...