ГРАЖДАНИН ПОТЕРПЕВШИЙ

1 005

Как говорил Коломойский, разница между хомячком и крысой – в пиар-обеспечении. Хомячок милый и симпатичный, с ним любят играть дети. А крыса — мерзкое животное, от которого женщины падают в обморок. А разница только в одном — в пиар-обеспечении.

Конечно, Коломойский очень расстроен, что от него падают в обморок в США и Англии. Очень расстроен, что судебные и правоохранительные органы этих стран могут лишить его состояния и свободы, и медленно, но очень уверенно двигаются в этом направлении. Красное табло «Alarm! No exit!» мигает в мозгу Игоря Валерьевича, когда он просыпается и засыпает, ест котлеты и унижает Александра Ткаченко. И главная сверхзадача сейчас у Игоря Валерьевича – это объять необъятное: чтобы зайчики стали белочками, а судьи Лондонского суда воспринимали его не как крысу, но как пушистого хомячка, которого избил в подворотне ботинками Порошенко. А сверху по мягкой шерстке прошлись железными каблуками Гонтарева и Рожкова.

Поверить в это тяжело, но и пиар-обеспечением у Коломойского занимается не абы кто, а президент и генпрокурор Украины. Которые легализуют пленки Деркача и становятся участниками совместной спецоперации ФСБ и Коломойского. Венедиктова ночью открывает производство по госизмене Порошенко, а Зеленский наутро говорит на пресс-конференции, что расследованием пленок должны заниматься правоохранительные органы. Обе стороны, организовавшие слив, хотят быть полезными Трампу, но у каждой есть и свои цели. У русских – продвижение тезиса «Украина – фейл стейт, Порошенко – марионетка США». А вот гешефт Игоря Валерьевича становится понятен сегодня. И он никакой не идеологический, а сугубо утилитарный, юридический.

Коломойский подает заявление в Офис Генпрокурора, где пишет, что вот послушал он на досуге пленки Деркача, и – эврика, вдруг понял, что это не он устроил из своего банка пирамиду и ограбил вкладчиков и государство на 5,5 млрд долларов, что подтверждено данными форензик аудита Кролла. Нет. Из пленок Деркача, как осознал Коломойский, следует нечто иное. А именно: что, увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, Порошенко вступил в сговор с Гонтаревой и Рожковой, дестабилизировал и конфисковал успешный бизнес.

И что причиной национализации были не требования Запада, наконец, закрыть черную дыру Привата, куда утекали миллиарды государственного рефинанса, а желание Порошенко взять под контроль «1+1» (который, как сказано в заявлении, «входил в структуру активов Приватбанка», что, правда, полностью противоречит словам самого Коломойского, о том, что акции канала никогда не были в залоге Приватбанка). И поэтому Коломойский требует от Венедиктовой выдать ему памятку потерпевшего, открыть дело и срочно начать расследование против Порошенко, Гонтаревой и Рожковой.

Зачем это нужно? Похоже, для того, чтобы попытаться перевести процесс в Лондоне из экономического в политическое русло. Граждане судьи, непонятка вышла: я не вор, я диссидент! Жертва политических репрессий Байдена и Порошенко. Узник совести, отсидевший в Герцлии за свободу слова Саши Дубинского. Меня сам вице-президент США занозой в заднице называл. Они хотели заткнуть мою правду, забрать мой телеканал, и начали с банка! Не верите? А в Украине заговор Байдена и Порошенко против меня давно расследуют: генпрокурор открыла дело, а президент Зеленский сказал, что прокуратура должна реагировать и это не последний звоночек Порошенко. Опять не верите? А вот вам памятка потерпевшего, выданная мне генпрокурором.

Как известно, Зеленский уже отыграл назад. Демократический обком дал нашему ястребу волшебный пендель, ястреб ударился оземь и обратился голубем. В интервью британскому The Telegraph Зеленский полностью опровергает самого себя 10-дневной давности, говоря, что его интересует только то, как можно было записать президента страны, а сами записи не являются чем-то приоритетным, и не нужно втягивать в скандал Украину, которая «наслаждается двухпартийной поддержкой в США». Изменение официальной позиции главы государства в течение 10 дней – рекорд в истории позора одного из самых влиятельных лидеров мира.

Но для Коломойского это уже вторично, фарш обратно не прокрутить. До пресс-конференции Зеленского Деркач и Кулик для внешних наблюдателей были какими-то фриками с нелегальным контентом. После – это уже дело о международной коррупции и политическом влиянии, о расследовании которого заявило государство Украина. И перемены в позиции Зеленского для английского суда – не аргумент, а вот наличие дела, а еще лучше – дел, о политическом давлении на Коломойского Порошенко и Байденом – аргумент.

И очень похоже, что Игорь Валерьевич получил этот аргумент от Зеленского в рамках договорняка: спокойное, без минирования и блокирования, принятие «антиколомойского» закона в обмен на публичную поддержку Зеленским пленок Деркача. Коломойский ведь не идиот, и понимает, что реальный возврат банка или компенсация в 2 млрд долларов – невозможны, и выдвигает он эти требования с одной целью – для торга по прекращению преследования и получения юридических механизмов для его прекращения. Один из таких механизмов ему дал Зеленский, легализовав пленки Деркача.

Угрозы для Коломойского – сугубо вне Украины. Тут у него договорняк не только с президентом, но и с соросятами. Особенно там, где нет глобальных интересов их хозяев. В местах присутствия Коломойского пространство украинских представителей демократического обкома начинает искривляться, и законы американской политической физики прекращают свое действие, хотя 20 долларов по-прежнему остаются 20 долларами.

Вот заявил, например, глава ФГИ Сенниченко, что убыток “Центрэнерго” за 2019 год превышает 2 млрд грн, а сколько точно – неизвестно, потому что бывшее руководство предприятия, подконтрольное Коломойскому, отказалось публиковать финансовые результаты. И где же НАБУ? Где бескомпромиссный борец с Коломойским Сытник? Ну, или вот укроповец Шевченко асфальтирует своей компанией ПБС Ивано-Франковскую область, где все дороги ведут к Буковелю. И наварил только на одном тендере 105 млн грн, согласно экспертизе. НАБУ дважды пыталось слить дело, и оба раза удачно. Сначала вывели из дела главного подозреваемого – чиновника местного автодора. Потом передали дело в ВАКС и попросили продлить срок расследования. ВАКС дело и похоронил, обосновав тем, что слишком долго идет расследование.

Ну или политическое влияние Коломойского и соросята. Министром культуры хотят назначить менеджера Коломойского Ткаченко, экс-руководителя «1+1». Еще один пункт договорнячка Зе и Бе. Чтобы понять сущность отношений Ткаченко и Коломойского, стоит прослушать слитый в Ютуб их телефонный разговор, когда Ткаченко не мог сразу ответить Коломойскому.

— Шо, ты никак не напи…шься?
— Здравствуйте, Игорь Валерьевич!

В принципе, это все, что нужно знать о потенциальном министре. Особняк в рекреационной зоне на Трухановом острове и планы застройки Одесской киностудии с Вавришем можно не вспоминать.

Но что соросята, может, протестуют против выдвиженца Коломойского? Открываем классика и старожила грантового движения – Сергея Лещенко. «Надо отметить, что риски для Ткаченко велики, и его решение заслуживает уважения. Ведь срок работы министром в Украине недолог, и он вполне может потерять пост в результате очередной перезагрузки Кабмина… Но он идет на риск, а значит — верит, что сможет оправдать кредит доверия президента. От себя добавлю, что министр из Ткаченко будет намного более органичный и профессиональный, чем мэр, поэтому пожелаю ему удачи. Без каких-либо подколов».

А можно было сказать проще:
— Здравствуйте, Игорь Валерьевич!

Страсти

Поделиться:
Загрузка...