Андрей Пионтковский: Путин пойдет на военную эскалацию в Украине и сломает себе шею

176

Высказывания Путина с блатной угрожающей мимикой о территориальных претензиях к республикам бывшего советского лагеря говорят не только о его политическом мировоззрении, но и о психическом состоянии, считает российский политолог Андрей Пионтковский

Пандемия коронавируса сломала планы Кремля. Парад «победобесия» на Красной площади в Москве 9 мая пришлось перенести на 24 июня. Но масштабности и размаха не увидели даже сами россияне. И все это на фоне референдума по поправкам в Конституцию, главная из которых – обнуление президентских сроков Владимира Путина, чтобы он смог править Россией вечно.

Чтобы хоть как-то подогреть интерес и мобилизовать россиян, Путин написал статью в The National Interest, а на федеральных российских каналах вышел его фильм-интервью. Все это эксперты назвали предвестниками войны Кремля против своих ближайших соседей. О том, к чему готовится Путин и его окружение рассказал российский политолог Андрей Пионтковский.

— Мы с Вами говорим в день, как мы его называем, парада «победобесия» в Москве. Ну что, помпезности не получилось, никто из знаковых мировых лидеров не приехал, а у президента Хорватии даже сломался самолет. Как это все повлияет на путинский режим?

— На путинский режим это никак не повлияет. Он ничего нового не продемонстрировал ни народу, ни миру. Те планы, которые он, очевидно, вынашивает, о них он проговорился не столько сегодня. Сегодня (24 июня. – Авт.) был пустой парад и пустая речь. Вы правильно обратили внимание на самое главное – бросался в глаза смехотворный состав мировых лидеров, когда Путин сопровождал их к могиле Неизвестного солдата. Они даже почему-то не решились показать лидеров двух «мировых держав» – Абхазии и Южной Осетии.

Гораздо важнее было то, что вся Украина, наверное, слышала и не раз, и видела уже на своих экранах. То, что Путин произнес в воскресенье. Точнее, это была запись фильма, которая была продемонстрирована в воскресенье. Это две минуты (фрагмент из интервью, где Путин говорит о территориальных претензиях к республикам бывшего советского лагеря. – Авт.) клокочущей ненависти, с блатной угрожающей мимикой и огромными, как он сказал, территориальными претензиями к соседним государствам. Прежде всего, конечно, он имел в виду Украину. Это вообще беспрецедентно. Знаете, в 2014 году после его эйфорической крымской речи, которую я назвал «судетской», потому что она была полностью списана с речи Гитлера в Рейхстаге после присоединения Судетов. И это на всех произвело такое впечатление. Один из кремлевских пропагандистов Мигранян (российский политолог Андраник Мигранян. – Авт.), стараясь как-то смягчить, назвал Путина «хорошим Гитлером», мол, до 1938 года был хороший Гитлер, а потом, может быть, плохой. Так вот Путин – это наш хороший «Гитлер».

— Да, самая яркая фраза Путина в фильме-интервью – о республиках бывшего СССР, которые, выходя из Союза, должны были вернуть «исконно русские земли». Путин этим объявил Украине де-факто войну?

— Он такого себе никогда не позволял в публичных выступлениях. Конечно, он с ненавистью говорил о Польше, Чехии, но никогда прямо об огромных территориальных претензиях. Ну, это клиника. Это говорит не только о его политическом мировоззрении, но и о психическом состоянии. Об этом, кстати, говорили такие крупные политические деятели, как Ангела Меркель, еще, по-моему, лет восемь назад. И мой друг Борис Немцов (российский оппозиционер, убит 27 февраля 2015 года. – Авт.), которому я по украинскому телевидению за день до смерти сказал: «Путин еб**лся». Он действительно планирует дальнейшую военную эскалацию.

— Еще и неделя конституционного референдума, который стартовал 25 июня. Мне кажется, чтобы хоть как-то подогреть интерес россиян, Путин и написал статью в The National Interest, а по федеральным каналам транслировали его первое посткарантинное интервью. Все это направлено на внешнюю, или больше на внутреннюю аудиторию?

— Разумеется, на внешнюю. Вы же сами сказали, где он опубликовал статью, – в The National Interest. А это «листок» его агента КГБ с 50-летним стажем Дмитрия Саймса. Именно так в Вашингтоне и воспринимается этот орган печати. Ведь было же время, когда тот же Путин публиковал статьи в The Wall Street Journal и The New York Times. А вот так опуститься…Публиковаться в платном издании своего агента охранки – такой же показатель дна его мирового престижа, как и набор ходячих идиотов, сопровождавших его сегодня (во время парада 24 июня. – Авт.) на Красной площади.

— Главная идея статьи в The National Interest – оправдание пакта Молотова-Риббентропа и фактической оккупации стран Балтии. Путин уже не впервые пытается переписать историю. Зачем ему это? Чтобы оправдать свои военные кампании?

— Да. Вторжение в Украину в 2014 году, в представлении правящей группировки Путина, Патрушева (секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев. – Авт.) и ближайших соратников, было началом некой глобальной войны против Запада. Началом реванша за проигранную Третью мировую войну. Я прекрасно помню, как тогда по нашему ТВ говорили, что не с Украиной там какой-то воюют – мы на территории Украины воюем с США. Вот так торжественно они объявляли. Антибалтийская пропаганда была просто стержнем этой реваншистской риторики. В этой статье он рассказывает (и самое страшное, по-моему, что он искренне в это верит), что прибалтийские страны добровольно вступили в СССР по просьбе их руководителей. Да, все три президента были замучены потом или в лагере, или в сумасшедшем доме. Что президенты – десятки тысяч жителей Прибалтики, прежде всего элита, интеллигенция, политический класс были высланы в Сибирь и многие уничтожены.

Почему Прибалтике придавалось большое значение? Только там Путин мог гарантировать военное столкновение с НАТО. Вы же помните, какова была реакция генсека НАТО и тогдашнего президента США Барака Обамы в первый день российского вторжения в Украину? Они, конечно, осудили, возмутились и в Совбезе ООН. Но первым их рефлексом было – не может быть и речи о военном вмешательстве США или НАТО, потому что Украина не является членом Альянса. Вот вам результат многолетних дискуссий, вступать ли Украине в НАТО.

В Прибалтике им бы не удалось уклониться от этой обязанности – от статьи 5 Устава НАТО о коллективной обороне. Ну а если говорить фактически, кто может дать реальный отпор? Это, конечно, США. Так вот, весь план их победы над США заключался в аннексии части Прибалтики, чтобы сделать неизбежным столкновение с НАТО. В первые дни-недели у Москвы были бы какие-то географические преимущества. Но НАТО по своему потенциалу намного сильнее и, конечно, свои обязанности по ст. 5 США бы выполнили. Иначе это был бы такой позор для США, равносильный их уходу с мировой арены и потере статуса мирового лидера. Где же победа, вы спросите? А план был рассчитан следующим образом: когда выяснится, что натовские силы втянулись и вот-вот вышвырнут их из Прибалтики, россияне резко повышают уровень военной эскалации, угрожая ядерным ударом. Или, если необходимо, проводят какой-то ограниченный ядерный удар. Расчет был на то, что НАТО дрогнет и капитулирует, что Запад не выдержит ядерного шантажа.

— Но Украина, к сожалению, – не член НАТО и не может рассчитывать на помощь союзников по ст. 5. А вот на угрозы применить ядерное оружие – вполне может. Впрочем, глава МИД РФ, говоря о Будапештском меморандуме, когда-то сказал, что Россия его не нарушала, потому что не применяла против Украины ядерное оружие…

— В течение последних шести лет идея ядерного шантажа определяла всю их (Кремля. – Авт.) политику. Почему они были так наглы и агрессивны везде, не только в Украине? Они распоясались по всей Европе, убивали политических противников, бесконечные вторжения в воздушные пространства и т.д. Их идея была такой: в любом случае они смогут поднимать уровень конфликта до ядерного, а Запад на это не пойдет и содрогнется. Так продолжалось до 2017 года, когда какие-то их ветераны, разъезжающие по США, по разным группам духа «Эльбы» (в конце Второй мировой войска 1-го Украинского фронта советской армии встретились с подразделениями 1-й армии США на реке Эльба. – Авт.), добрались до уже бывшего министра обороны Джеймса Мэттиса и объясняли ему: слабак Обама послал несколько батальонов в Прибалтику, вы думаете, это нас удержит, нет, мы будем поднимать уровень до ядерного столкновения. Потом в своем интервью уже после отставки Мэттис говорил: тогда я понял, что Россия представляет экзистенциальную угрозу для США.

Потом была принята новая Военная доктрина США и развернуты новые ядерные силы сдерживания – боеголовки с малой мощностью. Почему? А в чем заключалась хитрость и подлость этого шантажа? Нанеся ядерный удар, они поставят Запад перед альтернативой: или капитулировать, или идти на полномасштабную войну, которая приведет к уничтожению всего человечества. А сейчас американцы разработали и разместили на своих подводных лодках типа «Огайо» новые боеголовки малой мощности, которые будут отвечать именно на план ограниченных ядерных ударов Москвы. То есть сейчас абсолютно ясно, что Запад не капитулирует, у него есть другая альтернатива, и ответ на этот шантаж был дан. Это произвело большое впечатление на агрессивную группировку в Москве, и они поняли, что путь с экспансией в Прибалтику закрыт.

— Статью Путина в The National Interest многие окрестили еще и призывом к «Ялте-2». Вы согласны?

— Это прозвучало и сегодня (на параде 24 июня. – Авт.). Но сейчас это не имеет никакого значения. Да, это было частью глобальной войны: США отступят, капитулируют и отдадут как минимум всю зону влияния СССР в прошлом, то есть Восточную Европу, а может, и всю Европу. Даже в самых диких мечтах у Путина не было ресурсов уничтожить США. Попытка физического уничтожения США закончилась бы вот той формулой, о которой говорил сам Путин: «Мы попадем в рай, а они просто сдохнут». Его программа меньше – унизить США, выгнать их из Европы и получить новую громадную «Ялту». Но ему в этой новой «Ялте» отказано заранее.

— Все говорят, что сейчас Казахстан и Беларусь в зоне риска…

— Именно с провалом их (Москвы. – Авт.) маниакального плана по Прибалтике обрушить и унизить США и весь Запад, связано бешенство Путина. В связи с этим он стал более опасен для своих соседей на постсоветском пространстве, прежде всего для Украины. И потом, кстати, это новый момент, – угроза Путина направлена в адрес Казахстана. В отличие от моих украинских и российских коллег, я никогда не делал таких определенных предсказаний, что завтра-послезавтра российские войска двинутся на Херсон или Мариуполь. Но в связи с провалом их глобальной авантюры в результате отпора США и бешенства путинской группировки, думаю, что эскалация в Украине этим летом или ранней осенью почти неизбежна.

— То есть имплементировать Минские договоренности по определению невозможно? Или их невозможно имплементировать на условиях Украины?

— Логика Путина такая: черт с ними, с натовцами, но они же сказали весной 2014 года, что Украина – не НАТО, косвенно дав понять, что здесь военного вмешательства не будет. Но все самые жесткие меры вплоть до военного вмешательства обещаны Путину вполне конкретно. Они обещаны ему во время звонка Роберта Чарльза О’Брайена (советника президента США по нацбезопасности. – Авт.) Патрушеву. О’Брайен сказал, что в случае попыток аннексии Украины или (что очень интересно) Беларуси, будет нефтяное эмбарго, отключение от SWIFT, арест активов российской верхушки, а это в США около триллиона долларов. Так что Путину придется заплатить очень большую цену за свое вторжение и дальнейшую эскалацию. Но я, как и мои украинские коллеги, понимаем, что из-за психического состояния и состояния его ближайшего окружения, это очень вероятный сценарий.

— По социологическим опросам в самой России мы видим, как рейтинг Путина скатывается все ниже и ниже. Как Кремль вообще допустил публикацию таких рейтингов Путина? Это война башен Кремля или какая-то хитрая завуалированная игра?

— Вы ссылаетесь на один опрос, в котором говорится, что настоящий рейтинг Путина 17%. Этот прогноз озвучил мой коллега, профессор Валерий Соловей, у которого есть очень хорошие источники внутри Кремля. Они у него есть, потому что даже часть людей в его ближайшем окружении понимают безумие этих планов и пытаются всячески им противодействовать. «Левада Центр» и другие показывают снижение, но рейтинг болтается на 45%.

Знаете, на одном из украинских телеканалов у меня спросили, а как белорусы потерпят Лукашенко? Почему не выйдут массово на «майдан»? Я тогда что-то постеснялся сказать, а сейчас честно отвечу. Вы, украинцы, не понимаете до конца состояние, в котором находятся ваши соседи белорусы или русские. Вы 30 лет прожили в несовершенном, но демократическом государстве. У вас в парламенте всегда была представлена оппозиция, были независимые каналы. В России и Беларуси существует жесткая система подавления. Вы же видите, как она сейчас действует в Беларуси, как начали сотнями арестовывать кандидатов (перед президентскими выборами в августе. – Авт.).

В таких уже практически тоталитарных государствах судьба решается дворцовыми переворотами – заговорами внутри элит. Поэтому вы правы, все эти утечки из путинского бункера как раз свидетельствуют о том, что там тоже есть недовольные. Не думаю, что им удастся сорвать эти планы (по наступлению России на соседей. – Авт.). Но когда они начнутся, будут приняты жесткие меры международным сообществом, которые явно народ в России встретит с неодобрением. Эти два фактора придадут смелости людям внутри бункера, которые отважатся на дворцовый переворот. Видите, я рискнул пойти на целых два прогноза на достаточно краткосрочную перспективу – 2020 год. Первый – Путин пойдет на военную эскалацию в Украине. Второй – Путин сломает себе шею этой военной эскалацией.

— Цены на нефть падают, Фонд национального благосостояния сгорает. Но с трудом верится, что в России возможна революция и Путина свергнут. То есть он будет править Россией вечно?

— То, что происходит в бункере, предсказать совершенно невозможно. Есть группировка Путин-Патрушев-Бортников (директор ФСБ Александр Бортников. – Авт.), людей…Ну вы видели лицо человека (в фильме-интервью. – Авт.), когда он кричал о территориальных претензиях. У них совершенно четкая картина мира и сейчас они в состоянии тяжелого стресса в результате провала авантюры с шантажом США и надежд на своего Трампа.

— Да, и украинские эксперты говорят, что, скорее всего, в конце лета-начале осени Путин пойдет на военную эскалацию в Украине. Тогда получается, что Путину даже на его условиях не нужна имплементация Минских договоренностей?

— Я написал статью о Минских договоренностях ночью 13 февраля 2015 года, когда они были заключены. Я сразу сказал, что в них есть одно замечательное условие – прекращение огня и вывод иностранных вооружений и соединений с территории ОРДЛО. А все остальное – это ненаучная фантастика. На тот же вывод никогда не пойдет Россия и, надеюсь, на легализацию ОРДЛО не пойдет Украина. Помните, в 2015-2016 гг. приезжали в Киев Ангела Меркель и тогдашний президент Франции Франсуа Олланд с требованием изменить Конституцию? Тогда украинская власть устояла. А вот с приходом новой власти…Что значит сейчас отвести войска? Это открыть российской армии дорогу на Мариуполь, Харьков и дальше. С тех пор весь «нормандский процесс» превратился в обсуждение нерадивого ученика – Украины – ее ставят в угол за невыполнение каких-то домашних задач. А кто ее заставлял эти домашние задания брать, когда Россия не выполняет первое – прекращение огня? Не нужно отказываться от Минских договоренностей, если для Запада это важный повод для санкций против России. Просто надо заявить, что нужно выполнить первое условие – прекращение огня. Нужно этого требовать.

— Наш вице-премьер-министр по вопросам временно оккупированных территорий Алексей Резников предложил вернуться к «Будапештскому формату», намекая Штатам – пожалуйста, войдите в процесс переговоров с Россией. Но коронавирус сильно ударил по экономике США, на носу президентские выборы, бывший вице-президент Джо Байден опережает Трампа. Еще и мемуары бывшего советника Трампа по нацбезопасности Джона Болтона вышли. В общем, США сейчас не до Украины.

— Путин и группировка убеждены собственной пропагандой, что в Америке сейчас какой-то развал, распад, хаос и революция. Я вам ответственно заявляю, что еще никогда весь военно-политический истеблишмент, все так называемое глубинное государство, не было так единодушно сплочено именно на антипутинской платформе – платформе поддержки Украины.

Для Трампа все было кончено, когда 3-4 июня выступил бывший министр обороны Мэттис, автор новой Военной доктрины США. Он заявил, что Трамп представляет серьезную угрозу для Конституции США. После этого разрыв между Байденом и Трампом возрос с 5 до 15%. Армия обладает громадным авторитетом в американском обществе, и, кстати, самым большим авторитетом у тех избирателей, к которым и апеллирует Трамп. Для меня лично книга Болтона ничего нового не принесла. Я знал и писал, в какой жалкой зависимости Трамп находится от Путина. Трампа, как политика, уже не существует ни в реальной политике, ни в политике по отношению к Украине. А эти московские идиоты еще продолжают разыгрывать какие-то пленки Байдена с Порошенко, совершенно не понимая американской ситуации.

Никогда еще для Украины не было такого благоприятного шанса. Сейчас Украина может получить в Вашингтоне все: и переход к «будапештскому формату» (потому что в Будапештском меморандуме явно прописаны обязанности ядерных держав, в том числе США и Великобритании), и статус основного союзника США вне НАТО. Тем более, что еще в 2015 году ваш МИД подал (заявку. – Авт.), Сенат одобрил и сейчас это находится на обсуждении в Палате представителей. Но для этого недостаточно одного заявления на пресс-конференции одного вице-премьера – это должна быть официальная позиция украинского президента и правительства. Нужно ехать в Вашингтон с самой авторитетной делегацией.

Кристина Зеленюк

Поделиться:
Загрузка...