Жерар де Вилье: О работе со спецслужбами, об убийстве Александра Литвиненко и войне между Россией и Грузией

21

А.ВЕНЕДИКТОВ: Между нашими встречами вы уже написали 16 книг, из них, как минимум в половине, вы пишете о России. Почему вас привлекает наша страна так? И чем она вас привлекает?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Ну, во-первых, Россия – это одна из величайших военных держав в мире. Очень часто Россия участвует каким-либо образом в военных конфликтах, либо конфликтах открытых, либо конфликтах скрытых. Так что я просто обязан говорить о России.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы написали, если говорить об этой серии SAS [Son Altesse Sérénissime – «Ваше королевское высочество; Special Air Service – «Специальная воздушная служба» — подразделение спецназа вооружённых сил Великобритании], Вы написали 176 романов. И в первой половине Вашего творчества, с 1965-го года Россия, Советский Союз почти не упоминалась. И только в конце 80-х вы начали писать, с момента Горбачёва, вы начали отдельные книги посвящать уже России, а не Советскому Союзу.

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Ну, я начал писать серию SAS в 1965 году еще. Ну, и в своей серии SAS с самого начала многие книги были посвящены Холодной войне. И если бы у меня сейчас был список, я мог бы вам указать конкретно какие. Но если взять, скажем, первую – «SAS в Стамбуле» [SAS à Istanbul]. Ну, и надо сказать, что тема Холодной войны доминировала в значительной степени в то время. То есть было, с одной стороны, противостояние между Советским Союзом и США: Советский Союз пытался навязать коммунистическое влияние на всех пяти континентах, и со своей стороны, Соединенные Штаты Америки делали то же самое.

Мой герой, принц Малько Линг [Malko Linge], работает для ЦРУ. То есть, по своему определению, он был соперником КГБ. И, надо сказать, что я знаю очень большое количество людей и агентов различных спецслужб, будь то российских, французских, британских, американских. И, надо сказать, что, может быть это удивительно, но они все похожи друг на друга. И у них практически у всех один и тот же профиль – это люди — патриоты, они не являются заинтересованными лицами.

И я думаю, что они являются достаточно уважаемыми. И с завершением Холодной войны у меня была возможность встретиться с очень многими людьми, которые работали на КГБ. И вчера я встречался с первым руководителем Первого управления. И, например — это очень интересно посмотреть — что они сталкиваются с аналогичными проблемами конверсии, как, скажем, французские коллеги из службы ДЖСЕ [DGSE — Direction Générale de la Sécurité Extérieure – Общая служба внешней безопасности]. То есть, разведслужбы – это большая семья.

Действительно, это одна и та же семья – можно так сказать. Да, действительно, как говорили древние латиняне, фамилии Атридов, но это, действительно, одна единая семья.

Но вы знаете, есть одно правило — между крупными спецслужбами — поскольку представители одних убивали представителей других крайне редко, крайне мало. То есть фактически убивали только предателей, но это вполне нормально.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь я вас поймаю за руку. Вы написали 3 года тому назад роман «День ЧК», где вы описывали, в частности, гибель перебежчика Литвиненко. В вашем понимании он был предателем?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Литвиненко? Конечно, он был предателем. Но проблема, я думаю, что не Литвиненко должны были убить. Литвиненко был человеком, который не представлял особую важность. Конечно, Березовский вытащил из него всё, что можно было, интересного.

Но до того, как он умер в Лондоне, уже за полгода до этого, он был в очень плохих отношениях с Березовским, которого практически бросил, он не оплачивал его дом, не давал ему больше денег. И если мы возьмём точку зрения ФСБ или российских силовиков, очевидно, что Литвиненко предатель.

Но я думаю дальше. Это гипотеза, которая касается только меня. Я думаю, что смерть Литвиненко была случайностью. Я много говорил со спецслужбами. Операция, которая привела к смерти Литвиненко, это была очень крупная операция ФСБ, там пять команд работало.

Мне очень трудно поверить в то, что столько усилий необходимо было приложить, чтобы убить кого-либо, как Литвиненко, который не имел никакой защиты. Если от него хотели бы тихонько избавиться, достаточно было его сбросить под поезд метро. А если речь шла о том, чтобы сделать это более зрелищно, то здесь можно было убить его из пистолета с глушителем. Это не представляло никакой проблемы: он жил за пределами Лондона, он постоянно ездил на общественном транспорте, никакой защиты у него не было.

Была команда – ФСБ. Во всяком случае, Луговой был частью этой команды. Я думаю, что это произошло случайно. То есть, они таким образом хотели его перевербовать. И они хотели использовать Литвиненко, чтобы убить Березовского. Действительно, есть нечто интересное для них, поскольку у них был лёгкий доступ к Березовскому.

Я не работаю со спецслужбами, но я пытаюсь находить там источники. Иногда получается, иногда нет. А то, что касается констатации британской полиции, было совещание, в котором участвовали Луговой и два сотрудника, приехавшие с ним из Москвы, а также там участвовал Литвиненко. Это встреча состоялась в баре отеля Миллениум.

Итак, после смерти Литвиненко, когда они принялись искать следы полония повсюду, они обнаружили на барной стойке вот этого бара в отеле Миллениум совершенно безумную радиацию.

Англичане думают, что произошло следующее. Наверное, они так считают, что этот полоний содержался в каком-либо конверте. Вы можете носить полоний при себе – это абсолютно не опасно. Полоний является опасным и смертельным либо в том случае, когда вы впрыскиваете путем укола, либо когда его вдыхаете.

Итак, они полагают, что они передали этот конверт с полонием Литвиненко, а тот его открыл. И таким образом, ну, знаете, это очень такое, летучее, вещество, и он просто совершенно невольно, поскольку открыл конверт, он его вдохнул, и таким образом убил себя.

Я никакой фантастики не пишу. Я очень долго занимался журналистикой, до сих пор это делаю. Я пишу книги, которые основаны на реальных фактах. Я, может быть, добавляю иногда некоторые романтические моменты, но вся канва произведений основана на реальных событиях.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В январе этого года вышел Ваш 176-й роман, который называется «Весна в Тбилиси» и он посвящён российско-грузинской войне.

Я скажу нашим слушателям, в чем там интрига. Интрига в том, что, по мнению Жерара де Вилье, в этом его романе – я настаиваю, романе – в окружении президента Саакашвили был агент ФСБ, высокопоставленный сотрудник специальных служб, который сумел сфальсифицировать переговоры — запись переговоров — между осетинскими пограничниками, якобы русские танки уже вошли в Грузию, и это подтолкнуло… То есть это была провокация.

И это подтолкнуло Саакашвили начать войну против Осетии – он думал, что, действительно, русские танки вошли. А в Лондоне крупный бизнесмен по имени Бадри был готов прилететь для того, чтобы занять место президента Саакашвили. Но поскольку операция не удалась, Саакашвили не был свергнут, кто-то, непонятно кто, убил Бадри в Лондоне, странным образом.

Вы могли бы рассказать на этом примере нашим слушателям, как Вы выстраивали свою версию, каким образом вы ее выстраивали и почему Вы ее выстроили именно так?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Итак, давайте начнем с вопроса перехвата переговоров между двумя пограничниками. Я присутствовал на конференции, где был президент Саакашвили — это была пресс-конференция — Саркози уехал, а затем Саакашвили провел вторую конференцию для журналистов.

И именно там он объяснил, что он мог доказать, что он действовал в качестве законной самообороны, поскольку были перехвачены подобные переговоры. В этом заключается истина.

Я думаю, что он лжёт. И он лжёт по одной очень простой причине — я говорил об этом с американцами. Они сами ничего подобного не засекли.

Итак, можно сказать, что если американцы ничего не перехватили, подобных переговоров не было. Ну, просто Саакашвили, он очень такой человек спонтанный, он действует очень быстро. Он еще очень юный, блестящий человек, большой политик. Ну, во-первых, есть одна вещь, которая меня очень поразила.

Конечно же, он говорит по-русски, и все его окружение говорит по-русски. Но при этом они все утверждают американской администрации, что они ничего не понимают в русской ментальности.

И когда я поговорил с многими из его окружения, то я понял, что Саакашвили искренне считал, что Россия действовать не будет. То есть план Саакашвили был очень простой: взять Цхинвали, столицу Южной Осетии и удерживать затем Цхинвали достаточно долго, от четырёх до пяти лет — чтобы обратиться в Совбез ООН и сказать, что вот, мы, Грузия овладели вновь той провинцией, которая является частью Грузии. И конечно же, при этом он рассчитывал на поддержку США.

Ну, здесь случилось два момента.

Во-первых, Россия ждала только этого. Во-первых, если Владимир Владимирович [Путин] был бы достаточно любезен, то он поставил бы статую в честь Саакашвили за то, что тот подарил ему Абхазию и Южную Осетию, поскольку Россия смогла переместить за 48 часов 20 тысяч человек через туннель, который связывает Северную и Южную Осетию.

И, кроме того, то, что очень, конечно, не понравилось российской стороне – то, что грузины стреляли из Катюш и они убили 75 российских миротворцев и ранили 50 человек.

И, действительно, надо сказать, что Россия была готова. Действительно, 58-я армия, которая находилась во Владикавказе и неподалеку, она была готова. Не хватало только лишь причины.

И, конечно, американцы были к этому готовы. Я говорил с послом США Тефтом об этом. В начале второй половины дня 7-го августа он позвонил Саакашвили. Поскольку были определенные разговоры, Путин позвонил Саакашвили и сказал: «Да, мы знаем о том, что у вас есть подобные планы — начать атаку, но мы в этом случае вместе с Вами не будем, и никакую помощь от США вы не получите». А Саакашвили три часа спустя начал атаку из Гори.

Но, действительно. То есть, с одной стороны, была ошибка в отношении поддержки со стороны США, во-вторых, готовность России, ну, и в третьих армия, поскольку Саакашвили еще считал, что армия у него есть, потому что у него были израильские военные советники, новая военная форма, были танки, которые прошли техобслуживание в Белоруссии. Но фактически никакой армии у него не было.

Ну, и кроме того, у него не было авиации. И поэтому России не составило никаких проблем взять контроль над Цхинвали, затем войти в Грузию.

И вот как раз это было очень умно со стороны России, поскольку, надо сказать, главным фантазмом Холодной войны была идея, что советские танки входят на европейское пространство. И надо сказать, что российская сторона действовала очень умно, поскольку ничего не мешало ей захватить Тбилиси, скажем, военной силой.

Ну, они проделали путь в 33 километра по дороге, и затем просто остановились. Они предупредили американцев, что дальше двигаться не будут. Они, как бы, наказали грузин, разрушив их военный потенциал, который ничего особенного из себя не представлял.

Но это было символом, поскольку, что они хотели? Они хотели Абхазию. Ведь они даже не притронулись к трубопроводу. Таким образом, это действительно было очень умно, потому что, зачем Абхазия? Возможно, что в 2017-м году придется уводить военно-морской флот из Крыма, и таким образом его можно обустроить в Абхазии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так, в чем же ваша версия, господин Жерар де Вилье? Почему эта война разразилась? Почему началась война, что ее спровоцировало?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Ну, потому что Саакашвили сделал просто фантастические ошибки. Надо сказать, что, во-первых, как бы американцы не поддержали режим Саакашвили в то время, как они были их союзниками. Надо сказать, что в данном случае это, как бы, обратная сторона Косово.

И при этом Европейский Союз, он, конечно, там выразил определенные телодвижения, но при этом ничего не сделал. А эти объединения давали им деньги – там два с лишним миллиарда долларов — с тем, чтобы иметь определенное финансовое благополучие, с тем, чтобы население страны лучше жило, с тем, чтобы воссоздать — может быть, в небольших объемах — армию. Ну, американцы – конечно, неизвестно, что будет делать новая администрация.

Ну вот еще один момент, который мне представляется очень интересным. Вы говорили о Бадри. Действительно, он умер в Лондоне в 2007 году. Для тех слушателей, которые этого не знают, Бадри – это был грузинский миллиардер. Он, в основном, проживал в Лондоне, но у него была целая церковь в Тбилиси. И он очень охотно стал бы президентом Грузии. И к Бадри обратились российские службы. И вы знаете, кто занимался Бадри?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кто?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Луговой.

Я провожу расследование. Начиная с определенного времени, у меня создалась целая такая сеть людей — в Кении, в Москве, в Лондоне, повсюду. Люди – это дипломаты, журналисты, сотрудники служб. То есть я работаю как обычный журналист, я провожу расследование, смотрю, слушаю. То есть, я как губка.

То есть я как бы оказался в атмосфере Гарри Поттера. Когда вы ужинаете с господином, который вам серьезно говорит, что я в своей прежней жизни был слоном, могу вам это доказать, знаете, это несколько удивляет.

Ну, можно, конечно, поговорить о Далай Ламе.

Итак, ЦРУ его выставила за пределы Китая в 1959 году. Индусы, которые очень не доверяют китайцам, приняли его с распростертыми объятиями. Они его поместили в небольшую деревушку в горах, которая называется Дхарамсала. И рядом там Гималаи.

И с 1959 по 1989 год он оставался в Дхарамсала. Никто о нем вообще ничего не говорил, никто не интересовался.

И вдруг совершенно неожиданно в 1989 году ему присудили Нобелевскую премию мира. И это стало просто тенденцией. Ну, и надо сказать, что он, в общем, существенного ничего не делает. Да, у него там есть школа, где проходят обучение молодые жители Тибета.

И надо сказать, что вот этот тибетский буддизм – это своего рода секта. И я сам своими ушами слышал, поскольку был синхронный перевод, он не ко мне обращался, он обращался к молодым жителям Тибета и говорил. И вот молодежь ему говорила, что он недостаточно энергичен в отношении китайцев. И вот он сказал: «Да, мне говорят, что я должен действовать более нахраписто в отношении китайцев. Но у меня репутация мирного человека. И если я буду поддерживать каких-либо повстанцев, то я уже не смогу иметь репутацию мирного человека. И я потеряю свою ауру». То есть, таким образом, он находится в таком положении, что, что бы он ни предпринял, он оказывается в трудном положении [в ситуации «Уловка 22»].

А.ВЕНЕДИКТОВ: Каждый раз, когда Вы пишете один из своих романов, Вы обязательно приезжаете на место, Вы обязательно осматриваете эту страну, этот город, встречаетесь с людьми. Есть ли еще страна, в которой Вы не побывали?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Ну, совсем маленькие страны. Я, наверное, везде уже практически побывал. То есть, знаете, если вы знаете страны, такие как Афганистан, Пакистан, Россия — это страны, которые я знаю. Ливан также.

Ну, во-первых, ситуации меняются. Тот угол зрения, под которым вы рассматриваете эту страну, также меняется. Я совершенно не в состоянии написать какую-либо историю, сидя у себя в кабинете, поэтому я ищу свой фактический материал на месте.

Приведу пример. Вчера… Но я не буду говорить имени человека, поскольку я не раскрываю своих источников. Это был бывший руководитель первого управления КГБ. Он стал консультантом и так далее. Вот, если взять, скажем, его окружение, людей, с которыми он общается, мебель в его кабинете, большая статуя Дзержинского, которая там стоит, портреты советских маршалов с медалями, прямо вплоть до колен. Это вот самый, что ни на есть, настоящий человек. И это изобрести или выдумать просто невозможно.

Я никогда не предаю и не раскрываю своих источников. Никогда. Во-вторых, я не делаю каких-либо карикатур в отношении различных людей, даже противников.

Как я уже говорил в начале этого интервью, все люди из спецслужб очень похожи друг на друга. Они сами используют различных людей, но сами по себе эти сотрудники, они все одинаковы.

И потом, нельзя забывать одну вещь: в каждой нормальной стране – и я отношу Россию к этой категории – разведывательная служба, будь то КГБ, будь то ФСБ — они подчиняются политическим властям. Я ни на секунду не могу поверить в то, что существуют какие-либо кланы, которые производят какие-то свои операции в рамках этих служб. Но я говорю о серьезных службах, поскольку можно привести и противоположные примеры, в Кении, например.

Шесть лет назад Оджалан, лидер КРП [Курдской Рабочей Партии], он получил убежище в Кении, и он там проживал у посла Греции. При этом под защитой спецслужб Кении. Руководитель кенийской службы посредством посла смог его отправить в Танзанию. Таким образом, Оджалан уехал в сопровождении местной полиции, а там его уже ожидал турецкий самолет. А руководитель кенийской спецслужбы получил пять миллионов долларов. Я его видел два месяца назад, он ушёл в отставку, и чувствует себя очень замечательно, занимается бизнесом. Ну, это была такая, личная инициатива, кого я назвал.

В Африке – это далеко не редкость. Это также не редкость на Ближнем Востоке. В нормальных странах такое невозможно. Для того, чтобы получить приказ на физическую ликвидацию, необходима определенная подпись. Но вот, например, если взять США, начиная с Билла Клинтона, американские президенты подписали несколько таких приказов на физическую ликвидацию людей, таких, как, например, Бен Ладена.

Если взять Израиль, они совершенно открыто практикуют политические убийства. Французские власти в 1982 году после убийства французского посла в Бейруте — действительно, некоторые люди были ликвидированы спецслужбами. Но приказ об этом подписывался на уровне президента.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, в конце нашей беседы с Жераром де Вилье, я обращаю внимание, что в своих романах Вы о французских спецслужбах не пишете. Ваш агент объехал весь мир, но избегает Францию, объезжая её по периметру.

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Ну, здесь есть две причины. Во-первых, у меня там слишком много друзей, и мне не хотелось бы создавать для них проблем. Я не хочу создавать проблем для своей страны. Во-вторых, нет таких уже служб, которые серьезно занимаются международными проблемами – это очень дорого стоит. То есть, кроме американцев, россиян, китайцев, остальные действуют очень локально.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, и, может быть, последний вопрос Жерару де Вилье, автору 176 книг о специальном агенте ЦРУ, следующая-то книга, которую я куплю, надеюсь, в июне, о чём? О каких событиях?

Ж. ДЕ ВИЛЬЕ: Июньская книга будет касаться проблемы, о которой очень много будут говорить в этом году. Это касается Ирана.

Иран занимается разработками ядерных вооружений. Не Аятолла это придумал. В 1975 году я уже писал книгу об Иране, и иранский шах [Реза Пехлеви] уже тогда говорил об иранской атомной бомбе. То есть, тогда уже у шаха была подобная мысль.

И надо сказать, что тогда они сотрудничали, что достаточно забавно, с ЮАР и с Израилем.

Иранцы приняли решение иметь ядерное оружие. Американцы, особенно израильтяне, делают всё возможное для того, чтобы им в этом помешать.

Существует чудо-технология, которая называется С-300. Но обычные люди об этом, конечно, не слышали никогда, но это С-300. Это оборонное вооружение — это вооружение «земля-воздух», которое были разработаны вначале Советским Союзом, и это на данный момент наилучшее предложение на рынке. То есть если у вас достаточно запасов арсеналов С-300, то вы можете нанести значительный ущерб в том, что касается воздушных атак.

На данный момент проблема в том, что единственная страна, которая производит комплексы С-300, — это Россия.

Иранцы действуют таким образом, чтобы получить от России С-300, израильтяне и американцы делают все возможное для того, чтобы Россия эти комплексы С-300 не продавала.

Ну, это уже тоже можно прочитать в российской прессе — о том, что подобные поставки могут иметь место. Так что, вот это тема моей книги – смогут ли они получить эти комплексы С-300. Может быть, какими-либо параллельными путями.

Но есть еще одна история, о которой все забывают.

С распадом Советского Союза были ракеты, которые были размещены на территории Украины с дальностью действия где-то в 3 тысячи километров, и они обладали ядерными боеголовками. Боеголовки были затем забраны Россией.

Но осталось 12 подобных ракет боеспособных абсолютно. Официально данные ракеты были перепроданы обратно России. Таким образом, они были переданы на основании документа, на основании которого принимающее государство обязуется, что данное вооружение может быть использовано только для самого этого государства и не передано третьей стороне.

Но после этого, несмотря на подобный документ, шесть подобных ракет обнаружились в Китае, а шесть — в Иране.

Я так думаю, что Рособоронэкспорт, конечно, не будет поставлять комплексы С-300. Но я думаю, что президент Медведев и господин Путин, они не настроены проирански, они, скорее, настроены произраильски – но это то, что я думаю.

Ну, это не моя версия. Просто люди, с которыми я разговаривал, они все говорят, что у Владимира Владимировича больше симпатий в отношении Израиля, чем Ирана.

Но если вернетесь к давним временам, к эпохе КГБ, тогда они были ближе к Ирану. Но для всех, кто работал в силовых структурах в советские времена, враг №1 – это был США, это так у них просто в голове. А Израиль и США – это все в одной тарелке.

Я, конечно, сам Владимиру Владимировичу вопрос не задавал, я не могу гарантировать. Но те люди, которые мне об этом говорили, — люди достаточно надежные. Поэтому, я думаю, что это вполне правдоподобно. Так что, задача состоит в том, смогут ли иранцы найти какие-либо способы, пути. Ну, конечно, Иран хочет защитить свою территорию, благодаря С-300.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, и мы, конечно, посмотрим, что в этой ситуации сможет сделать агент ЦРУ, Ваш герой, Принц Малько Линг. Я напоминаю, что у нас в гостях был Жерар де Вилье, автор 176 романов, кстати, еще не переведенных на русский язык. Но есть надежда. Надежда есть всегда. Спасибо, господин Де Вилье.

Поделиться:
Загрузка...