PR в России — ни что иное, как искусство врать

24

Искусство врать

Пока «коллективный» украинский чиновник катался на лыжах, летал на метле к гоголевской Солохе на чарку горилки и прятался в мешке, в украинском медиапространстве примерно до 3 января,  свободно, без каких либо местных информационных помех,  разгуливал троянский PR-конь с двуглавым орлом на спине.  От него исходили медиавирусы лжи, от которой дурно пахло российским газом.

Путин, Медведев. Фото REUTERS

К слову сказать, медиавирус — не журналистская метафора. Ошеломляющее и циничное, в красивой обертке путинско-миллеровское вранье, проникло в каждый украинский дом. Более того, оказавшись внутри, информационный вирус начал себя вести вовсе не так,  как мы ожидали. Он активно формировал «коллективное бессознательное», а затем  начал управлять «слабой иммунной системой» наших постсоветских граждан, создавая виртуальную реальность представлений о событии, в нашем случае, вины Украины в газовом противостоянии  России и Европы. 

Каков механизм внедрения пропагандистских умных наркотиков в сознание зрителя, слушателя (российского и украинского),  и,   вообще,  что такое PR и как работает российская государственная PR-машина? И кто у России, как писал русский литературный классик Александр Куприн, «враги унутренние и унешние»?

От подполковника КГБ, владеющего «Запорожцем», — до хозяина всей России

Следует напомнить, что феномен и сам термин PR (Public Relations) появился в США на рубеже 19-20 веков как практика налаживания отношений между работодателями и представителями профсоюзов, прессой. То есть, PR — это не ругательство, не матерщина, а инструмент обеспечения высокой производительности труда, комфортного профессионального климата в коллективе,  неформальных контактов на предприятии.  

Но, в отличие от американского, российский «пиар» вовсе не полезная деятельность. PR в России —  ни что иное,  как искусство врать с целью создать, сбыть, «впарить» потребителю  политический товар «не первой свежести».

 Вспоминая свой опыт работы в московских газетах, уверенно могу сказать, что никакого  PR в России до Путина  не было — было тривиальное «размещение за бабки» заказных материалов в СМИ. Но долларовый дождь для журналистов закончился после ухода  Бориса Ельцина на пенсию. С приходом же к власти Путина наступила совсем иная эпоха.

Вначале метафизическое отступление, для того, чтобы понять, как за восемь лет постельциновского времени  российская элита отказалась от либеральных ценностей и обменяла их на путинский авторитаризм. А главное, как Владимир Путин сумел сделать демократов-революционеров (причем, умных, уважаемых, авторитетных) своими союзниками… Более того, воинствующими апологетами  нынешней российской модели власти и режима.

Ментальность, мироощущение  Владимира Путина  легко объяснимы. Сошлюсь на авторитет Збигнева Бжезинского.  Он свою программную статью в Wall Street Journal назвал «Московский Муссолини». Проводя параллели между Италией 30-х годов прошлого века, и нынешней путинской  Россией, американский ученый пишет: «Дуче добился того, чтобы поезда ходили по расписанию. Фашистский режим пробуждал чувство национального величия, дисциплину и превозносил мифы о якобы великом прошлом. Точно так же и Путин стремится сочетать традиции ЧК со сталинским стилем руководства страной военного времени, с претензией русского православия на статус Третьего Рима и со славянофильскими мечтами о едином огромном славянском государстве, управляемом из Кремля».  

Владимир Путин. Фото АР

Вряд ли особая харизма Путина рождена его личными достоинствами. Здесь, призвав читателей к изучению политической истории,  уместно процитировать книгу «Гитлер. Путь наверх», написанную блистательным немецким журналистом Иоахимом Фестом. Автор пишет, что «в начале 30-х социальное насилие, массовое обнищание толкали обывателя на поиск голоса, которому они бы вновь поверили, и воли, за которой бы они могли пойти. Эти чувства переходили в неослабевающее ожесточение. Без этого совпадения индивидуально- и социально-патологической ситуации восхождение Гитлера к представляющейся столь магической власти над душами и умами было бы немыслимо».  

Полагаю, «восхождение Путина» вряд ли состоялось, если бы бывший подполковник КГБ не был убежден, что демократия  может течь только в «берегах», а свобода всегда «рамочна». Ведь он хорошо помнит (у уволенного в запас подполковника КГБ Путина в середине 90-х в распоряжении был лишь машина «Запорожец» и маленький дачный домик под Ленинградом), что российская безбрежная свобода в 90-х годах прошлого века трансформировалась в беспорядочное, ничем не регулируемое столкновение эгоизмов,  «войной всех против всех».

Премьер-министр РФ и его чекистское братство убеждены, что лишь «элита элит», «соль земли», «дворяне эпохи Путина» возрождает нынешнюю Россию. Эту идею цинично (в форме метафоры) озвучил Виктор Черкесов, директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, — «падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый "чекистский" крюк» — полагает генерал-армии ФСБ.

Как и почему Это работает

Если бы я писал этот материал в конспирологическом стиле, то уж точно сочинил сцену, как по утрам, в Кремль, в кабинете первого заместителя администрации президента РФ Владислава Суркова проходят «совещания-летучки» с главными редакторами российских TV, интернет-изданий, бумажных газет и журналов.

Но этого в реальности нет. Попросту потому что в таких совещаниях нет необходимости.

КремльКаков же тогда механизм успешного управления российскими СМИ со стороны Кремля?

Руководит российским государственным пиаром действительно все тот же Владислав Сурков. Он остается серым «кардиналом Кремля», именно он управляет Россией, так как, по словам Александра Рара «фактически является главой партии «Единая Россия».  Советниками Суркова (в разное время, на общественных началах) были Глеб Павловский, Марат Гельман, Владимир Евстафьев.

В правительстве РФ государственный пиар курирует специальный высокопоставленный чиновник. «Мы разрабатываем единые правила, регламентирующие, что и кому говорить,  регулярно собираем руководителей пиар-подразделений, разбираем те или иные ситуации. Приглашаем со стороны независимых специалистов» — рассказывал журналистам Алексей Волин, заместитель руководителя аппарата правительства.

Безобидно, правда? «Разбираем те или иные ситуации…» И этого достаточно, спросите вы? И не надо никаких «темников», спускаемых «сверху» руководителям СМИ, как это было в Украине? Напомним, что в этих «темниках» «рекомендовалось», а проще говоря указывалось, о чем писать, а о чем нет, кого пускать в эфир, а кого ни за что.

В сегодняшней России «темники» не нужны. Здесь действуют иные механизмы.

Например, читатель, Вы хотя бы однажды, видели, чтобы российские федеральные каналы критиковали политику и деятельность Дмитрия Медведева, Владимира Путина, партии «Единая Россия»? Вот я, например, нет. Умным владельцам, собственникам газет, журналов, телекомпаний и так все понятно. Потому, что глупых, случайных людей, страдающих недомыслием во главе  российских информационных холдингов нет, так как речь идет или о почете,  премиях, наградах или о безработице и забвении.

В российском информационном пространстве существует  тысячи табу на темы, проблемы, информацию, на лица,  которые можно и нужно показывать, а которые нет.  Кроме того, что все федеральные телевизионные каналы принадлежат государству. У «Газпрома», например, целый информационный холдинг, включая влиятельный телеканал НТВ. 

А для самых непонятливых, в 2000 году принята доктрина Информационной  безопасности России, которая расставила правовые акценты для информации, аналитики и даже репортерской деятельности. (Как тут не вспомнить увольнение из телеканала НТВ одного из самых талантливых российских тележурналистов Леонида Парфенова, только за то, что он в своей итоговой новостной передаче показал интервью с вдовой генерала Дудаева).

Наверное, нужна целая книга, чтобы описать, как в 2000-2001 годах омоновцами в масках захватывались офисы независимых телекомпаний и газет, выкручивали руки собственникам СМИ. Из телеэфира, из редакций газет были выброшены на улицу сотни журналистов, которые  в допутинскую эпоху были властителями дум россиян.  В принципе, украинскому читателю лучше меня известно, что многие российские талантливые журналисты сегодня работают в украинских СМИ.

Также хочу напомнить, что после распада СССР в России были убиты 200 журналистов. Это политические убийства. А сколько цинизма прозвучало в словах Владимира Путина о погибшей от руки киллера журналистки Анне Политковской. «В России госпожа Политковская была незначительной фигурой» — заявил  он. Премьер-министр ненавидит «тружеников пера». Вспоминаю, как на годовой, итоговой пресс-конференции в Кремле Путин заявил, что вся журналистская работа – это «размазывать сопли по бумаге».  

 Всю свою информационную государственную политику Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию назвал борьбой «с массовой дезинформацией», с теми, кто в эфире и на страницах газет занимаются «антигосударственной деятельностью».  

Гарри Каспаров

В итоге, сегодня, по крайней мере, в Москве, «антигосударственной деятельности»  и «массовой дезинформации»  нет. В Белокаменной остался один единственный,  «Независимый пресс-центр», где  оппозиционеры Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, Владимир Рыжков, Михаил Касьянов, Мария Гайдар или правозащитники могут провести свои пресс-конференции. Во всяком случае, на моей памяти, площадки в агентствах РБК, Интерфаксе, РИА-новости, Росбалт недоступны политическим противникам Медведева-Путина. 

На какие деньги независимый пресс-центр  существует — Бог его знает. Руководит московской информационной свободой уже лет пятнадцать «милая добрая женщина».  В ее распоряжении лишь стол для президиума и два десятка стульев. Естественно, в центре нет связи, компьютеров, факсов и т.д.

Местные, столичные журналисты  на этом «островке свободы» не бывают, так как нет поручений от начальства. Ох, хотел бы я увидеть редактора того издания, где выше названные политики, получили бы «газетную или журнальную полосу», я уж не говорю о телевизионном времени. Ну а если громкая пресс-конференция все же состоялась, молодежные кремлевские организации «Наши», «Местные» организуют пикет около независимого пресс-центра! Тут уж не до демократии и свободы слова, лишь бы зубы сохранить во рту.

Затулин

Есть, конечно, еще Интернет, где путинская власть пока бессильна.  Ведь технически убрать из Интернета оппозиционные сайты нельзя. Но конкурировать с многочисленными интернетпродуктами «институтов» (на самом деле PR-контор) Павловского, Затулина, Пушкова, Маркова, Дугина, Колерова, Никонова российской «Интернет-свободе» попросту невозможно. Другими словами, оппозиционный политический  Интернет в России остается на обочине, маргинальным и маловлиятельным.

О том, кому в России принадлежит вся информационная власть в TV, и говорить не надо. Все федеральные телевизионные каналы являются государственной собственностью, во главе которых стоят «проверенные партийные товарищи». Такой жанр, как прямой эфир, естественно, при нынешних раскладах,  на российском телевидении не жилец. Если же и проскакивает, то степень подготовки и «регулирования» этого эфира такова, что даже тень крамольной (для власти, естественно) мысли в нем не проскочит.  

Одновременно происходит медленное пошаговое продвижение России на внешнее информационное пространство. Уже полтора года работает телеканал «Russia Today», вначале на английском языке, теперь есть и арабская редакция.

В Украине работают десятки российских телеканалов, газет, информационных агентств.

Если говорить, об обратном влиянии, то, к примеру, сегодня  в Москве нет, или почти нет  собственных корреспондентов украинских СМИ (за исключением по одному от УНИАН, Укринформа,  «Голоса Украины» да телекамеры компании 1+1). Но и тем украинским журналистам, которые работают в российской столице, иногда бывает трудно прорваться на важные события – им попросту отказывают в аккредитации. Таким образом, во время скандалов и информационных войн украинское общество остается практически беззащитным перед информационным агрессором, что, в частности, можно было во всех подробностях наблюдать в течение последних двух недель.

В общем,  по словам того же Владислава Суркова «Российские СМИ смогут найти баланс между свободой и порядком. Никто не оказывает давления на СМИ, все зависит лично от вас» …

Просто, как говорится, сказано, и со вкусом…

P.S. Пока автором творился прочитанный Вами текст, мои московские друзья-журналисты рассказали, что в преддверье Нового года,  28 или 29 декабря,  в администрацию президента РФ в Кремль  были поочередно приглашены главные редакторы-собственники «колеблющихся от генеральной линии» крупных российских газет и журналов, информационных агентств, испытывающих   крайнюю нужду в деньгах. В предбаннике замглавы администрации президента РФ оказались те владельцы бумажных и электронных СМИ, которые в течение всего ноября и декабря, прошедшего 2008 года, пытались безуспешно получить ссуды  в банках, продать свои СМИ или найти иные пути сохранения своих изданий.

По словам источника этой информации, деньги были найдены. Но, естественно, в обмен на лояльность, то есть,  при условии поддержки «суверенной демократии», которая сегодня процветает в России. Акция помощи  названа «государственная поддержка влиятельным российским средствам массовой информации  в период мирового финансового кризиса». «Островками свободы», которым не будем оказана «государственная поддержка» остались московские газеты «Коммерсант», «Ведомости», «Новая газета». Надо ли говорить, как мало этих «островков» для такой страны, как Россия?

Виктор Тимошенко

Поделиться:
Загрузка...