Третий лишний

14

Фактор "7 миллиардов штрафа" дополнительно оживил обстановку вокруг "газовых" переговоров Украины и России. При этом Киев убежден, что проблему удастся решить полюбовно. Правда, не совсем понятно, привлекут ли к решению посредников. Но, с то ли желанной, то ли теоретически возможной поддержкой ЕС ситуация сложилась странная.

Уже даже слухи о том, что Газпром готов выставить солидные претензии, опираясь на недобор Украиной газа в 2012 году, всколыхнули информационное поле нашего государства. Несмотря на то, что речь может зайти о 7 миллиардах долларов, драматизировать ситуацию руководство страны не спешит. Как минимум, пока официальный Киев платить Москве не собирается. "Мы предоставили ответ, что мы не считаем целесообразным выполнять счет в 7 миллиардов долларов, то есть оплачивать, потому что у нас нет оснований", — настаивает министр энергетики и угольной промышленности. Схожую позицию недавно озвучил и глава государства. "Мы считаем, что эти санкции, которые записаны в том же самом соглашении… в 2009 году, не соответствуют рыночным отношениям между хозяйственными субъектами и являются спорными", — говорил Виктор Янукович в Литве. Тем временем, судя по всему, газовые переговоры продолжаются.
Хотя подробности очередного этапа общения между ныне вице-премьером Юрием Бойко и главой правления российского монополиста Алексеем Миллером остались неизвестны, Украина, похоже, не прочь разрешить спор мирным путем. Обращение в Стокгольмский арбитраж, очевидно, не рассматривается правительством как приоритетный вариант, пусть даже некоторые члены Кабмина не исключают такой возможности. Руководство Нафтогаза нацеливается на "решение спора в рамках переговоров", что не все специалисты оценивают высоко. "Вместо того чтобы решать вопрос правовым путем, как это делали большинство стран Европейского Союза, наша власть выбрала путь договоренностей, потому что некоторый бизнес украинской власти связан с Газпромом и получает газ от него", — допустил директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко. Однако и при этом Киев, казалось бы, склонен сделать Европу арбитром в этом конфликте. Но выходит у него это своеобразно.
Одним из первых и, пожалуй, самым громким апеллированием к Европе, а вернее, к Европейскому энергетическому сообществу в зимнем конфликте стало заявление президента Украины. "Когда нам Россия выставила счет в 7 миллиардов – это штрафные санкции, мы надеялись, что мы также получим комментарии по этому поводу со стороны энергетического сообщества, какая их точка зрения", — рассказывал Виктор Янукович в ходе того же визита в Литву. "За все эти три года мы не получили никакой поддержки, даже сочувствия в вопросах газовых отношений, в которые попала, я сказал бы, форс-мажорные обстоятельства, в которые попала Украина. Мы этого не ощутили", — сетовал глава государства на европейскую нечуткость. Некоторые эксперты разделяют схожую точку зрения. "На данном этапе в качестве моральной поддержки ЕЭС могло бы выступить с какой-то критикой в адрес "Газпрома". Но этого не было сделано. По факту Европейское сообщество вряд ли могло принять какие-то меры которые бы повлияли на Газпром, это не в его компетенции. Но выразить свое отношение, подтверждая, что в этом вопросе Украина и Европа "в одной лодке", например, что Газпром ведет неадекватную политику по отношению к Украине, ЕЭС могло бы. Но этого не произошло", — заметил Директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич.
Невзирая на то, что Украина стала членом ЕЭС, оказывать нашему государству массированную моральную поддержку в противостоянии с Газпромом собратья по Сообществу, нередко не спешат. Впрочем, надо заметить, что немалое число европейских стран схожие проблемы решают самостоятельно – через все тот же Стокгольм. С другой стороны, для того, чтобы получить помощь в подобных ситуациях, для начала за ней нужно официально обратиться. А в этом отношении у двух сторон на некоторое время возникли разночтения.
Трудно сказать, какую именно поддержку со стороны ЕЭС имел в виду президент, но 11 февраля из секретариата Сообщества сообщили, что официальными каналами Украина не пользовалась. "В своем письме директор секретариата проинформировал президента, что Украина до сих пор не пригласила секретариат к участию в двусторонней дискуссии с Россией", — передавались слова директора секретариата Энергетического сообщества Янеша Копача. Со своей стороны европейцы напомнили, что Киев жаловался в секретариат только один раз – когда речь зашла о роли Сербии в "Южном потоке", но тогда ситуация не получила развития.
Днем позже заочному спору на время подвел итог профильный министр. "Вопрос относительно обращения за помощью сейчас не стоит. Мы сейчас находимся в переговорном процессе, я бы не стал драматизировать ситуацию", — сообщил Эдуард Ставицкий 12 февраля. Таким образом, положение снова вернулось на круги своя – к переговорам и договоренностям с Россией. Так нужно ли было Киеву европейское посредничество?
Зачастую европейские структуры декларируют полную готовность поддержать Украину в ее "окологазовых" начинаниях – особенно, когда речь идет об увеличении "градуса" независимости от Газпрома. "Мы будем продолжать поддерживать Украину финансово в решении исторических вызовов, развитии своих собственных ресурсов, усилении энергонезависимости и внедрении мировых стандартов и рыночных русловий", — напомнил недавно еврокомиссар по вопросам расширения Штефан Фюле. Однако эту поддержку ЕС в большинстве случае готов оказывать "в обмен" на реформы. Так, в феврале стало известно о том, что ЕБРР может существенно ужесточить условия предоставления кредита для реконструкции газопровода Уренгой-Помары-Ужгород. Согласно информации, просочившейся в СМИ, в число этих требований входит реализация давно намеченных планов – вроде выделения Укртрансгаза в отдельный субъект, достижения "тарифного" компромисса с МВФ или принятия Кодекса газовых сетей, который помог бы обеспечить равноправие доступа к отечественной ГТС.
Будущее украинской "трубы" – вопрос проблемный. В том числе и потому, что правила игры Энергетического сообщества не только требуют серьезных реформ внутри страны, но обычно не устраивают других партнеров Украины за ее пределами. В первую очередь, речь идет о знаменитом "3-ем энергопакете", до предела осложняющем работу на европейском рынке компаний, одновременно добывающим, продающим и транспортирующим энергоресурсы, к которым и относится Газпром.
По занятному совпадению в разгар выяснения того, обращалась ли Украина за европейской поддержкой или нет, громче зазвучали слухи о том, что новый этап переговоров с Газпромом коснулся формата будущего консорциума. Предполагается, что структура по управлению (такой вариант, судя по всему, устроил бы Украину больше, чем владение, да и реализовать его с оглядкой на законодательные ограничения проще) ГТС может стать не трех-, а двухсторонней – российско-украинской. Такой вариант часть экспертов настораживает. "Трудно работать только с "Газпромом", лучше в формате треугольника Евросоюз-Россия-Украина. Поскольку очень часто вместо того, чтобы играть в шахматы, "Газпром" играет в Чапаева и побеждает в этой игре без правил Украину", — уточняет независимый эксперт по энергетическим вопросам Владимир Сапрыкин. Насколько эффективным мог бы оказаться подобный крен в российскую сторону во многом зависит от остающихся тайной деталей продолжающихся переговоров. Но белорусский опыт показывает, что вариант с поэтапной передачей "трубы" Газпрому Москве все-таки ближе. Тем более если учесть, что со строительством обходных "потоков" значимость украинской ГТС для России падает, а Украина настаивает на существенной скидке на газ – кто знает, как далеко и в каком направлении может зайти торг…
Выстраивание уравнения "Консорциум на двоих" может получиться не менее увлекательным, чем итоги "харьковского пакта". И все же в Европе подчеркивают, что они хотели бы оставаться в курсе происходящего. "Европейская комиссия уже многократно декларировала готовность ЕС в любой момент вступить в трехсторонние консультации по вопросам транзита газа, если Украина и Россия выразят такое желание. Европейская комиссия также подтвердила готовность играть роль посредника в возможном трехстороннем консорциуме ЕС-Украина-Россия. А потому мы ожидаем, что нам будут сообщать о возможных двусторонних договоренностях между Украиной и Россией загодя", — предупредили 12 февраля в представительстве ЕК. Параллельно Брюссель напоминает и об обязательствах Украины соблюдать нормы ЕЭС, что не так уж и просто совместить с возможным углублением сотрудничества с Москвой.
Примечательно, но ожидаемо публичная политика официального Киева не спешит делать окончательную ставку на российский вектор. Во всяком случае, несмотря на все слухи и обещания решить проблему с ценами на российский газ к всеобщему удовольствию, Украина продолжает делиться планами на собственную добычу; Виктор Янукович в Ашхабаде подтвердил "заинтересованность Украины в возобновлении поставок природного газа из Туркменистана"; а МИД снова вернулся к теме европейской поддержки. "Украина подтверждает свою преданность принципам Энергетического сообщества и рассчитывает на его активную позицию в вопросах консолидации усилий с целью выработки четких, прозрачных и справедливых правил игры в энергетической сфере и достижения баланса интересов между Украиной, как основным транзитером энергоресурсов на континенте, Россией, как ведущего их поставщика, и ЕС как конечным потребителем", — прозвучал комментарий, обнародованный внешнеполитическим ведомством 13 февраля. Но и такой дипломатичный шаг толком не объясняет: собирается ли Украина обращаться за посреднической помощью к ЕС, и является ли подобная помощь необходимым элементом переговоров или лишь элементом ритуального давления на Москву. Впрочем, пока неизвестно и то, действительно ли Киев готов отказаться от "предохранителя", которым выступает трехсторонний характер гипотетического консорциума, и к чему это могло бы привести…

Ксения Сокульская

 

Поделиться:
Загрузка...