Готовы ли мы стать провинцией России

13

Целая серия событий и кадровых назначений в области исторической памяти, инициированных властью в 2010 году и в самом начале года нынешнего, вызвали немало вопросов и оценок.

На двадцатом году независимости Украины мы оказались в ситуации, когда реваншизм, агрессивный цинизм (конечно же, не только в политике и экономике, но и в гуманитарной сфере) становятся фирменным знаком команды Виктора Януковича.

В государстве развернулась широкая кампания по цензурированию истории: специалистам практически закрывают доступ к архивам, сворачиваются программы по исследованию контраверсионных страниц прошлого, таких как три Голодомора в Украине в XX веке, Украинская революция 1917—1921 годов, национально-освободительное движение 30—50-х годов прошлого века… Буквально все достижения в этой сфере подвергнуты остракизму и жесткой корректировке. Нас пытаются вернуть даже не в 1991 год, а как минимум в начало 1980-х, в эпоху, когда «на всіх язиках все мовчить, бо благоденствує». И образцом тогда были „История КПСС“ или даже „Краткий курс ВКП(б)“ с элементами великодержавной, имперской концепции кремлевской закваски. Вопрос состоит в том, готовы ли мы стать провинцией России наподобие Мордовии или, не дай Бог, Чечни? В Древнем Риме провинцией называли завоеванную территорию, которой управляли назначенные метрополией наместники. Привет от Первого Рима — Третьему!

Настойчивая „советизация“ информационного пространства Украины преследовала цель (хотя этот процесс никогда и не прерывался) подготовить украинский „электорат“ к изменениям, которые идут в идеологическом русле бывшей метрополии. И дело не только в отмене указа президента Украины Виктора Ющенко о присвоении звания Героя Украины Степану Бандере (последний имел политический характер в свете президентских выборов 2010 года) или в разборках по поводу „подрыва“ бюста самому кровавому палачу всех времен и народов Иосифу Сталину в Запорожье, в котором прослеживаются элементы провокации. Эти события — как на ладонях. Главное то, что ползучая контрреволюция охватывает все больший сегмент духовной жизни наших соотечественников. К сожалению, часть украинцев готовы строиться в колонны, которые формируются не на Печерских холмах и даже не в Донбассе.

Относительная политическая стабильность в стране во время каденций первых трех президентов Украины основывалась на определенном консенсусе между регионами и языково-этническими группами (у которых различная ментальность, мировоззренческие позиции, и в этом разнообразии взглядов и мнений можно и надо находить компромиссы для единства политической нации). Но ситуация изменилась и все обернулось победой „совка“. Его апологеты подписали капитуляцию. На государственном уровне. Харьковские соглашения (Севастополь, поглощение украинского авиапрома российским) стали камертоном изменений во внешней политике. Вскоре наступило время окончательной „зачистки“ и нашего „исторического поля“ в угоду Кремлю. Можно предположить, что для властей с Банковой и Грушевского историческая, национальная память в переговорах с восточным соседом стали разменной монетой, отданной без колебаний и даже „с чувством глубокого удовлетворения“.

К сожалению, значительная и влиятельная часть провластной „элиты“ демонстрирует откровенно украинофобские взгляды и даже физиологическое отвращение к украинской нации (как, например, министр образования и науки Дмитрий Табачник). Но президент Украины грубые рефлексии члена правительства, который считает приличным сказать об „исторически обоснованном комплексе неполноценности, свойственном населению западных областей Украины“, упорно „не замечает“. Что вызывает как минимум негодование, и, поверьте, не только среди галичан и волынян. Представьте себе федерального министра, публично унижающего баварцев или саксонцев, а канцлер Германии Ангела Меркель молча „глотает“ это безобразие. Кому нужна такая „политкорректность“?!

Вспомним, что в 2010 году гуманитарный блок, который и отвечает за национальную память, оказался в руках триумвирата, где кроме вышеупомянутого Д.Табачника немалую роль играют представители Компартии Украины — глава Государственной архивной службы Украины Ольга Гинзбург и пока еще руководитель Украинского института национальной памяти, член-корреспондент НАНУ Валерий Солдатенко.

Имеют ли моральное право представители партии, которая на протяжении XX века была причастна к страшным преступлениям в Украине, возглавлять учреждения, которые и должны исследовать эти преступления? Госпожа, точнее, товарищ Гинзбург в эфире „5 канала“ еще во время своей первой каденции в 2008 году в Госкомархиве (как здесь не вспомнить политическую недальновидность главы Кабмина Юлии Тимошенко, оценившей поддержку коммунистов в несколько должностей, в том числе и председателя Госкомархива) сказала, что возвращение исторической памяти „может навредить потомкам“. Может ли она, как и В.Солдатенко, избежать искушения фальсифицировать историю, перевернуть или даже уничтожать ее страницы — в угоду кремлевским политикам и местным манкуртам? Трудно даже представить большее кощунство… В.Солдатенко и О.Гинзбург получили свои высокие должности по квоте Коммунистической партии Украины, умело использующей свой небольшой ресурс и в последние годы всегда находящейся „при власти“. Очевидно, теперь мы увидим в кресле нового-старого, обескровленного УИНП другого человека (В.Солдатенко с апреля уже не может, как госслужащий, занимать эту должность – по возрасту), но, скорее всего, это будет представитель КПУ.

Итак, в конце 2010 года произошли — в хронологическом порядке — такие события на „историческом фронте“. Указом президента Украины Виктора Януковича от 9 декабря за №1085/2010 ликвидирован Украинский институт национальной памяти (УИНП). А уже следующим указом №1086/2010 В.Янукович вменил в обязанность Кабинету министров создать Институт национальной памяти, но с существенным снижением его статуса — как научно-исследовательское бюджетное учреждение с подчинением Кабмину, а не президенту.

УИНП превращается в сугубо научное учреждение с другими функциями и прерогативами. Не забывайте, что в ведении института находились Мемориал памяти жертв голодоморов в Украине, Музей „Украинской революции 1917—1921 годов“, Национальный историко-мемориальный заповедник „Бабий Яр“, Национальный историко-мемориальный заповедник „Быковнянские могилы“. Возможно, и их статус изменится?.. Экс-глава архива СБУ Владимир Вьятрович оценил ситуацию недвусмысленно: „Последним указом Янукович, в сущности, завершил ликвидацию государственной политики национальной памяти в Украине“.

Последствия этого „ликвидационного“ процесса проявились уже в январе 2011 года. Тучи сгустились над бывшим Педагогическим музеем, где в нескольких комнатах размещался Музей Украинской Народной Республики. Дошло даже до того, что двери музея опечатали. Впрочем, 12 января печати сняли, музей возобновил работу, но вопрос остался открытым. Глава Кабмина Николай Азаров привычно обвинил СМИ в „попытке дезинформировать общество“. Не забудем, что Музей УНР также подчиняется УИНП, который пока что „завис“ между президентом и Кабмином.

Напомним, что В.Янукович еще в ноябре 2010 года отменил указ Виктора Ющенко относительно возможности присуждения Шевченковской премии за освещение темы Голодомора, а Дмитрий Табачник отказался от „уроков памяти“, посвященных Голодомору. Из-за недостаточного финансирования может закрыться Национальный музей памяти жертв голодоморов в Украине…

Процесс пошел. Но удастся ли власти так легко ввести в состояние амнезии своих граждан? За 19 лет независимости тысячи молодых ученых работали в архивах, ранее закрытых для них; они сами смогли докопаться до истины. Уверен, абсолютное большинство из них не будут в угоду новым „веяниям“ перестраиваться, никогда не станут открещиваться от своих взглядов. За последние два десятилетия в Украине значительным тиражом вышли из печати сотни изданий, сняты документальные фильмы, благодаря которым мы можем получить достаточно исчерпывающие ответы относительно своего прошлого.

И все же, наблюдая за действиями власти и в политике, и в экономике, оказываешься в плену других, пессимистических мыслей. Почти на экваторе президенства В.Ющенко, но уже при премьерстве В.Януковича известный львовский историк Ярослав Грицак сказал: „Думаю, ситуация в Украине изменилась. Возвращение к старому уже невозможно. Да, мы видим, что „донецкие“ вернулись, мы видим, что они думают и действуют по-старому, но они должны считаться с новыми правилами игры. Надеюсь, что эти правила не будут отброшены“. К сожалению, сегодня оптимизм Я.Грицака кажется чересчур преувеличенным: да, ситуация „изменилась“, Сталин уже становится „неприкосновенным“ персонажем, а с „новыми правилами игры“ бело-синие вместе с послушными сателлитами считаться не желают. С одним я согласен: „можно и нужно преодолевать“ вызовы, которые наши соотечественники за последний год получили уже от новой власти, прочно удерживающей государственный штурвал. Все остальное — конформизм и приспособленчество, но не все же украинцы хотят жертвовать „свободой и справедливостью“ ради эфемерной „безопасности“, о которой говорил уважаемый историк.

Интересный информационный повод мы получили в прошлый вторник. Экс-директор архива СБУ Владимир Вьятрович так прокомментировал абсолютно неожиданный шаг венгерской власти (напомним, что к власти в Венгрии в апреле 2010 года пришел блок правых партий „Фидес“), а именно — уничтожение оригинальных архивных документов коммунистической тайной полиции под предлогом того, что это „аморальные документы аморального режима“: „В противостоянии между демократическими и прокоммунистическими тенденциями в посткоммунистическом мире роль Украины ключевая. Провозглашение Украиной независимости окончательно развалило СССР. Это касается и осуждения коммунизма, и открытия правды о прошлом. Наше присоединение к политике Восточной Европы могло поставить окончательную точку в этом деле. Поэтому рассекречивание подвергалось значительному внешнему давлению. Сейчас же, после „покорения“ Украины, наступление будет развиваться дальше на Запад“. Как видим, эта угрожающая тенденция имеет не сугубо украинские черты. Она злободневна и для других стран Центрально-Восточной Европы.

В свою очередь известный российский историк Александр Колпакиди, яркий представитель „колониального“ дискурса, в близком к Кремлю информагентстве Regnum буквально в минувшую среду поставил перед Партией регионов ультиматум: отмена указа относительно Бандеры — это правильный шаг, но… мелочь. По его мнению, необходимо изменить саму концепцию истории Украины, созданную „сказочником“ Грушевским, поскольку она „ошибочна, базируется не на истории, не на фактах, а на мифах о существовании какого-то отдельного украинского народа со своей государственностью“. Договорились… Но все ли украинские власть предержащие будут согласны с такой украинофобской „концепцией“ кремлевского историка? Он, кстати, подвергает сомнению даже „легитимацию“ украинской власти, как и законность власти в других экс-республиках СССР. Это и есть модернизированный империализм Российского государства. И не имеет значения, кто сидит на „престоле“: царь, Сталин или Медведев/Путин.

Кстати, первым вывел формулу, что „Россия без Украины уже не сверхдержава“, Дмитрий Донцов, идеолог украинского интегрального национализма, на которого навесили при жизни и продолжают навешивать неправдивые ярлыки. Так какую и чью историю мы желаем читать? Вряд ли ее российский вариант, о котором писал Д.Донцов в 1921 году в „Підставах нашої політики“: „Коли читаємо їх історію, історію Європи, — читаємо історію її народів. Читаючи історію Росії — не бачимо нічого, опріч темної маси, що, сліпо віддана своїм вождям, рухається нині в однім, завтра в другім напрямку… Там — історію робили класи, партії нації та великі одиниці, суспільність. Тут — держава, уряд, що скували і класи, і одиниці, і суспільність“.

Не российский ли вариант истории хотят привить нам наши доморощенные «патриоты»?

Сергей Махун

Поделиться:
Загрузка...