Трудно быть Украиной

24

 В январе на Украине пройдут президентские выборы, и скорее всего, их исход станет некрологом "оранжевой революции". Эйфория 2003-2004 годов, когда в результате грандиозной демонстрации народовластия были отменены сфальсифицированные результаты выборов, давно уже угасла.

Страна с населением в 46 миллионов человек очень сильно пострадала от мирового финансового кризиса. Там произошло резкое обесценивание национальной валюты, а на этот год прогнозируется 14-процентное снижение ВВП.

Рейтинги популярности бывшего героя "оранжевой революции" Виктора Ющенко сегодня исчисляются однозначными цифрами. Подобно поляку Леху Валенсе (Lech Walesa) несколько десятилетий тому назад, Ющенко, потерявший связь с реальной жизнью, попросту превратился из национальной иконы в политическое ничто.

Скорее всего, январское голосование приведет ко второму туру с участием склочного и пробивного популиста, премьер-министра Юлии Тимошенко и скучного, но уравновешенного экс-премьера и бывшего соперника Ющенко Виктора Януковича, чья Партия регионов лучше всех организована.

Оба они прагматичные руководители. Но кто бы из них ни одержал победу, ему придется столкнуться с огромными проблемами. Прежде всего, новому президенту надо будет заново запустить антикризисную программу с участием МВФ, который в прошлом месяце временно приостановил свою кредитную линию на 16 миллиардов долларов из-за полного политического тупика, куда Ющенко и Тимошенко загнали страну.

Победитель должен будет также помнить о том, что руководить Украиной — значит сохранять равновесие в отношениях с Востоком и Западом. Эта настоятельная необходимость является следствием давления как со стороны внешней геополитики, так и со стороны внутренних демографических факторов.

Россия и Соединенные Штаты смотрят на Украину как на ключевое поле боя в масштабной "войне чужими руками" между Востоком и Западом. У обоих государств есть дурная привычка отбирать победителей украинской политики. Такое вмешательство, по-своему наивное, дает порой обратный результат, причем зачастую в ущерб Украине.

Российское вмешательство вызвало "оранжевую" негативную реакцию, направленную против посредственного руководителя Леонида Кучмы и его ставленников, и закончилось серией катастрофических отключений подачи газа посреди зимы и бряцанием оружием из-за Крыма.

Тем временем, Соединенные Штаты возложили на Ющенко слишком большие надежды, гораздо больше, чем он мог оправдать. Это усилило изоляцию президента внутри страны. Проклятие американского идеализма во внешней политике, как неоконсервативной, так и либеральной, заключается в том, что она превращает друзей во врагов.

Придавая огромное значение символам, таким как неудавшаяся попытка вступления Украины в НАТО, и забывая о неприятной работе по реформированию энергетики страны, США оказали плохую услугу украинской безопасности. Должно быть совершенно ясно, что независимая Украина не должна потреблять энергию из России, как будто она по-прежнему является частью Советского Союза.

В отличие от США, российские замыслы в отношении Украины вряд ли можно назвать идеалистическими. Говорят, что Владимир Путин, находясь в прошлом году на саммите НАТО, сказал бывшему президенту Джорджу Бушу: "Понимаешь, Джордж, Украина это даже не страна. Что такое Украина? Часть ее территории это Восточная Европа, а другую ее часть, причем весьма значительную, отдали ей мы".

Политические задиры умеют искусно сдабривать свои хищнические замечания зернами правды. Подобно другим европейским странам, этнический состав Украины неоднороден, а ее границы не были даны от Бога. Все появилось в результате смешения племен, их тесного переплетения и большого кровопролития на протяжении нескольких столетий.

Западная Украина — Галиция и Буковина — принадлежала Габсбургам и никогда не входила в состав царской империи. Крымский полуостров был передан Украине от РСФСР Никитой Хрущевым в 1954 году, когда обе республики входили в состав Советского Союза.

Украина сталкивается с крупными проблемами самоидентификации. Этнические русские составляют примерно 20 процентов населения, и гораздо большее количество украинцев говорит по-русски. Русский и украинский языки близки, как верхненемецкий и баварский, или как датский и шведский.

Европа очень гордится тем, что Фрейд называл "нарциссизмом маленьких различий". Однако украинским националистам лучше не перегибать палку, как часто делал Ющенко в весьма деликатных вопросах языка и истории.

Украине в 21-м веке следует идти своим путем государства плюралистической демократии и развивающегося рынка, соблюдая баланс между западной интеграцией и уважением к своим древним культурным корням и привязанностям. Несмотря на нынешний экономический кризис и широко распространенное недовольство населения политической элитой, у Украины светлое будущее. У этой страны есть плодородная земля, солидная промышленность и талантливые людские ресурсы.

У нее есть также отличительная черта казацкого свободолюбия, и именно этим объясняется возникновение Украины — гордой уверенностью ее разнообразного народа в собственных силах. Сегодня на улицах Киева, Львова, Харькова, Днепропетровска и Симферополя (простите за то, что использую русскую транслитерацию этих названий) явно ощущается дух свободы, и это необходимо сохранить.

Как может помочь Запад? Соединенным Штатам надо по-прежнему сохранять равновесие с крайне важной политикой "перезагрузки" в отношениях с Россией, убеждая ее соседей, и прежде всего, Украину в своей активной преданности этой стране.

Бывшим советским республикам самой судьбой уготовано быть частью того, что Москва называет "ближним зарубежьем". Хотя эти государства всегда будут близки к России, Соединенные Штаты и Евросоюз своей политикой должны добиваться того, чтобы они оставались "зарубежьем", свободным и процветающим.

В этом году один высокопоставленный украинский руководитель, обеспокоенный политикой перезагрузки, спросила меня, не променяет ли администрация Обамы Украину "на что-нибудь, скажем, на содействие России по Ирану". Я ответил ей, что Соединенные Штаты болели за Украину даже тогда, когда ею руководили Леонид Кравчук и Леонид Кучма — фигуры далеко не идеальные. И эта позиция неизменна.

Однако украинцы помнят об утраченных надеждах на обретение государственности во времена двух величайших войн 20-го столетия. Они также помнят речь президента Буша-старшего в Верховном Совете Украины 1 августа 1991 года, за несколько месяцев до развала СССР, которую назвали ‘котлетой по-киевски’ (Сhicken Kiev, игра слов, chicken также означает ‘трусливый’ — прим. пер.).

"Свобода и независимость не одно и то же, — заявил тогда Буш, — американцы не поддержат тех, кто добивается свободы, чтобы заменить далекую тиранию на местную деспотию". Буш крайне неудачно выбрал время для такого заявления, но его главная мысль о важности политической зрелости сохраняет свою значимость и сегодня.

Украинцы и их западные партнеры должны вместе идти ровной дорогой реформ и долгосрочной самодостаточности Украины, не полагаясь на скороспелые решения и шикарные жесты. Закат оранжевой эпохи не означает конец независимости Украины и ее евроатлантической принадлежности.

Марк Медишвнештатный научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, старший директор по вопросам России, Украины и Евразии в Совете национальной безопасности при президенте Клинтоне.

Поделиться:
Загрузка...