Вся европейская рать

17

 19 ноября на саммите ЕС Италия выступит за создание единой европейской армии. Об этом заявил министр иностранных дел Италии Франко Фраттини во время интервью газете The Times 15 ноября. Слова итальянского чиновника уже успели вызвать бурное обсуждение в Европе. Похоже, НАТО как гарантия европейской безопасности перестал удовлетворять самих европейцев.

Долгий путь к объединенной армии

Сказать, что объединенная Европа начиналась с общеевропейской армии, не будет преувеличением. За несколько лет до появления Европейского объединения угля и стали и Европейского экономического сообщества, которых считают предшественниками ЕС, европейские государства создали организацию для сотрудничества в сфере обороны. 17 марта 1948 года страны Бенилюкса, Великобритания и Франция подписали Брюссельский пакт. И хотя первые три статьи договора были посвящены политическому, экономическому и культурному сотрудничеству, основной задачей этого документа была регламентация военного сотрудничества указанных государств – в случае нападения на одного из них, государства обязались предоставлять всю возможную военную помощь. Таким образом, эти государства поставили на повестку дня вопрос о создании коллективных сил безопасности в Европе. Основной причиной, побудившей Бельгию, Нидерланды, Люксембург, Францию и Великобританию подписать этот договор, был страх перед советской угрозой. С другой стороны, страны Бенилюкса и Франция опасались возможного реванша со стороны Германии. А годом позже возник блок НАТО, целью которого, согласно высказыванию его первого генерального секретаря Гастингса Исмея было "держать русских снаружи, американцев "в" и немцев "под" Европой". Таким образом к двум целям Брюсселського пакта добавлялась еще одна цель – сделать США полноправным участником европейской политики. Несмотря на дублирование функций с НАТО, Западноевропейский союз не только продолжил свое существование, но постепенно расширялся. Европейцы были вынуждены терпеть американцев как защитников от советской агрессии, но это не значит, что ни были им рады. В 1966 году — во времена правления Шарля де Голля Франция даже вышла из военных структур НАТО, при этом, оставаясь участником политической составляющей Организации североатлантического договора, и вернулась лишь в этом году.

Как и НАТО, Западноевропейский союз включает себя не только членов ЕС. На сегодняшний день 28 государств могут назвать себя участниками данного военного блока. Среди них – все члены Евросоюза до 2004 года, однако Австрия, Дания, Финляндия, Ирландия и Швеция имеют статус наблюдателей. В ассоциированных членах Западноевропейского союза числятся Исландия, Норвегия, Польша Турция, Венгрия и Чехия, а ассоциированными партнерами являются Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, и Словения. До создания ЕС в 1992 году, Западноевропейский союз выступал дублером функций НАТО и не играл особой роли в европейской политике, однако после подписания Маастрихтсткого договора его актуальность снова возросла. В 1996 году в Амстердамском договоре была закреплена "неотъемлемая роль" Западноевропейского союза в ЕС, блоку были предоставлены оперативные полномочия в области обороны, что сыграло свою роль во время Балканских войн в 90-ых.

Параллельно с созданием договорной базы в Европе велись активные действия по созданию общеевропейской армии. В 1991 году был образован "Еврокорпус" численностью более полусотни тысяч человек. Его образовали Бельгия, Люксембург, Испания Франция и Германия. Четырьмя годами позже, в 1995 году, представители Франции, Италии, Испании и Португалии договорились о создании Европейских сил оперативного реагирования (EUFOR). Последние сменили на боевом дежурстве натовские KFOR в Боснии и Герцоговине. Сейчас численность EUFOR составляет немногим более 2100 человек. Кроме того, в 1998 году в Сен-Мало Франция и Великобритания приняли совместную декларацию, призывающую ЕС создать собственные вооруженные силы. В конце 2000 года с этой целью были созданы Комитет по политике и безопасности, Военный комитет и Военный штаб Европейского союза. В связи с этим, начиная с 2001 года, Западноевропейский союз постепенно передает свои функции структурам ЕС. В 2008 году президент Франции Николя Саркози выступил с предложением создать не только общие военные силы, но и центр по подготовке кадров для них – военную академию. Ратифицированный в этом году членами ЕС Лиссабонский договор допускает создание объединенной армии.

А где же НАТО?

Нелюбовь европейцев к НАТО и стремление создать собственную структуру безопасности неслучайны. После развала СССР необходимость в НАТО для Европы отпала. Потенциальный военный противник перестал существовать. А амбиции США никуда не делись. Операция в Афганистане в 2001 году и война в Ираке в 2003 году показали, насколько ЕС и США по-разному понимают задачи НАТО. Когда США выступили с предложением начать кампанию в Ираке, из европейских стран их поддержали только Великобритания и Польша. Причем последняя на тот момент не была членом ЕС. А взятые европейцами на себя обязанности по наведению мира в Афганистане уже который год вызывают ожесточенный спор в Европе. К ноябрю 2009 года в Афганистане погибло около 1500 солдат НАТО, при этом Великобритания потеряла около 220 солдат, Испания – по 84 солдата, Германия – 34 , Франция – 34, Дания -26, Италия- 22 солдата, Нидерланды – 21, Польша – 15, Румыния – 11, и от одного до трех солдат от других членов ЕС и Норвегии. Все это не вызывает энтузиазма в отношении НАТО у европейцев. А с учетом возросшего количества европейцев-мусульман, которые решительно осуждают военные действия против единоверцев, проблема нахождения стран ЕС в военном союзе с США актуализировалась.

В политическом плане создание общеевропейской армии выгодно и странам "Старой Европы", чье влияние в ЕС с принятием новых членов продолжает уменьшаться. "Младоевропейцы" действуют согласно доктрине Збигнева Бжезинского, который еще в 1998 году в своей знаменитой книге "Большая шахматная доска" заявил, что вхождению страны в Евросоюз должно предшествовать вхождение в НАТО. В крайнем случае, страна одновременно должна входить в НАТО и ЕС. Таким образом, у США появляются рычаги влияния на европейскую политику. Тут можно вспомнить хотя бы пример Польши, которая более лояльна к США, чем к странам "Старой Европы".

С другой стороны, создание отдельной военной структуры поддерживается и разработчиками военной техники. Европа уже несколько раз в XXI веке обгоняла США по объему проданных вооружений. Европейский аэрокосмический концерн EADS уже долгое время соперничает с американским Boeing-ом в том числе и в производстве военной техники. В 2008 году прибыль EADS составила более полутора миллиарда евро. Безусловно, открытие нового рынка, на котором у EADS практически не будет конкурентов, выгодно этой корпорации. Выиграет от создания общеевропейских вооруженных сил и BAE Systems – крупнейший мировой производитель вооружений из Великобритании. Прибыль этой компании в 2008 году составила более 1,8 миллиарда фунтов стерлингов. Кроме того, в 2007 году Франция и Великобритания объявляли о начале создания новых авианосцев совместного производства для общих сил безопасности. С британской стороны в контракте принимают участие BAE Systems, VT Shipbuilding, Thales Naval и Babcock Support Services, а с французской — DKNS и Aker Yards. А президент Франции тем временем предложил премьер-министру Великобритании установить совместное боевое дежурство на море. Ведь не только европейским оружейным корпорациям выгодна единая европейская армия, но и государствам-членам ЕС. По словам Франко Фраттини, содержать общую европейскую армию куда экономней, чем поддерживать боеготовность собственных вооруженных сил.

Однако при всех неоспоримых позитивах и якобы широкой поддержке в Старой Европе, вопрос создания едной евроармии, несмотря на отдельные случаи сотрудничества, вот уже много лет остается в теоретической плоскости. Причин тому несколько. Во-первых, большинство стран ЕС не готовы поступиться такой важной частью собственного суверенитета в оборонной сфере. Особенно в краткосрочной перспективе после одобрения Лиссабонского договора, который лишил страны ЕС части политического суверенитета. Во-вторых, содержать единую армию, конечно, экономнее, а вот создавать ее — дело куда более затратное. Учитывая кризис, страдать от последствий которого мир, по оценкам специалистов, будет еще лет десять, вряд ли в европейском бюджете найдутся "лишние" несколько триллионов евро. И в-третьих, это, естественно, противодействие США, желающих сохранить такой эффективный инструмент влияния на Европу как НАТО.

Что касается Украины, то создание общеевропейской системы безопасности вообще и единой европейской армии в частности представляется для нашей страны весьма выгодным. Если отношение к НАТО является одним из существенных камней преткновения между основными политическими игроками, то за евроинтеграцию выступают они все. Тем более, что как считают российские военные эксперты, общеевропейские силы никоим образом не будут угрожать России, даже теоретически. А это важно для тех политических сил, которые евроинтеграционные планы совмещают с любовью к России, как это делает, например, Партия регионов. Поэтому для всех без исключения политических сил наличие европейского военного блока будет скорее подарком, чем неприятностью.

Есть только два "но". Первое — сроки. Не понятно, что случится раньше: европейцы создадут свою систему безопасности и армию или в Украине произойдет смена поколений и отношение к НАТО кардинально улучшится. Второе — наша армия: Европа может включить украинскую армию в свою структуру безопасности лишь после того, как украинские вооруженные силы будут радикально модернизированы.

До тех пор надеяться на членство в общеевропейских вооруженных силах Украине не приходится. Ведь украинская армия сейчас переживает не лучшие времена. Новый начальник Генерального штаба Украины генерал-полковник Иван Свида 16 ноября заявил о необходимости увеличить финансирование ВСУ до 30 миллиардов гривен. А сейчас, по его словам, нужно решать даже коммунальные вопросы "чтобы свет не выключали, чтобы тепло было". Пока армия решает вопросы, в Украине не могут определиться с кандидатурой на должность военного министра. Президент Украины выступает за возвращение на эту должность Юрия Еханурова. "Я готов сделать соответствующее представление и подать его в парламент", заявил 16 ноября Виктор Ющенко. Профильный комитет Верховной рады, правительство и некоторые политические силы, в свою очередь, выступают против возвращения Еханурова. В условиях такой чехарды и бедственного положения украинских вооруженных сил, приходится сомневаться в их скором участии в обеспечении общеевропейской безопасности.

Борис Рудь

Поделиться:
Загрузка...