ВС врага: РОССИЙСКИЕ УЧЕНИЯ «КАВКАЗ-2020» – И НЕ ТОЛЬКО (Часть 3)

46

Начало — здесь

Часть 2 — здесь

27 октября вышла 2-я статья О. Фаличева о СКШУ «Кавказ-2020» [8]. В ней он попытался комментировать официальное подведение их итогов министром обороны Шойгу, который заявил: «В ходе СКШУ были отработаны новые способы межвидовых действий войск в усложненной обстановке современного вооруженного конфликта».

В частности, применены новые эффективные разведывательные ударные и огневые системы, АСУ. Насчёт новых способов действий войск мы уже писали в комментариях к 1-й статье – их почти не было. По поводу новых ударных и огневых систем – на СКШУ их тоже почти не было – были уже известные (за малым исключением). 

Особое внимание уделено применению высокоточных средств поражения, систем разведки и РЭБ, автоматизации управления войсками и оружием, сопряжению разведывательных и информационно-управляющих систем. Об этом пишут на всех СКШУ. Тут был ряд улучшений, но не радикальные. 

В ходе учения большое внимание уделялось также ПВО. ЗРС С-300В4, С-400 «Триумф» и ЗРК «Бук-МЗ» поразили новые скоростные мишени, имитирующие ОТР и самолеты «противника». Это говорит о том, что ПВО и ПРО не только прикрывали действия войск на поле боя, но и встречали воздушного противника на дальних подступах, вплоть до ближнего космоса. Эти известные системы ПВО и на СКШУ они (как сообщалось) поразили все мишени – в условиях полигонов. Но в бою они ещё не были проверены. И в 100% попадания не верится. Эти системы ПВО эффективны по традиционным целям, а вот по ударным БЛА? По опыту Карабаха – нет!     

Всего в «Кавказе-2020» участвовали до 79,5 тыс. чел., до 250 танков, 450 ББМ, 200 ед. артиллерии. Общее число ВВТ на учениях вообще не называлось, а в реальности оно значительно больше, чем 250 танков, 450 ББМ, 200 ед. артиллерии (всего 900 ед.) на основном этапе 25.09. Если сложить лишь вооружение, перечисленное ДИМК МО РФ на полигонах, то получится 3630 ед., а на деле было ещё больше.

ВС России в ходе СКШУ успешно провели эксперимент по формированию и боевому применению соединений нового типа в составе мобильного эшелона. «Совместные действия ОДШбр и бригады армейской авиации значительно повысили динамику и напор уничтожения противника», – пояснил Шойгу. Этот эксперимент проводится уже на третьих СКШУ (до этого на «Восток-2018» и «Центр-2019»). Пока сообщалось о «мобильном эшелоне», а до создания аэромобильного соединения из вертолётно-десантных и вертолётных формирований (наподобие 101-й воздушно-штурмовой дивизии США или дивизии быстрого реагирования ФРГ) дело так и не дошло. Но если эти эксперименты будут успешны, ВС РФ получат высокомобильные и эффективные соединения. Но когда это будет?    

ВДВ на учении впервые десантировали из транспортных самолетов сразу 10 БМД, подготовленных к сбросу экипажами. А главное – ВДВ становятся в таких случаях еще более мобильной, моторизованной, способной перемещаться на дальние расстояния и атаковать противника с самых неожиданных направлений. Действительно, перевооружение дивизий и бригад ВДВ на БМД-4М идёт, что качественно усилит эти соединения. Но Ил-76МД перевозит лишь 2 БМД-4М (вместо 3-х более лёгких БМД-2), что уменьшит возможности ВТА по переброске соединений ВДВ, оснащённых БМД-4М.

Инженерные подразделения ЮВО сорвали подход резервов противника с помощью огневого вала в 2 км, что носило элементы новизны. Этот приём был описан ещё Сунь-цзы. На основном этапе учения впервые применена тяжелая огнеметная система ТОС-2. Модернизированная ТОС-1А на колёсном шасси.

Также отработаны наиболее эффективные способы уничтожения «джихад-мобилей» (по опыту Сирии). Этот опыт применим лишь против джихадистов. При этом применялись самые современные средства разведки (БЛА, радиотехническая и оптико-электронная). Это позитивный опыт, но ударные БЛА на СКШУ не применялись.

На СКШУ был сделан упор на отработку навыков управления и организации взаимодействия с разнородовыми формированиями войск. Шойгу отметил: «Созданная коалиционная группировка показала отличные результаты при выполнении задач по разрешению вооруженных конфликтов, связанных с противодействием терроризму». Но не все конфликты связаны с противодействием терроризму.

Размах учения составил св. 1000 км. А действия войск отрабатывались на 6 общевойсковых и 2 авиационных полигонах, в Черном и Каспийском морях. По другим данным МО – на 14 полигонах, а ещё по одним – на 30 (!)

В коалиционную группировку войск вошли соединения ВС России и подразделения из Армении, Беларуси, Китая, Мьянмы и Пакистана. В Каспийском море действовали военные корабли России и Ирана. Общая численность зарубежных участников составила 858 чел. В СКШУ участвовали 6 иностранных контингентов, а в конце 2019 г заявляли о 17. Блестящее достижение российской дипломатии! А численность зарубежных участников указывалась  до 1000 чел. В итоге оказалось 858 чел. – так округляют в МО России!

Крайне неоднозначным оказался и вопрос – не повлияла ли на проведение учения «Кавказ-2020» пандемия? По заявлению Шойгу, меры, которые принимали в ВС, позволили не допустить снижения боевых возможностей ВС и в полном объеме провести СКШУ «Кавказ-2020». В кратчайшие сроки в МО была создана эффективная система противодействия пандемии. Она позволила избежать массового заражения воен­нослужащих, выполнить план учебно-боевой деятельности, в т.ч. по подготовке и проведению СКШУ. Несмотря на отдельные карантинные ограничения, ВС показали возросшие боевые возможности по нейтрализации угроз военной безопасности РФ.

В заявление Шойгу трудно поверить – обычно в ежегодных СКШУ участвовало не 80 тыс. чел., а значительно больше войск. К тому же после СКШУ в России произошёл серьёзный рост пандемии. Обе статьи Фаличева подчёркивают лишь достижения ВС России (зачастую их преувеличивая) и имеют пропагандистский характер. Но есть и другие российские авторы, которые пишут более объективные статьи.    

Российский военный эксперт В.Климов в своей критической статье [9] проанализировал «боевые действия» ЧФ на СКШУ «Кавказ-2020». При этом он приводил сообщения МО РФ об эпизодах этих учений на Черном море, а затем критиковал возможности ЧФ (последнее отмечено курсивом).

В ходе 1-го этапа СКШУ корабли ЧФ осуществили постановку и преодоление минных заграждений. Два тральщика провели разведку и уничтожение участка минного заграждения контактными и неконтактными тралами, после чего два других тральщика провели корабли и подлодку за тралами с форсированием «минного поля». Но новые тральщики пр.12700, имеющие гидроакустику и подводные аппараты, использовались с давно устаревшими тралами, что в реальном бою привело бы к их гибели. Возникает вопрос об уровне подготовки органов управления ЧФ и его формирований.

КПУГ в составе  4-х МПК отработала задачи по поиску и уничтожению подлодки «противника» комбинированным способом с постановкой мин и противолодочного оружия. Комбинация такого разного подводного оружия, как мины и противолодочное оружие, в рамках одного эпизода – это проявление некомпетентности.

Завершился эпизод двухсторонним учением с участием подлодки, которая атаковала корабли КПУГ, а МПК выполнили торпедные стрельбы для уничтожения подлодки «врага». Её поиск корабли проводили во взаимодействии с парой самолётов-амфибий Бе-12 и парой противолодочных вертолётов Ка-27ПЛ. Торпеды кораблей ЧФ устарели и неэффективны. Торпеда СЭТ-65 имеет систему самонаведения торпеды США Мк46 (1961 г). Торпедами СЭТ-65 вооружены не только старые МПК, но и «новые» фрегаты пр.11356. Новых торпед «Пакет» на ЧФ нет. Самолёты Бе-12 и вертолёты Ка-27ПЛ давно устарели и неэффективны против современных подлодок.

Корабли ЧФ провели стрельбы по воздушным целям. КУГ в составе сторожевого корабля и РК ВП отразили СВН, применив ЗРК и ЗА. Они уничтожили ракету-мишень, запущенную МПК. КПУГ в составе 2-х МПК применили ЗРК «Оса». Как воздушные цели использовались малые мишени, сброшенные с Бе-12. В качестве «мишеней» применялись старые ЗУР «Оса» и парашютные мишени, сброшенные с самолётов. Эти «средства имитации» не могут имитировать реальные налёты и даже старые ПКР Harpoon. ЧФ боится стрелять по мишеням РМ-24 на базе ПКР «Уран». В случае применения даже ПКР Harpoon по кораблям ЧФ, последние ждёт разгром.

БРК «Бал» и «Бастион» ЧФ уничтожили корабли «противника» в ходе СКШУ…. Корабли и авиация ЧФ ракетным ударом уничтожили отряд кораблей противника в рамках СКШУ…. Ракетные катера выполнили стрельбы ПКР по кораблям «врага».  ПКР на кораблях, катерах и подлодках ЧФ есть, но им нужно целеуказание морской авиации. А она имеет на ЧФ 6 разведчиков Су-24МР 43-го МШАп, 2-4 вертолёта ДРЛО Ка-31, БЛА «Орлан-10» и «Форпост» 318-го САп.  Этого мало для обеспечения целеуказания.

В итоге Климов отметил: «Все то, что проводил ВМФ в СКШУ «Кавказ-2020» является не просто показухой, а дискредитаций понятия «боевая подготовка». Если СВ и ВВС, пусть и с серьезными проблемами, но воюют и готовятся воевать в новых условиях, то ВМФ пребывает в состоянии «авось войны не будет». В случае реальных боевых действий против подготовленного и технически оснащенного противника, ВМФ России ждет разгром».

26 сентября начальник генштаба ВС РФ В.Герасимов заявил, что  СКШУ «Кавказ-2020» не носят никакого украинского подтекста и не привязаны ни к какому приграничному государству. «Мы объявили о них в декабре прошлого года. Провели тренировки, внезапную проверку с целью подготовки к этим учениям, сами учения. И какого-то подтекста насчет Украины, его просто не существует», – сказал Герасимов. «Мы в ходе этих учений осуществили геополитическую нарезку, создали условное государство на нашей территории, в РФ. И боевые действия осуществляли войска этих сторон, восточные и северные, не привязываясь к какому-то приграничному государству», – продолжил он. [10]. В качестве ответа приводим материал В. Копчака.

Украинский военный эксперт В.Копчак в своём комментарии [11] отметил, что учения «Кавказ-2020» де-факто идут минимум с весны 2020 г. Осенней фазе учений предшествовали перегруппировка войск на всей территории России, запущена система проверок боеготовности войск (включая оккупационные контингенты на территории Украины и Грузии), велись работы по развертыванию системы МТО, специальные учения органов управления и т.д.

Пандемия не снизила активность этих мероприятий. Можно вспомнить июльские учения в ЮВО России, организованные в привязке к прошлой эскалации на армяно-азербайджанской границе. С привлечением к маневрам подразделений ВС Армении, в ответ на проводимые азербайджано-турецкие учения. Это происходило в рамках «Кавказ-2020». Сейчас речь идёт об активной «показательной» фазе учений (21-26 сентября). Но конец ли это?

Если говорить о демонстрации силы, то СКШУ «Кавказ-2020» в плане угроз и запугивания не ограничивается Украиной, Грузией или регионом Южного Кавказа. Список адресантов угроз – шире и глобальнее. То, что Москва не намерена отказываться от оккупированных территорий (украинских Крыма и части Донбасса, грузинских Абхазии и Южная Осетия) – это ясно и без учений.

Речь идёт о росте аппетитов Кремля. Если он не удовлетворит их «гибридным путём», то всегда готов удовлетворить, применив и военную силу. Под видом «Кавказ-2020» системно усиливается группировка РФ (со ставкой на наступательный компонент СВ) в Крыму и Черноморском бассейне. В т.ч., с целью фактического вытеснения НАТО и превращения Чёрного моря во «внутреннее море» России. Эти мероприятия ведутся параллельно с усилением ЮВО при отработке ударов по Украине на донбасском и харьковском направлениях (зона ответственности в т.ч. 8-й ОА ВС РФ, в которую входят оккупационные 1-й и 2-й АК со штабами в оккупированных Донецке и Луганске).

«Кавказ-2020» – пример беспрецедентного возрастания угроз применения Россией полномасштабного военного рычага против Украины.

В то же время, «Кавказ-2020» отличается от предыдущих подобных учений в плане международной реакции и ответных шагов. Как со стороны Киева, так и западных партнеров (особенно по сравнению с 2008 г, когда «Кавказ-2008» перерос в агрессию против Грузии):

  • Украина проводит свои масштабные КШУ «Объединенные усилия-2020» с отработкой разных сценариев противодействия эскалации агрессии со стороны России.
  • Параллельно уже в рамках ежегодных международных учений Rapid Trident-2020 в Украину прибывают военнослужащие Сил спецопераций США, в учениях в т.ч. участвуют конвертопланы CV-22 Osprey.
  • Под Николаевом совместно с 80-й бригадой ВСУ учебное десантирование провели военнослужащие 16-й ДШбр ВС Великобритании.
  • Передислоцированные в Британию стратегические бомбардировщики США B-52 провели несколько полетов над Черным морем, в т.ч. в сопровождении истребителей Воздушных Сил Украины.
  • На этом фоне Румыния (главный по факту союзник Украины в Черноморском бассейне) развёртывает первый американский ЗРК Patriot.

Всё это прямые сигналы Москве. Остановит ли это Кремль и как надолго? Именно на фоне учений «Кавказ-2020» Путин шантажирует мировое сообщество на Генассамблее ООН, спекулируя понятием «угроза силой». Украине же надо быть к этому готовым. Помогают лишь тем, кто сам себе готов помочь…

10 октября вышла статья украинского политолога Н.Белескова. [12]. В ней он проследил связь между СКШУ «Кавказ-2020» и военной угрозой России Украине. Российские СКШУ «Кавказ-2020», которые вызвали сколько опасений в Украине накануне их проведения, сразу же утратили интерес общественности после их завершения. Этому способствовало начало войны между Азербайджаном и Нагорным Карабахом 27 сентября – на следующий день после окончания СКШУ. И хотя боевые действия в Закавказье демонстрируют новые приемы ведения войны, все же СКШУ заслуживают большего внимания и детального разбора, учитывая уровень угрозы со стороны РФ.

С одной стороны, учения такого типа являются плановыми – ежегодно они проводятся на новом стратегическом направлении и преследуют несколько целей.

Прежде всего, это проверка элементов текущей доктрины ведения операций, а также внесение в нее уточнений  и новшеств. Отдельно проверяется способность командиров планировать и проводить операции в соответствии с этой доктриной. Тем самым РФ показывает возможность в случае необходимости достигать своих целей на ключевых стратегических направлениях – в данном случае на юго-западном. Также, в рамках подготовки и проведения СКШУ, проверяется вся система обороны страны. В условиях пандемии, подготовка и проведение СКШУ должны были компенсировать то, что соединения ЮВО, как и остальные ВС РФ, в течение весны и 1-й половины лета в разы уменьшили темпы тренировок.

Учения проходили 21-26 сентября, и им предшествовала большая подготовительная работа. 17-21 июля прошла внезапная проверка сил ЮВО, частично ЗВО, а также ВДВ и ВМФ. Всего в ней было задействовано до 150 тыс. чел., 26 тыс. ед. ВВТ, 400 ЛА, 100 кораблей и судов. А 10-21 августа, в ЮВО прошли учения по обеспечению. В них было задействовано до 6 тыс. чел. и 750 ед. ВВТ. Так создавались возможности для успешного проведения СКШУ.

На СКШУ Кавказ-2020 отрабатывались следующие ключевые элементы.

Во-первых, задача завоевания и удержания доминирования в информационной сфере – способности быстрее и эффективнее собирать, обрабатывать и применять информацию и не давать делать это противнику. Именно доминирование в информационной сфере определяется США, РФ и КНР, как ключевой фактор победы в будущих войнах высокой интенсивности.

Для выполнения заданий использовалось до 50 БЛА (комплексы «Орлан-10», «Тахион», «Застава», «Форпост»), которые действовали роями по меньшей мере 10 ед. Такой прием позволял вести гораздо более эффективную и быструю разведку.

Использовались комплексы РЭБ («Житель», «Борисоглебск-2», «Красуха-С4»), которые работали по системам управления «врага» и прикрывали мобильные КП войск. Всего было развернуто 50 пунктов управления, которые должны обеспечить лучшую управляемость соединений и подразделений.

В совокупности информационное доминирование и управляемость войск (сил) является основой для максимально эффективного поражения противника в рамках масштабных наступательных операций.

Во-вторых, войска отработали создание и использования единой вертикали управления силами ПВО с элементами АСУ для отражения массированных ракетно-авиационных ударов. Было привлечено до 10 д-нов ЗРС ПВО страны.

Войска ПВО минимум дважды тренировались отражать массированные ракетно-авиационные удары. Т.е., россияне готовятся к возможному столкновению с силами США/НАТО, которые при ведении боевых действий активно используют господство в воздухе в качестве одного из ключевых факторов достижения целей.

Россияне учились не только не дать завоевать и использовать господство в воздухе, но и сами активно отрабатывали завоевание и использование господства в воздухе. В т.ч. отрабатывались подавление и уничтожение системы ПВО врага, поддержание наступающих наземных подразделений огнем.

Всего было задействовано 80-100 оперативно-тактических самолетов и бомбардировщиков дальней авиации. При этом использовались подразделения самолетов не менее 10 ед. Не менее 6 раз было отработано нанесение массированных ударов. Кроме того, к СКШУ было привлечено до 80 вертолетов, обеспечивающих переброску сил десанта и огневую поддержку.

Однако ВС России в вопросах огневой поддержки наземным подразделениям остается прежде всего ракетно-артиллерийскими. Так на завершающем эпизоде на полигоне Капустин Яр к нанесению ударов на оперативную и тактическую глубину обороны противника для подготовки и сопровождения наступления были задействованы 2 д-на ОТРК «Искандер-М», 1 – ТРК «Точка-У», 1 – РСЗО  «Торнадо-С», 17 д-нов артиллерии (8 РСЗО и 9 СГ). Данные силы отработали уничтожение ключевых узлов обороны «врага», таких как КП, и общее ослабление системы обороны.

Традиционным было и привлечение ВДВ (3500 бойцов 3-х соединений и 1000 ед. ВВТ). Они используются для вертикальных охватов противника, которые позволяют выходить в тыл или фланг основным силам врага, подрывая систему обороны в оперативной глубине.

В завершающем эпизоде, бойцы ДШВ отработали новый прием – мобильный эшелон. Это высадка в тылу противника войск, которые сдержали подход его резервов и создали основу для продолжения успешного наступления. Для  мобильного эшелона было задействовано 1100 бойцов, которых вместе с вооружением доставили 80 вертолетов. Еще 900 бойцов и 117 ед. ВВТ было десантировано с помощью 57 транспортных самолетов Ил-76.

А на полигоне Прудбой  было отработано взаимодействие мотострелковой БТГ и тактического десанта ВДВ во время наступления.

Довольно активными были силы ЧФ и Кфл. В море было выведено до 40% от состава ЧФ (20 кораблей и катеров), проведены стрельбы БРК «Бал» и «Бастион», крылатой ракетой «Калибр» с подлодки, десантирование сил на Таманском п-ве.

Катера и авиация ЧФ тренировалась наносить ракетно-бомбовые удары по  надводным кораблям «врага». А при высадке десанта на Каспии были задействованы войска, доставленные катерами и вертолетами. Это позволяет быстрее прорвать оборону противника.

ВМФ на море показали элементы зоны запрета и ограничения доступа, которая не позволит силам НАТО проектировать силу в регионе и создавать большие возможности для применения своих сил.

Финальный эпизод прошел на полигоне Капустин Яр. Его параметры (60 км по фронту и 120 км в глубину) позволяют отработать ключевые элементы текущей доктрины ведения операций. Активная фаза СКШУ закончилась отработкой фланговых ударов двух ОА (58-й и 20-й) с целью окружения и разгрома врага.

Важно отметить, что 20-я армия относится к ЗВО и расположена напротив Черниговской, Сумской, Харьковской и Луганской обл. Украины.

В целом же СКШУ показали все ключевые элементы текущей российской доктрины ведения операций, которая сводится к следующим элементам:

  • борьба с крылатыми ракетами и БЛА противника;
  • огневое и электронное воздействие на всю глубину боевого порядка противника;
  • вертикальный охват десантами разных типов;
  • ведения боевых действий самостоятельно, в отрыве от основных сил на основе батальонных и ротных тактических групп со средствами усиления;
  • осуществления глубоких рейдов, охватов и обходов.

В сумме эти элементы направлены на быстрый разгром всей системы обороны противника путем уничтожения/захвата ключевых узлов и, как следствие, предупреждение эффективного перехода противника от мира к войне.

Можно считать, что речь идет об улучшенной версии доктрины «Глубокой операции», которая была разработана в СССР еще в 1930-е годы.

Демонстрация потенциала, который может быть объединен в рамках операции, еще не значит, что РФ завтра начнет полномасштабное вторжение в Украину – хотя военные должны исходить в планировании из худших сценариев.

Российский потенциал проектировать силу даже у своих границ не так велик, как кажется. Кроме того, в ВС РФ есть объективные проблемы и ограничения, прежде всего в вопросах разведки и управления, а также нанесения высокоточных ударов в глубину обороны врага. Тем самым мечты о повторении успеха США в войне против Ирака в 1990-1991 гг. и дальше будут мечтами. Но даже этот ограниченный потенциал позволяет РФ удовлетворять свои стратегические цели в отношении Украины – путем демонстрации потенциала в эскалации по периметру общей границы сдерживать и отпугивать большинство стран НАТО от развития отношений с Украиной с конечной целью членства её в Альянсе.

Но развивается потенциал для обеспечения интересов РФ в ряде локальных конфликтов. Вместе со стратегическими ядерными силами и асимметрией интересов, это позволит РФ заставить считаться с собой в приграничных странах.

Таким образом, даже не проводя полномасштабную агрессию и только демонстрируя соответствующий потенциал в рамках ежегодных военных учений, РФ создает условия для достижения целей своей большой стратегии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.СКШУ «Кавказ-2020» ВС России и её партнёров показали:

Учения прошли 21-26.09.2020 г в России в ЮВО ВС РФ, в Абхазии и Южной Осетии (оккупированных Россией у Грузии), а также у союзника РФ по ОДКБ Армении. СКШУ руководил начальник ГШ В.Герасимов. Учения проходили во время пандемии и в сложной международной обстановке (народные выступления в Беларуси против власти Лукашенко и преддверие новой Азербайджано-Армянской войны), что ограничило их размах и состав войск (сил).

На 1-ом этапе СКШУ штабы провели планирование боевых действий. Было отработано взаимодействие между контингентами стран-участниц учения в ходе борьбы с терроризмом, поддерживаемым ВС «государства-врага», по отражению ударов СВН, ведению разведки и обороны. На 2-ом этапе были решены задачи управления подразделениями многонациональной группировки войск в ходе ведения совместных действий. Прошёл розыгрыш действий группировок СВ, ВДВ, авиации и ПВО, сил ЧФ и Кфл при нанесении удара и ведении наступления.

К учениям привлекались штабы, войска и силы ЮВО, часть штабов, войск и сил ЗВО, ВДВ, ДА и ВТА. Для совместных действий привлекались 858 чел. ВС Армении, Беларуси, Китая, Мьянмы и Пакистана, а на Каспии – Ирана.

Для действий войск (сил) использовались полигоны Капустин Яр, Прудбой, Ашулук (войск ПВО), Арзгирский и Копанской (ВКС), Цабал и Нагвалоу (в Абхазии), Дзарцеми (в Южной Осетии), Алагяз (в Армении). На Чёрном и Каспийском морях разыграны действия группировок ЧФ, Кфл, ВДВ и СВ (в т.ч. на мысе Железный Рог и полигонах Раевский (ВДВ), Турали и Аданак).

Всего к учениям было привлечено 79,5 тыс. чел. (в т.ч. формирования обеспечения, Росгвардии и МЧС). При этом численность частей под единым командованием составила до 12,9 тыс. чел., 280 танков, 450 ББМ и 200 ед. артиллерии. Т.е. были не больше уровня, подлежащего обязательному наблюдению за военной деятельностью согласно Венскому документу 2011 г.

Основными источниками информации для этой статьи были 110 сообщений о СКШУ «Кавказ-2020» ДИМК МО РФ, статьи российских и украинских экспертов, основанные на них же. Анализ сообщений о действиях формирований ВС России с иностранными партнёрами на СКШУ, сгруппированных по полигонам (а также по действиям формирований разведки и управления, ВКС, Кфл и ЧФ), показал.

Разведка и управление. На СКШУ было использовано до 50 комплексов БЛА «Тахион», «Застава», «Орлан-10», «Форпост». Они применялись для разведки целеуказания, ретрансляции связи, РЭБ и др. БЛА были упомянуты в 23 сообщениях (21%), т.е. применялись очень часто, но среди них не было ударных (большой недостаток!). БЛА разведки действовали в связке с КРУС «Стрелец». Для разведки применялся и оптико-электронный комплекс «Ирония». На СКШУ использовалось св. 50 подвижных КП. Подразделения управления от полка и выше были оснащены, в т.ч. новыми подвижными комплексами АПЕ-5К. Поскольку это были СКШУ, то тренировка штабов была главной для практики учений.

На полигоне Прудбой в Волгоградской обл. 4 суток действовали подразделения с лучшим ВВТ (Т-90А, БМП-3, «Мста-С», «Торнадо-Г») 20-й ОМСбр 8-й ОА, 56-й ОДШбр ВДВ и 39-го Оп РХБЗ 49-й ОА ЮВО, штурмовики Су-25, вертолёты Ми-28 и Ми-8. Этот полигон был 2-й «наземной витриной» СКШУ. Прудбою было посвящено 17 сообщений (15%), там действовало 2 тыс. чел. и 100 ед. ВВТ, отрабатывались совместные действия ОМСбр и ОДШбр, вертолётные десанты. Это было эффектное шоу, и сюда пригласили журналистов.

На полигоне Ашулук в Астраханской обл. 3 суток действовали подразделения 49-й ОА ЮВО (34-й ОМСбр (г), 205-й ОМСбр (?), 32-го ИСп, 39-го Оп РХБЗ, комплексы С-400, «Бук-М2», «Панцирь-С» и самолёты Су-30СМ, Су-34, Су-24М, Су-30СМ, МиГ-29СМТ. Этому полигону посвящено 8 сообщений (7%), там действовало св. 1,3 тыс. чел. и 100 ед. ВВТ. На нём переброшенные самолётами ВТА б-ны ИСп восстановили мосты, и обеспечили передвижение БТГ ОМСбр, которая затем вела маневренную оборону в пустыне ночью. Комплексы ПВО и истребители отразили удар ракет и авиации. Группы военной полиции и спецназа отбили нападение «диверсантов» на колонну машин. Б-ны ИСп и Оп РХБЗ остановили прорыв танков врага «огненным валом». Налицо имитация учений малыми силами. Тут можно отметить лишь отражение удара ракет и авиации средствами ПВО и истребителями, а также «огненный вал» (видимо, на эти эффектные эпизоды и пригласили журналистов).

На полигоне Алагяз в Армении 4 суток действовали подразделения 102-й ВБ РФ вместе с ВС Армении. Полигону посвятили 6 сообщений (5%). Там применялись мотострелковые б-ны, авиация и войска ПВО (1,5 тыс. чел., 300 ед. устаревшего ВВТ). Вертолёты ЮВО и ВС Армении высадили десант, военная полиция ВБ и Армении уничтожили «диверсантов», танки и артиллерия ВБ и МО Армении выполнили огневые задачи, батареи двух стран огнём из СГ и миномётов поразили цели, МиГ-29 3624-й АБ РФ и Су-30СМ Армении уничтожили объекты и колонну техники «врага». Этими захватами «диверсантов», стрельбами старых орудий и показом .4-х армянских Су-30СМ, Россия хотела напугать Азербайджан, чтобы он не напал на Карабах. Журналистов сюда не пустили.

На полигоне Дзарцеми в Южной Осетии всего лишь двое суток действовали подразделения 4-й ВБ 58-й ОА ЮВО. В «боях» участвовало 1,5 тыс. чел., до 300 ед. устаревшего ВВТ, БТГ отработала поиск и блокирование НВФ. Т.е. БТГ 4-й ВБ боролись исключительно с «НВФ».

На полигонах Цабал и Нагвалоу в Абхазии 3 суток действовали подразделения 7-й ВБ 49-й ОА и авиации ЮВО вместе с ВС, МЧС и СГБ Абхазии. Было отработано поражение «врага» в горах и на побережье под прикрытием вертолётов. На береговой линии подразделения базы отработали обнаружение ДРГ НВФ и организовали оборону от десанта «врага». Всего участвовали 1,5 тыс. чел. и 500 ед. ВВТ (вертолёты Ка-52, Ми-8, ЗРС С-300, танки Т-72Б3, БТР-82АМ, гаубицы Д-30, СГ «Акация», РСЗО «Град» и др.). Полигонам в Абхазии и в Южной Осетии посвятили по 3 сообщения (3%). В Абхазии подразделения ВБ тоже «разгромили террористов». Учения в Южной Осетии и Абхазии должны были показать Грузии, чтобы там забыли об их освобождении от российской оккупации. Там тоже была имитация учений и журналистов туда не пригласили.

В действиях ВКС, в т.ч. на полигонах Арзгирский и Копанской 5 суток участвовали подразделения 4-й и 6-й А ВВС и ПВО ЮВО и ЗВО, КДА и КВТА. Было 17 сообщений о ВКС. 21.09 велась подготовка (истребители и ЗРС ВКС, ЗРК СВ заступили на дежурство, в ЮВО создана единая система управления ПВО на СКШУ, ВТАп переброшены на оперативные аэродромы). 22.09 св. 50 ЛА совершили 2 массированных налёта, которых отразили ЗРС, ЗРК, ЗРПК и истребители, затем  св. 20 ЛА совершили ещё 2 налёта (тоже отражены). Попутно ударные самолёты атаковали наземные цели. 23.09 ударные вертолёты поразили колонны ВВТ. 24.09 30 бомбардировщиков атаковали наземные цели, затем 10 штурмовиков разгромили «аэродром», после чего 40 ударных самолётов и  вертолётов атаковали наземные объекты, 110 ед. ВВТ было загружено в транспортные самолёты. 25.09 ЗРп отразил ракетные удары.

В 21 сообщении о действиях ВКС на 8 общевойсковых полигонах было то же. Тактика во всех 38 сообщениях (35%) была шаблонная, одни и те же эпизоды отрабатывались по нескольку раз одинаково, но боевая учёба была, всё-таки, проведена, хотя поражение 100% целей вызывают сомнения.

В СКШУ участвовало  св. 240 ЛА (100 боевых и 60 транспортных самолётов, 80 вертолётов). Часть ЛА на СКШУ были новыми (Су-34, Су-30СМ, Су-35С, Ми-28Н, Ка-52, Ми-8АМТШ), также были модернизированные (Су-25М3, Су-27СМ3, МиГ-29СМТ, МиГ-31БМ, Ми-35М) и более старые (Ту-22М3, Су-24М/МР, Су-27, Ми-24). Причём Ту-22М3, Су-35С и МиГ-31БМ были из других округов. Большинство средств ПВО было новыми (С-400 и «Панцирь-С1», «Бук-М2/3» и «Тор-М2»), также были модернизированные (С-300ПМ, С-300В4 и «Извоз») и более старые («Стрела-10» и «Тунгуска-М1»). Наибольший интерес на СКШУ представляли действия ВКС, и основное внимание было уделено им.

На Каспийском море, полигонах Аданак в Дагестане и Турали 5 суток участвовала почти вся Кфл: до 40 кораблей и судов (св. 30 РК, МРК, МАК, БТЩ и РТЩ, Дк 106-й бр НК и 73-й бр КОВР), св. 400 ед. ВВТ, св. 3 тыс. чел., 10 ЛА, б-ны 177-го ОпМП. Каспийское море было главной морской акваторией СКШУ. Оно удалено от Украины и стран НАТО, поэтому тут участвовала почти вся Кфл (ей посвящены 23 сообщения или 21%). В Кфл есть новые корабли (РК и МРК с КР «Калибр», МАК, Дк), хотя они имеют малое водоизмещение, мореходность и слабую ПВО. 21.09 началось развёртывание Кфл, БТГ Оп МП совершила марш в район сосредоточения, и отработали тральщики; 22.09 РК и 2 МРК уничтожили «базу» НВФ и «боролись с диверсантами»; 23.09 БТГ Оп МП уничтожила НВФ, отряд СпН – ДРГ, д-н БРК «Бал» потопил корабль «врага», 2 Рк Ирана поддержали морскую пехоту РФ при высадке десанта у Зеленоморска и выполнили артиллерийские стрельбы, а РК из ЗРК «Оса-М» уничтожил «ПКР»; 24.09 БТГ ОпМП уничтожила ночью НВФ в прибрежной зоне, а КТГ (РК, МРК, МАК Кфл и 2 Рк Ирана) провели стрельбы по морской и воздушной целям; 25.09 спасательные суда оказали помощь «поврежденному» катеру, 2 МРК ликвидировали последствия применения ОМП, д-н ЗРК «Бук-М3» дважды отразил удар ракет «противника», а БТГ Оп МП высадила морской десант у Зеленоморска. Т.е. Кфл «отвоевала» в полную силу. Поэтому на Каспий и пригласили журналистов. Но ударные возможности Кфл ограничены  (1 РК и 3 МРК с 32 КР «Калибр»), да и десантные возможности слабы – нет десантных кораблей, лишь катера.

На Чёрном море и в пункте высадки мыс Железный Рог 4 суток участвовала меньшая  часть ЧФ, а на полигоне Раевский 1 день – часть 7-й ДШД.

На СКШУ были задействованы св. 20 кораблей ЧФ (крейсер и сторожевой корабль 30-й дивизии НК, подлодка 4-й бригады ПЛ2 МРК, 4 Рк и 1 РК ВП 41-й бригады Рк, 2 патрульных корабля, 4 МПК, 3 МТЩ и 2 БТЩ 68-й и 184-й бригад КОВР, 3 БДК 197-й бригады ДК, 11-я ОБРАбр (д-ны БРК «Бастион-П» и «Бал»), 382-й б-н МП 810-й ОбрМП, самолёты Су-24М, Су-30СМ и Су-27, вертолёты Ка-52 Ми-8. ЧФ участвовал в учениях ограниченно – 40% состава, в основном, старые корабли. Ему посвящено лишь 10 сообщений (9%). Из новых на СКШУ были лишь 2 МРК, подлодка и БРК. Были проведены стрельбы ПКР из 2 Рк и 4-х самолётов, БРК пускал ПКР по морским целям, 2 патрульных корабля и катера блокировали «морские каналы снабжения» НВФ, сторожевой корабль и РК ВП отразили СВН «противника», применив ЗРК и ЗА, крейсер, 2 МРК, 4 Рк уничтожили ракеты-мишени, а 2 МПК – малые мишени,. подлодка запустила КР «Калибр». В итоге 3 БДК при поддержке тральщиков и кораблей огневой поддержки высадили б-н морской пехоты на Тамани. Критика отметила устаревание кораблей ЧФ и их вооружения, что относится к большинству ВМФ России. На Чёрном море журналистов пустили только на полигон Раевский, где БТГ 7-й ДШД эффектно сорвала высадку морского десанта «врага». Всего по действиям на Каспийском и Чёрном морях было 33 сообщения (30%). СКШУ показали, что ВМФ по доле современного вооружения стоит на последнем месте среди видов ВС.

На полигоне Капустин Яр в Астраханской обл. 4 суток участвовали подразделения 58-й и 20-й ОА, 4-й и 6-й А ВВС и ПВО, КДА, КВТА, 7-й ДШД, 31-й ОДШбр, контингенты партнёров (1 БТГ и 4 РТГ), др.  Там прошёл основной этап СКШУ. Ему было посвящено 20 сообщений (18%), там действовала самая большая группировка войск (12900 чел, 930 ед. ВВТ), велись главные «боевые действия», присутствовал Путин, Шойгу и Герасимов, 117 иностранных военных атташе из 70 стран (в т.ч. 19 стран НАТО), св. 100 журналистов из РФ и 13 стран мира.

До 25.09 велась подготовка к основному этапу СКШУ: д-ны ОТРК «Искандер-М» двух Рбр перебрасывались в Астраханскую обл.; 20 Ми-28Н и Ка-52 бр АА и ОВп нанесли удар по «врагу», а Ми-8АМТШ высадили десант; на полигоне создана сводная группа БЛА, 5 Ил-76МД с 10-ю БМД-4М перелетели в Таганрог, а рота РХБЗ 31-й ОДШбр провела РХБ разведку площадки приземления десанта.

25.09 прошёл основной этап СКШУподразделения ВС РФ (св. 12 тыс. чел. до 830 ед. ВВТ) с иностранными ВС (848 чел. до 100 ед. ВВТ) отразили наступление, нанесли огневое поражение «врагу», перешли в наступление и завершили разгром его главных сил. Сначала в ходе маневренной обороны войска коалиции втянут «врага» в «оперативный мешок» и остановят. Затем нанесут огневой удар для нанесения ему потерь. Для задержки выдвижения резервов «врага» применят оперативный и тактический десанты. С завершением охватывающих фланговых ударов для окружения главных сил «врага», группировкой сил 58-й ОА ЮВО РФ (42-й МСД, 19-й и 136-й ОМСбр), и РТГ Армении по ним будет нанесён главный удар. На другом направлении в контрударе задействуют часть сил 20-й ОА ЗВО РФ (144-й МСД и др.), БТГ Беларуси и РТГ КНР. Далее войска коалиции завершат разгром его окруженной группировки. Также там будут действовать БТГ 7-я ДШД и 31-й ОДШбр, 15-я бр АА, группировки РВ и А, ВКС, БЛА, обеспечения и др. Было использовано св. 780 наземных мишеней, имитаторы воздушных целей, самолётные мишени «Адъютант», ракеты-мишени У-95 и др. БМПТ оказали поддержку войскам коалиции. ЗРС С-300В4 и С-400, ЗРК «Бук-М3» поразили мишени. Применена система ТОС-2 и сводный огнемётный б-н ЮВО. Затем РВ и А коалиции нанесли огневой удар. Два д-на ОТРК «Искандер-М» запустили 2 КР и 3 ОТР, д-н ТРК «Точка-У» – 3 ТР. Вели огонь д-н РСЗО «Торнадо-С», 17 д-нов артиллерии (8 реактивных и 9 гаубичных). Потом д-ны ПВО применили ЗРПК «Панцирь-С», ЗПРК «Извоз» и ЗРК «Стрела-10». После этого св. 60 самолётов (20 штурмовиков Су-25СМ3, а затем Су-30СМ, Су-34 и Су-24М под прикрытием Су-27) сбросили бомбы по «врагу». После этого БТГ 58-й ОА ЮВО вместе с РТГ  Армении нанесли главный удар по «врагу», преодолев по проходам минные заграждения.  Поддержку войскам коалиции оказали 8 Ми-28Н и 4 звена Су-25. Далее силы коалиции продолжили движение в ротных колоннах, обходя опорные пункты врага, и вышли во фланг и тыл его остановленной группировки, завершив её охват с правого фланга. Наконец, 80 Ми-24, Ми-8 и Ми-26 высадили бойцов и 40 ед. ВВТ БТГ ОДШбр России и роты СпН Пакистана. В 19:00 завершился бой. Войска коалиции в результате контрнаступления разгромили группировку «врага». Они нанесли огневой удар, завоевали огневое превосходство и причинили потери «врагу». Оперативный и тактический десанты задержали выдвижение его резервов и создали условия для контрудара. Глубокими охватывающими фланговыми ударами войска коалиции окружили ударную группировку противника, нанесли главный удар и вынудили капитулировать.

На СКШУ 25 сентября была одержана ежегодная «победа» над мишенями. И 26.09 руководство России уже решило, что в условиях пандемии, использовав минимальные силы и средства, оно доказало мощь ВС России Азербайджану (и полностью защитило Армению), доказало это же Грузии (и надёжно защитило Южную Осетию и Абхазию), доказало это же Украине (и гарантированно защитило Крым и ДНР/ЛНР), а главное – доказало это странам НАТО. Хотя это были не учения, а всего лишь имитация учений. А настоящие учения велись в Западном ВО, где 1-я ТА, 76-я ДШД, 98-я и 106-я ВДД демонстративно готовились к вхождению в Беларусь, чтобы сохранить у власти Лукашенко. А уже 27 сентября Азербайджан напал на Карабах и армян, уверенных, что Россия их защитит, и началась война, которая доказала, что Россия их не защитила, а обрекла на жертвы и поражение ради того, чтобы в Карабахе появилась российская военная база. И что на СКШУ «Кавказ-2020» ВС России готовились не к грядущим войнам, а, в основном, к войне с «террористами», как в Сирии, и войнам прошлого.

По сравнению с предыдущими СКШУ, в учениях «Кавказ-2020» участвовало значительно меньше войск (сил) и вооружения. Например, в учениях «Кавказ-2016» участвовало 125 тыс. чел. и 600 ЛА, «Восток-2018» – 297 тыс. чел., 36 тыс. ед. ВВТ, 1000 ЛА, 80 кораблей, «Центр-2019» – 128 тыс. чел., 20 тыс. ед. ВВТ, 600 ЛА, 15 кораблей, на репетиции «Кавказ-2020» (внезапная проверка 17-21.07.2020) – 149755 чел., 26820 ед. ВВТ, 414 ЛА, 106 кораблей. На фоне этих учений, «Кавказ-2020» выглядят значительно скромнее: 79,5 тыс. чел., общее число ВВТ не названо, св. 240 ЛА, 60 кораблей.

Причины уменьшения масштабов СКШУ «Кавказ-2020»: пандемия, показная демонстрация миролюбия, но главное – значительная часть войск и сил ЗВО (в т.ч. 1-я ТА), 76-я ДШД, 98-я и 106-я ВДД демонстративно готовились к вхождению в Беларусь, чтобы сохранить у власти режим Лукашенко.

Мало того, реальная численность войск была ещё меньше, чем заявлено МО. Официально в СКШУ участвовало 79,5 тыс. чел, хотя подсчёт по полигонам СКШУ показывает участие лишь 27,2 тыс. чел. Правда нет данных по численности ЧФ и ВКС, формирований обеспечения ВС, Росгвардии и МЧС. Но даже если принять численность ЧФ в 3 тыс. чел. и ВКС в 22 тыс. чел., то и меньшие чем обычно на СКШУ 79,5 тыс. чел. всё равно представляются завышенными.

Что касается неназванного общего числа ВВТ на учениях «Кавказ-2020», то подсчёт по полигонам СКШУ показывает 3,63 тыс. ед. без учёта ВВТ ЧФ и ВКС. Даже с  учетом недостающих данных, порядок цифр показывает, что общее число ВВТ на учениях «Кавказ-2020» было значительно меньше, чем обычно на СКШУ.

То есть СКШУ «Кавказ-2020» в этом году не могли напугать ни численностью войск (она была меньше обычной), ни числом ВВТ (его даже не назвали). Была, правда, попытка напугать «новым» ВВТ. МО РФ и российские СМИ утверждали, что на СКШУ применялись не только относительно новые вооружения (самолёты Су-34, Су-30СМ и Су-35С, вертолёты Ми-28Н, Ка-52, Ми-35М и Ми-8АМТШ, ЗРС С-400, ЗРК «Бук-М2/3» и «Тор-М2», ЗРПК «Панцирь-С», ПЗРК «Верба», танки Т-90А, БМП-3, БТР-82А, БМД-4М, ОТРК «Искандер-М», СГ 2С19М2, РСЗО «Торнадо-Г», БРК «Бал» и «Бастион», комплексы БЛА «Форпост», «Орлан-10» и РЭБ «Жилец», «Красуха-С4»), а также модернизированные ВВТ (самолёты Су-25СМ3, ЗРС С-300В4, Т-72Б3/Б3М, БТР-82АМ, СГ 2С19М1, РСЗО «Торнадо-С»). Там даже испытывались «новейшие» типы ВВТ, в т.ч. БМПТ «Терминатор», БМП-3Ф, ЗПРК «Извоз», установки УР-15 «Метеор», комплексы «Уран-6/14», системы ТОС-2, автомобили МАА, 122-мм НУР с отделяемой ГЧ, и якобы даже КР «Калибр-М»! Но почти все «новейшие» типы ВВТ были известны до СКШУ «Кавказ-2020», они представляли собой развитие или модернизацию существующих образцов и имели более высокие ТТХ, чем прототипы. Но это не радикально новое ВВТ и напугать оно никого не может. Опасность представляют лишь комплексы, которых на СКШУ не было: БЛА «Орион», недавно поступивший в ВС и КР «Калибр-М», которая ещё создаётся и поступит нескоро.

Военные эксперты России и Украины опубликовали ряд посвящённых СКШУ статей, где обобщали опыт этих учений.

Среди экспертов РФ, естественно,  преобладала официальная точка зрения – как у МО России. Статья И. Коновалова была чисто пропагандистской. В ней он повторил ряд неверных положений из предыдущей своей статьи о СКШУ, и добавил ряд новых, в присущем ему ура-патриотическом стиле. При этом статья содержит много ошибок и голословных утверждений, антиукраинских и антизападных высказываний. О. Фаличев в 1-й статье попытался описать «тактические новинки» учений. Он переписал туда ряд сообщений ДИМК МО РФ (со всеми его ошибками и без попыток анализа) и объявил всё это последним словом в тактике, которое «будет еще изучаться и обобщаться». Хотя почти никаких новинок тактики в эпизодах, приведенных автором, не было. На деле, в СКШУ «Кавказ-2020» был набор эпизодов на разных полигонах ВС, где тренировались штабы от б-на до округа, разыгрывались обычные учения рот, б-нов и бригад. На 1-ом этапе они велись, в основном, против «террористов НВФ», а 25.09 на полигоне Капустин Яр прошло окружное учение по командному уровню и дивизионное по количеству войск (сил). Была попытка напугать Грузию и Азербайджан несколькими эпизодами на полигонах ВБ. Руководство МО пытались доказать, что СКШУ проводятся далеко от Украины и стран НАТО, и войсками меньшей, чем обычно на СКШУ численностью, хотя они были и на Чёрном море, и в них участвовала 8-я и 20-я ОА с границ Украины. Ещё Россия без успеха пыталась пугать Украину и НАТО якобы новым вооружением. Во 2-й статье О. Фаличев попытался комментировать подведение итогов СКШУ, сделанное Шойгу. Обе его статьи подчёркивают лишь достижения ВС России (зачастую их преувеличивая). Но в России есть и более объективные авторы. Например, В. Климов в своей статье проанализировал «боевые действия» Черноморского флота на СКШУ. При этом он отметил многочисленные недостатки в проведении учений, устаревание кораблей и их вооружения. В итоге автор отметил: «Все то, что проводил ВМФ в СКШУ «Кавказ-2020» является не просто показухой, а дискредитаций понятия «боевая подготовка». Если СВ и ВВС, пусть и с серьезными проблемами, но воюют и готовятся воевать в новых условиях, то ВМФ пребывает в состоянии «авось войны не будет». В случае реальных боевых действий против подготовленного и технически оснащенного противника, ВМФ России ждет разгром».

Украинские авторы (военный эксперт В. Копчак и политолог Н. Белесков) проанализировали СКШУ «Кавказ-2020» и проследили связь между ними и военной угрозой России Украине. Они привели весьма убедительные доказательства такой угрозы.

Суммируя изложенное выше, необходимо отметить:

СКШУ «Кавказ-2020», проведенные в условиях пандемии и сложной международной обстановки, имели значительно меньший состав задействованных войск и сил ВС РФ и зарубежных контингентов – не только меньший, чем на обычных таких учениях, но и реально меньший, чем официально объявлено МО.

Уменьшая состав войск и сил СКШУ ниже обычных, МО РФ подчеркивало «миролюбие» Кремля, а завышая их больше реального и делая акцент на «новейшие» вооружения, испытанные на учениях, МО пыталось по привычке запугивать соседние страны: Грузию (чтобы там забыли об оккупированных Абхазии и Южной Осетии), Азербайджан (чтобы он не напал на Армению, хотя там вопрос сложнее – см. позже), Украину (чтобы она не пыталась вернуть аннексированный Крым и оккупированную часть Донбасса), страны НАТО (чтобы они не оказывали поддержку и помощь Грузии, Армении и Украине).

Судя по минимальному составу войск и сил и огромным пропагандистским усилиям (эффектные эпизоды с лучшими подразделениями и основной эпизод, куда приехало всё военное руководство России, и были приглашены много военных атташе и журналистов), это были не учения, а имитация учений. Они были предназначены для демонстрации того, что несмотря на пандемию, боевые возможности ВС России не упали, а находятся на прежнем высоком уровне.

Одновременно с этим, СКШУ должны были служить прикрытием для подготовки потенциальных операций ВС России: к вхождению в Беларусь (чтобы спасти режим Лукашенко), к военному или «миротворческому» вмешательству в Карабахе (нападение на который Азербайджана было согласовано с Россией и состоялось на следующий день после СКШУ), в Киргизии (где произошёл острый политический кризис). И во всех перечисленных местах и странах (Абхазия, Южная Осетия, Крым, Беларусь, Армения, Карабах, Киргизия) речь шла, в т.ч., о сохранении или создании военных баз России и усилении влияния Москвы.

Разумеется, эти учения также послужили для дополнительной подготовки органов управления (от б-на до округа) и боевой учёбы подразделений ВКС (4-й армии ВВС и ПВО и части 6-й армии ВВС и ПВО, КДА и КВТА), СВ (8-й, 49-й и 58-й ОА ЮВО, 20-й ОА ЗВО) и ВДВ (7-й ДШД, 31-й и 56-й ОДШбр), ВМФ (Кфл и части ЧФ), и др. При этом самые серьёзные боевые возможности показали ВКС, затем ВДВ и СВ, а самые слабые – ВМФ.

Особых новинок в тактике войска (силы) не показали, всё это уже отрабатывалось ранее, а сирийский опыт борьбы с «террористами» и «джиход-мобилями» в других условиях будет неприменим. «Мобильный эшелон» ВДВ (из БТГ ОДШбр и бр АА) испытывается уже на 3-ем СКШУ, но до сих пор не воплотился в давно отработанной в США аэромобильной дивизии, а массовая выброска парашютного десанта является эффектным анахронизмом, который в современным условиях не используется.

Часть ВВТ на учениях была относительно новой (Су-34, Су-30СМ, Су-35С, Ми-28Н, Ка-52, Ми-35М, Ми-8АМТШ, С-400, «Панцирь-С», «Бук-М2/3», «Тор-М2», «Верба», Т-90А, БМП-3, БТР-82А, БМД-4М, «Искандер-М», 2С19М2, «Торнадо-Г», «Бал», «Бастион», «Форпост», «Орлан-10», «Жилец», «Красуха-С4»), часть – модернизированной (Су-25СМ/СМ3, С-300В4, С-300ПМ, Т-72Б3/Б3М, БТР-82АМ, 2С19М1, «Торнадо-С»), часть – старой (Су-24М/МР, Су-25, Су-27, Ми-24, Ми-8, Ми-26, «Стрела-10», Т-72Б, МТ-ЛБ и др.). Там даже испытывались «новейшие» ВВТ, в т.ч. БМПТ «Терминатор», БМП-3Ф, ЗПРК «Извоз», установки УР-15 «Метеор», комплексы «Уран-6/14», системы ТОС-2, автомобили МАА, 122-мм НУР с отделяемой ГЧ, и якобы даже КР «Калибр-М»! Но почти все «новейшие» типы ВВТ были известны до СКШУ «Кавказ-2020», они представляют собой развитие или модернизацию существующих образцов. А сообщение о новой КР «Калибр-М» вообще оказалось ложным! Активно применялись БЛА разведки, но на учениях не было ударных БЛА, что является большим недостатком.

А для Украины главным в СКШУ было то, что военная угроза ей со стороны России никуда не исчезла, как бы её наличие ни отрицал  начальник генштаба ВС РФ Герасимов. Подтверждает это не только активное участие в СКШУ Черноморского флота, а также частей 8-й и 20-й армий с границ Украины. Самым свежим примером российской угрозы соседним странам служит недавняя война в Нагорном Карабахе. Анализ этой войны не является целью данной статьи. Но одним выводом из неё является то, что Россия вооружила Азербайджан и Армению до зубов, притупила бдительность армян на СКШУ «Кавказ-2020», «сражаясь вместе плечом к плечу» на полигонах Алагяз и Капустин Яр, договорилась с Алиевым о начале войны сразу после учений. А затем она наблюдала полтора месяца за кровавой бойней (погибло 2317 армян, союзников по ОДКБ и неизвестное число азербайджанцев из СНГ), организовала для вида два перемирия (которые не продержались и часа), и, наконец, «уговорила» стороны заключить настоящее перемирие, с вводом мотострелковой бригады РФ в Карабах и устройством там военной базы (что было главной целью Кремля). Отсюда вытекает и ещё один вывод – руководство России, если оно решит, что ему это выгодно, способно прибегать к самым циничным, аморальным и кровавым методам во взаимоотношениях с другими странами, и ещё при этом будет рядиться в тогу «миротворцев». К этому надо быть готовым и принимать действенные контрмеры. Сейчас руководство России занято делами Беларуси, Карабаха, Сирии, Ливии и т.д. Но про Украину оно не забыло…

Юрий Бараш

Поделиться:
Загрузка...