Война перешла в новую фазу. Все начали учиться делать тихо

191

Опять выпаду из «тренда». Не хотелось об этом говорить, но немного задолбала зрадушка. Одни взахлеб пишут про «злочинна влада запретила стрелять и делать «смерть вороженькам», поэтому армия деградирует, разлагается и теряет боеспособность.

Другие умничают о том, что «у нас два года перемирия и мы поэтому не готовы». Причем первые подразумевают, как бы за скобками, что при Порошенко такой уйни не было. Была. Как бы не хотелось по другому, но была. И не один раз. Запреты на стрельбу, режимы тишины и всякие перемирия были систематически. Перед каждыми и практически после всех международных переговоров, касаемых войны на Донбассе. И ОБСЕ, когда боевики посылали их и никуда не пускали, не замечали обстрелов наших позиций, но внимательно следили за нами, так же задрачивало. Потому что на этом мониторинге держатся санкции против России. Потому что это политика. А единственные способ политиков решать вопрос, это прекратить стрелять и договариваться. Но, при Порошенко, я сам десятки раз писал и объяснял почему нам были выгодны эти «перемирия». Во первых, мы их использовали, чтобы нарастить потужність ЗСУ. Создавались новые бригады, шло обучение и в войска шла техника. На фронте копали, укрепляли позиции, копали в сторону противника, минировали и «ходили за речку». Во вторых, при перемириях, никто из высшего руководства страны не позволял себе высказать сомнения в целесообразности освобождения наших территорий. Хотя бывали случаи всякие. Ну и конечно системы штрафов/лишения премий за стрельбу не было. И было понятно, что нас ждет впереди и к чему готовиться. И каждое перемирие использовалось с максимальной пользой.

Сейчас, сменилось полностью политическое руководство страны и военно-политическое руководство армии. Министра я вообще всерьез не рассматриваю, он завел обратно довоенных «кормильцев» армии и уже на чемоданах и торгует себе место в Брюсселе. Хомчак тоже фигура больше политическая, а не военная. Главком, который сказал, что нам придется «мириться с россией» во время войны, это не главком. Это марионетка, которая ротом говорит то, что велят на Банковой. Сегодня сказал, что будем мириться, через месяц сказал, что возможна война. «То Вася, то не Вася, короч». Ну, про начальника генерального штаба, который с 14 до 19 года не был на фронте ни разу, вообще не хочу вспоминать. Это по сути альтерэго Хомчака, способное стрелочки на картах рисовать и штрафы вводить за стрельбу. Тоже, кстати, идея Хомчака.

И вот сейчас, я, например, не могу вам говорить того же, что раньше по поводу «режима тишины», который ЗСУ используют для наращивания и обучения. Потому что говорить особо не о чем. Все что могли «прое*бали и уронили». От закупок необходимых боеприпасов за границей, до оборонных заказов на новую и восстановленную технику внутри страны. Но есть сокращения, есть один Мустафа в укроборонпроме, есть «денег нет, но вы держитесь».

Но не об этом я хотел написать. Это политика. А я бы хотел объяснить про армию. Про армию на фронте. Которая к политикам не имеет никакого отношения, даже если главкомом назначена политическая ээээм фигура. Про «смерть вороженькам», до состояния которой, якобы, запретили этих самых вороженек доводить.

Просто поймите одно. Война ведется в зоне ответственности бригад. Тех самых, которыми командуют не политики. Ими командуют военные, которые воюют без перерыва с 14 года. И ни один комбриг или комбат не может запретить своим подчиненным «делать двести». Точнее, как бы формально может. Даже может об этом сказать и подписать соответствующий приказ або распоряжение. Потому что этого от него требуют политики и Киев. А вот по сути, он не то что не может запретить, но даже не будет этого делать. Бестолково стрелять тудою, конечно запретит. А вот грамотно наносить урон так чтоб комар носа не подточил, разрешит. Потому что для подавляющего большинства воюющих мотивированных бойцов, самый главный мотиватор, это именно «делать двести» у вороженек. И если запретить фактически делать то, ради чего люди остались служить, то вот тогда действительно будет плохо. Но офицеры, воюющие с 14-15 годов, не верят в мир в глазах Путина. Не верят они и в то, что можно «договориться посередине». Они знают, что рано или поздно, но мокшане ударят. Ударят. И «держать удар» придется именно тем, кто служит ради того, чтобы «делать двести». Поэтому все понимают, на всех уровнях, что многие вещи по приказам из ОП и ГШ делать запрещено, но как бы немного можно. Если осторожно. И тихо. И ни в коем случае не светить это в информационном поле. Потому что запрет.

Ни одна смерть наших военных не остается безнаказанной. Просто сейчас это немного по-другому делается. Просто война перешла в несколько иную фазу. Так бывает. Все начали учиться делать тихо. Чтобы не только противник не понимал, но и наше большое киевское «насялинка». О потерях противника от всяких несчастных случаев, от подрывов на неустановленных устройствах частенько пишут в ватных пабликах. Просто не можем мы сейчас об этом говорить вслух. Ну, вот такая вот обстановка сейчас. Потом, спустя время, будет много очень интересной информации. Возможно при другой власти. А может эта власть прозреет и вырастет из коротких штанишек капитулянтов.

Понимаете, ни мы, ни ребята на фронте, не можем сейчас влиять на глобальные процессы. Мы можем просто использовать время, которое есть более рационально. Кто то учится воевать по новому, кто то помогает это делать. Но война не останавливается. Те, кто пришли в ЗСУ защищать Украину, не прекратили это делать. Просто они подстраиваются под ситуацию, которую не могут изменить. Стало ли легче? Нет конечно. Потому что в основном все происходит негласно. Но люди на фронте по прежнему делают то, ради чего они там находятся. И нам становится намного сложнее помогать им в этом. Потому что когда идет открытое обострение, то нужно одно, а вот когда такое гибридное, то и война становится более технологичная. И это не отменяет тех вещей, которые необходимы для обустройства позиций. От электрических кабелей до бензопил, генераторов и ремонта волонтерских машин. Просто война сейчас такая. Но она идет. И по прежнему те, кто ориентированы на войну учатся, развиваются и готовятся к этой самой войне. К сожалению, без поддержки государства и руководства МО и ГШ. Но развиваются и готовятся. В ее любых проявлениях. Просто помните об этом, когда капитулянты будут внушать вам с экранов телевизоров, что ЗСУ уже «не торт» и как следствие мы должны пойти на условия мордора.

Это не так. Это наша армия. Армия воюет. Армия готова воевать. Армия будет воевать. И пока армия воюет, мы будем с ними. До нашей победы. Спасибо всем кто помогает.

Донік Роман

Поделиться:
Загрузка...