Войд Зелёного Клоуна

50

Украина объявила тренировочную мобилизацию из-за угрозы вторжения российских войск. Проведена проверка работоспособности военкоматов, проверено наличие железнодорожного транспорта, исправность путей, дорог и подъездов. На Тернопольщине в селе Великий Глибочок размещены дополнительно десять отрядов территориальной обороны.

Шестьсот тысяч ветеранов призваны в резерв. На границу с Беларусью отправлены восемь механизированных бригад. Гособоронзаказ увеличен втрое. Закупки пального и касок для армии возросли в десять раз. Жители Киева, Чернигова, Харькова и Мариуполя мобилизованы в трудармию и роют противотанковые рвы вокруг своих городов. Киев пополняет запасы продовольствия в бомбоубежищах. РНБО не выходит из кабинета уже неделю. Совещания с главами штабов стран членов НАТО проходят в режиме нон-стоп. На Банковой не протолкнуться из-за делегаций США, Великобритании, Канады. Достигнута договоренность о немедленной поставке летального оружия в случае вторжения со всеми. Через Керченский пролив готовится еще один проход с десантом депутатов ПАСЕ на борту. Верховный главнокомандующий на линии разграничения провел…
А, ну, да. Стоп. О чем это я.
Что ты вообще несешь, дедуля,  в своих розовых мечтах.
Что ты несешь, наивный.

Служба безопасности заявляет, что угля на четыре недели. Газ бьет все исторические рекорды и пересекает отметку в 1700. Тимошенко подписывала по триста, напомню — так, для сравнения цен и понимания ситуации. Россия концентрирует войска, выдвигает ультиматум и грозит войной. Беларусь заявляет о готовности разместить у себя ядерное оружие. Госдеп предупреждает граждан США отказаться от поездок в Украину. Эпидемия на уровне стране третьего мира. МВФ дает деньги уже просто так, не требуя уже никаких реформ, лишь бы не было коллапса, дефолта, суданского голода, цунами, саранчи, четырех всадников и мора. И миллионов так пяти — десяти — двадцати беженцев, но уже не за морем, а прямо на границе.
Депутаты Рады уходят на каникулы.
Верховный Главнокомандующий выписывает подозрение Порошенко.
За закупку угля, что примечательно.
Ирония, что ты делаешь, а-ха-ха, прекрати.

Ощущение даже не паузы. Ощущение… Пустоты. Одного большого великого ничто. Войд Зелёного Клоуна. Семьдесят три процента световых лет звенящего Нихуя.
Писать не о чем. Писать бессмысленно уже.

Писать о том, как украинская власть во время угрозы оккупации в очередной раз обосралась так, что опять отстирывать штаны на весь мир, не хочется уже совершенно. Тут и без меня желающих вагон. Один Гордон чего стоит. Побежал впереди планеты всей. «Теперь Зеленского будут мочить вообще все, кому не лень, даже Гордон — этот в первых рядах побежит, вот увидите. Собственно, уже побежал». Месяц назад написано. Предсказуемый, как валенок. Ваш Дед.
Хочется писать о достижениях украинской власти, которые вызывали бы гордость за страну, спокойную уверенность за армию и испанский стыд мы бы знали только из Википедии, но…
А, ладно. Чего уж там.

«Судилище уклонистов над возродившим армию главнокомандующим во время войны — это разрушение общества. Разрушение морали. Разрушение нации.
И дело не в Порошенко.
Дело в самой этой схеме.
Капитулирующие перед врагом уклонисты судят сражавшегося главкома.
Уничтожение смыслов».
Это год назад написано.

Сейчас весь мир запестрит заголовками, что в Украине опять начались политические преследования оппонентов. Это в голове Зеленского, возможно, эта ахинея и является пидозрой и лежит в области уголовного права — хотя на самом деле, лежит она в области оваций и мелочной мести — а для всего мира это будет воспринято однозначно как политические репрессии. Без вариантов.
Война, экономический крах, политические репрессии…
И вот баварский бюргер Фриц Кнопке просыпается, наливает себе кофе, открывает газету, и и понимает, что в его представлении между Россией и Украиной, в принципе, теперь нет нихера никакой разницы.
Это мы понимает эту разницу. А он уже нет.
И он перестает понимать, почему в таком случае он должен платить за газ 2000 евро. Почему надо блокировать «Северный Поток».
А, главное, почему надо будет отправлять наших солдат умирать за эту Украину.

Президент Соединенных Штатов Америки слушает утренний брифинг референтов, слышит про пидозру Порошенко, затем слышит, как вместо брифинга в овальном кабинете начинает звенеть одно большое украинское Нихуя, смотрит на календарь, видит, что до очередного раунда драки с Путиным за Украину осталось два дня, и думает — а мне-то оно нахер, собственно, надо?

Узурпатор запоребрикового Улуса открывает бумажные папочки, принесенные ему Сурковым — или кто там у них сейчас, Кириенко — читает, улыбается, смотрит на флажки на карте, которые обозначают батальонно-тактические группы его орков, расставленные вокруг границы, и ждущие приказа, и никак не может понять, почему ему не надо отдавать приказ и не надо вторгаться в эту страну при таких невероятно благоприятных раскладах для вторжения.

А ты сидишь и понимаешь, что влиять на эти процессы ты никак уже не можешь.
Ни ты, ни страна, ни сорок миллионов украинцев.
Все вышло на новую стадию.
Писать не о чем. Писать бессмысленно уже.

Можно только сидеть и ждать, что там, над нашими головами, решат взрослые дяди про нашу же страну.
О чем там про Украину договорятся Байден с Путиным.
Сольют нас или не сольют.
И смотреть, как мячик «Украина» летает над нашими головами от стороны к стороне.
И ждать, где он упадет.
А мы сидим, утираем зеленые сопли, и смотрим.
И влиять на это ты уже никак не можешь.
Влиять на это мы все уже теперь никак не можем.
Как же я вас сейчас ненавижу, херовы голосовальщики по приколу…

Аркадий Бабченко

Поделиться:
Загрузка...