Украинский арсенал: танки Т-64

792

Одним из наиболее распространенных и узнаваемых символов войны на Донбассе стал, без сомнения, танк Т-64 — основная боевая машина украинской армии.

Танк создавался в харьковском конструкторском бюро, возглавляемом знаменитым советским конструктором А. А. Морозовым — создателем таких знаменитых образцов советской бронетехники, как Т-44 или Т-54.

Созданный в начале 1960-х годов Т-64 был крайне прогрессивным для своего времени: при весе в 36 тонн и максимальной скорости 65 км/ч обладал уровнем бронирования сверхтяжёлых танков. Ещё одним новшеством стало то, что на танке впервые в Советском Союзе был установлен автомат заряжания, позволивший отказаться от четвёртого члена экипажа и увеличить скорость перезарядки (что немаловажно при раздельном заряжании пушки). Все последующие советские и российские разработки как нижнетагильского танка Т-72, так и ленинградского Т-80, по сути, были дальнейшим развитием конструкции Т-64.

Т-64 был принят на вооружение Советской Армии 30 декабря 1966 года. При этом конструкция постоянно дорабатывалась в соответствии с веяниями времени. Так, после установки вместо 115-мм нового 125-мм гладкоствольного орудия на свет появилась модификация Т-64А.

Танк и БМП 30-й отдельной мехбригады на обороне крымского направления, весна 2014 г.

А после установки комплекса управляемого вооружения «Кобра», систем защиты от напалма и пуска дымовых гранат «Туча» машина получила индекс Т-64Б. А в 1985 году танк получил навесную динамическую защиту «Контакт-1» и новый индекс Т-64БВ — именно машины этой модификации на сегодня составляют основу танковых сил Украины.

После распада СССР Украине досталось богатое танковое наследство — около 4000 танков сразу трех типов: Т-72, Т-64 и Т-80. В их числе были 227 Т-64Р, 539 Т-64А, 539 Т-64Б1, 507 Т-64Б и 528 Т-64БВ.

При всем этом, согласно подписанным международным соглашениям об ограничении обычных вооружений в Европе, Украине разрешалось иметь не более двух тысяч танков. Поэтому в 1992 году военным и политическим руководством страны было принято судьбоносное решение: ввиду наличия производственных мощностей в Харькове и возможностей для капитального ремонта на вооружении ВСУ оставить только Т-64. Остальные танки были отправлены на базы хранения, откуда понемногу продавались по всему миру — благо желающих по дешевке приобрести те же Т-72 было хоть отбавляй.

В годы независимости происходило постоянное уменьшение парка наличных танков — часть выходила из строя, еще 95 машин (включая опытные) были модернизированы до уровня Т-64БМ «Булат».

Таким образом, на весну 2014 года в составе 2 танковых и 8 механизированных бригад насчитывалось 786 танков Т-64 (еще 260 «живых» танков Т-64, Т-80 и Т-72 находилось на единственной базе хранения в Артемовске). Все остальные — а это около 600 единиц — хранились на различных локациях в основном в неремонтопригодном виде.

17-я отдельная танковая бригада отличалась наличием в своем составе как Т-64Б, так и Т-64БВ.

По предвоенному штатному расписанию в составе каждой отдельной механизированной бригады существовали два танковых батальона по 40 танков каждый — это 80 танков, в танковой бригаде было три танковых батальона по 31 танку (всего 93 танка).

Однако ситуация была очень разной — та же 1-я отдельная танковая бригада (пгт Гончаровск Черниговской области) находилась в стадии перевооружения на «Булаты», и из трех батальонов только один имел на вооружении Т-64БВ.

Кроме того, в феврале — марте 2014 года после аннексии Крыма в руки россиян попал 41 танк из состава 36-й бригады береговой обороны. Они были возвращены при посредничестве Минска только в июне, но их состояние было настолько жалким, что они сразу же были отправлены на капитальный ремонт и фактически в «горячей» фазе летней кампании принять участие не успели (пошли на вооружение формируемых частей морской пехоты).

В начале противостояния на Донбассе — до появления у боевиков достаточного количества противотанкового вооружения — использование танков носило характер «чудо-оружия»: то есть появление на участке фронта даже нескольких танков гарантировало надежное прикрытие наступающих войск. Тогда же впервые появилась и пагубная тактика использования танков как средства усиления блокпостов. В итоге вместо создания «танкового кулака» боевые машины растаскивались по всему фронту, выполняя несвойственные им функции — например, сопровождение колонн снабжения.

Поэтому когда в июле 2014 года операция вышла на оперативный простор, просто не хватило плотности и маневренности боевых порядков. В ходе приграничных боев большая часть танков механизированных бригад была потеряна. Причем стоит отметить, что происходило это, как правило, в небоевых условиях — закончилось топливо, просто слетела гусеница или машину бросал экипаж ввиду приближения сил противника. Эти танки становились трофеями, ремонтировались и поступали на вооружение незаконных вооруженных формирований. Правда, процент такой трофейной техники на фоне «военторга» был и остается минимальным.

Уже в ходе боевых действий была полностью «подчищена» база в Артемовске (ныне — Бахмут): первые 7 танков вывезли еще в марте 2014 года, остальные либо «доводились до ума» на месте и передавались разным частям (преимущественно 17-й танковой бригаде), либо эвакуировались в тыл для дальнейшего восстановления на танкоремонтных предприятиях.

Вывоз танка из Артемовской базы хранения, лето 2014 г.

Летом — осенью 2014 года на базе «лишней» матчасти 1-й танковой бригады были сформированы два отдельных танковых батальона. В самые горячие дни лета 2014 года была отправлена на фронт и сводная часть на базе учебной матчасти и контрактников 169-го учебного центра сухопутных войск «Десна».

Острая нехватка бронетехники привела к тому, что Украине пришлось даже разорвать контракт на поставку танков Т-64Б1М в Демократическую Республику Конго, и в сентябре 2014 года харьковское ГП «Завод имени Малышева» передало десяток танков такой экзотической модификации для организации танкового батальона в полку НГУ «Азов».

Этот вариант модернизации характеризуется установкой новой навесной динамической защиты «Нож», другим комплексом управления огнем, наличием кондиционеров, а также огромных забашенных корзин. «Азовцы» также получили и несколько танков модификации Т-64БМ1М, которые представляют собой упрощенный и удешевленный вариант модернизации Т-64БМ «Булат».

Танки полка НГУ «Азов» выглядят крайне экзотически, и поэтому очень часто «донецкая» пропаганда выдает их за мифические американские «Абрамсы».

Но нацгвардейцы раньше танков не имели, поэтому в бой эти машины пошли только зимой 2015 года в ходе операции в районе Широкино. Вот что вспоминает один из танкистов: «Танки числились за танковой ротой из Харьковской части 3017. Эта рота привезла эти танки под Мариуполь еще осенью 2014 года. Они отбыли 2 месяца, потом их на этой технике поменяла танковая рота из 3027. А мы уже меняли личный состав 3027, но технику нам передавала 3017. В конце февраля приехали, и 3 марта первые наши экипажи поменяли их в Широкино. Тогда у нас два танка стояли в Широкино, один— на 14 блокпосту, один — на 14-А, один — на 13 и три танка на 13-А. Еще два танка мы привезли из Харькова».

Танки Т-64 активно применялись в боях, начиная с освобождения Славянска, особенно большую роль они сыграли в ходе боев за Луганский и Донецкий аэропорты, в ходе зимней кампании 2015 года в Дебальцево. За время боев в среде украинских танкистов появились настоящие асы и герои.

Так, например, на счету наводчика-оператора танка Т-64БВ сержанта Леонида Суханского пять уничтоженных им танков Т-72 и Т-64, две уничтоженные РСЗО «Град» и четыре орудия противника. Именно ему приписывается эпический расстрел из танковой пушки на полном ходу позиции боевиков в Донецком аэропорту. Этот фактически уникальный случай даже попал на видео.

Танки 24-й мехбригады едут на войну, апрель 2014 г.

В истории войны было зафиксировано несколько встречных танковых боев, в том числе и с современными российскими Т-72Б3. Полной статистики нет, но в известных автору случаях победа была на стороне наших танкистов на Т-64.

Оценить точное количество танков Т-64 в войсках на сегодня не представляется возможным, но, по приблизительным подсчетам, как в ВСУ, так и в НГУ состоит на вооружении около 550 танков Т-64 разных модификаций. При этом их количество постоянно растет за счет машин, которые восстанавливаются — как с хранения, так и получившие боевые повреждения в ходе боев.

Война на Донбассе породила огромное количество мифов о ненадёжности харьковского танка, его сомнительной боевой ценности, которые настойчиво распространяют российские СМИ. Однако при ближайшем рассмотрении ситуации все оказывается не так уж печально.

Прежде всего, не имея в распоряжении точной информации о статистике повреждений подбитых машин, состоянии ремонтных служб (наличия хорошо подготовленных ремонтников и ремонтных «летучек»), опытности экипажей и, самое главное, конкретной боевой ситуации, сложившейся на поле боя, утверждать, что Т-64 сложен в ремонте, плохого качества и так далее «по списку», как минимум некорректно.

Анализируя известные автору потери Т-64, стоит сказать, что большинство боевых машин было потеряно в ходе уличных боев из-за плохой координации с пехотой, которая должна была прикрывать танкистов. Зачастую такие смешанные группы входили в населенные пункты, где их фланги не были предварительно зачищены спецназом и штурмовыми ротами. В итоге вражеские гранатометчики получали возможность расстреливать Т-64 в заднюю часть бортов и корму, где они не имеют элементов динамической защиты, а броня тоньше. А как показывает практика современных войн, попадания тандемных выстрелов ПГ-7ВР к РПГ-7 или РПГ-27 «Таволга» ни один танк в мире выдержать не может. Яркий тому пример — катастрофические потери турецких «Леопардов» в Сирии.

Кроме того, боевики по опыту чеченских кампаний выработали достаточно эффективную тактику борьбы с танками: снайперы и пулемётчики «ослепляли» их, ведя огонь по приборам наблюдения и наводки, пробивали эжектор (отчего пороховые газы проникали в боевое отделение), после чего гранатомётчики расстреливали танк (или чаще всего экипаж покидал боевую машину, и танк становился трофеем боевиков).

Подбитый Т-64БВ 1-й отдельной танковой бригады. Донбасс. 2014 г.

Однако в истории войны известны случаи, когда экипаж подрывал себя вместе с танком для недопущения попадания в плен. Одним из наиболее освещаемых в СМИ стал подвиг капитана Александра Лавриненко из 93-й отдельной механизированной бригады. Первый такой случай был зафиксирован еще 17 июня 2014 года в боестолкновении у поселка Металлист в Луганской области.

Очень много танков было потеряно из-за нехватки опыта руководства боевыми подразделениями на поле боя. Отмечены, например, случаи, когда танковые подразделения попадали под залпы РСЗО БМ-21 «Град» или крупнокалиберной артиллерии. А прямое попадание крупнокалиберного снаряда, приходящееся на слабобронированную верхнюю часть корпуса, для танка критично. Такие случаи, например, фиксировались с 1-й танковой во время боев летом 2014 года на Луганщине.

В многочисленных интервью танкистов отмечается ненадежность ходовой части — риск потерять гусеницу на сложных грунтах, а также невозможность буксировки машины в тыл на катках, лишённых гусениц, так как для этого они обладают слишком малым диаметром. Также постоянно отмечалась уязвимость ходовой части Т-64 для мин.

К недостаткам Т-64 очень часто относят большее количество (по сравнению с Т-72 или Т-80 в афганской и чеченских кампаниях) случаев детонации боекомплекта при попадании противотанковых боеприпасов. Однако виной этому является не собственно конструкция танка, а использование нашими танкистами некондиционных боеприпасов, произведённых ещё до распада СССР (при том, что срок хранения танковых снарядов составляет всего 10 лет).

В целом можно смело говорить, что умелая организация взаимодействия всех родов войск позволяет как реализовывать преимущества, так и нивелировать недостатки танка. Ведь Т-64 задумывался и создавался как танк, сопоставимый, а то и превосходящий тяжёлые танки по огневой мощи и забронированности лобовых деталей, но при этом остающийся средним по массе, а значит, сохраняющим высокую мобильность.

На фронте очень часто танки получали индивидуальные эмблемы и надписи.

По всей видимости, Т-64 еще какое-то время будет оставаться основным танком украинской армии. Конечно, танк на сегодняшний день нельзя назвать современной машиной, но и каких-либо кардинальных прорывов за последние 40-50 лет в конструкции корпуса, ходовой части, устройства башен и орудий танкостроители не совершили. С 1970-х годов гонка танковых вооружений происходит в плоскости совершенствования динамической защиты, средств активной защиты, комплексов оптико-электронного противодействия лазерному дальнометрированию и целеуказанию противника.

В течение последних лет развитие танковых сил стран мира идет по пути модернизации системы управления огнём, приборов наблюдения и наведения, навигационной аппаратуры без внесения кардинальных изменений в основную базовую конструкцию.

Использование танка Т-64Б в качестве учебного при подготовке курсантов. Полигон «Гончаровское», 2015 г.

По этому же пути пошла и Украина. Так, начиная с января 2017 года танки Т-64БВ, которые выходят из капитального ремонта, получают приборы ночного видения, тепловизионные матрицы в прицел наводчика (дальность обнаружения цели типа «танк» — 2500 м) отечественного производства.

Как видится, модернизированные таким образом машины при меньшей в несколько раз стоимости по своим боевым возможностям мало чем будут уступать современным моделям.

Михаил Жирохов, fraza.ua

Поделиться:
Загрузка...