У всей Раши поехала крыша

271

Он сказал: «Поехали», и у всей России поехала крыша: водитель-то не пристегнулся. А зачем пристегиваться, если ты – камикадзе?

Если твой лайнер уже вошел в штопор, и вывести его из этого состояния невозможно? Если даже нефть растет, а рубль едва держится, и приходится допечатывать очередные 500 млрд., чтобы заткнуть ими дыры в салоне, дабы не случилась разгерметизация и машину не разнесло по кусочкам?

Малообразованному Путину захотелось поиграть в личное величие. Ему так понравилось рифмовать себя с историческими персонажами – ЛенИН, СталИН, ПутИН – что, однажды посмотревшись в кривое кремлевское зеркало, отражающее сплошных уродов, ибо там так заведено – в Кремле красавцы и умницы не задерживаются — он нашел себя самым лучшим среди них. Самым стройным и интеллектуально развитым. Цокнул языком и сделал вывод: «Красив, чертяка. Велик и дерзновенен, как сам Господь!..»

С тех пор и превратился в пациента, торчащего на собственном величии. Этакий Адольф Ильич Питерский с замашками Наполеона. А вокруг снуёт пузатая мелочь и подобострастно заглядывает в глаза: «Обрати на меня внимание, отец родной! Я за тебя любому пасть порву, а себе – седалище…»

И перекроил он границы, и взял Крым, и даже Керченский мост построил. И возрадовалась каждая подведомственная скотинка, и гады в мутных водах возликовали: «Этот проект хотел осуществить Николай II, этот проект хотел осуществить Гитлер и Шпеер. Главный архитектор Рейха сделал этот проект в начале сороковых годов, а осуществил его… Путин!» И воссияли отражения в кремлевских зеркалах: какое, все-таки, ничтожество этот ваш царь Николашка, и Алоизыч – мечтательный хлыщ.

То ли дело – наш гений чистой красоты Владимир Владимирович. Ликуй и заводи мотор, и гони с ветерком, пока не смыло! И он воссел, как рулевой, и нажал на педаль газа так, что невзрачные ФСОшники стали бледнее поганок. Ибо рядом с такой Гипер-молью как не побледнеть? И только почерневший от неприятностей глава ВТБ Костин шарахнулся от Крыма, как и положено старому служаке, уже много раз наступившему на санкционные грабли. Его можно понять: морда в синяках, репутация в клочья, зачем лишний раз рыхлой тушкой рисковать, когда на ринге тебя уже отмудохал дядя Сэм?

Грефу хорошо: скачет на тонких лапоньках, аки отвязавшийся козлик, и успевает в инвалида поиграть. А тут – личные санкции с апреля месяца, и задорно не поскачешь, когда инвалидность у тебя совсем не игрушечная. Ротенбергу тоже хорошо: на Керченском мосту денег насосал как паучище, и в сторону Сахалина прищурился – а ну как Государю по мостам кататься понравилось? – так я возведу еще. Насмерть закатаю!..

На фоне крымских покатушек почти не видно борьбы уродцев под кремлевским ковром, а она не прекращается ни на минуту. Члены Вовкиной бригады обречены разделиться на два лагеря: пригретых и отставленных. В первую группу войдут те, кто пойдет на повышение в правительство, как экс-глава Счетной палаты Голикова или неубиваемый ворюга Мутко, во второй будут томиться в ожидании государевой милости всякие Рогозины и прочие Дворковичи.

Это не касается самых близких: Сечина, Миллера и Ротенбергов. На особом пайке остается и силовичье, призванное наточить штыки в преддверии неизбежного обострения социальной напряженности в России. Многие регионы уже давно сидят на голодном пайке, и привыкли. Главная опасность в том, что костлявая рука голодухи подбирается все ближе к центру, и уже через полгода-год охватит столичный регион.

Для того, чтобы снизить уровень сопротивляемости граждан к пропаганде, а заодно и лишь их доступа к социально значимой информации, депутат из Санкт-Петербурга А. Анохин предложил ограничить время нахождения россиян в соцсетях тремя часами в день и инициировал «привязку» всех подобного рода ресурсов к сайту Госуслуг, дабы таким образом провести полную идентификацию пользователей. Проще говоря, законотварь предлагает приставить к каждой соцсети виртуального Держиморду, с проверкой документов и регистрацией почасового пребывания. По замыслу депутата, отсечение подростков от соцсетей автоматически вычеркнет их из списков потенциально активных граждан.

В принципе, логично: лубянский Рейх должен стоять как влитой, и ни одна незрелая букашечка не имеет права колебать его устои. Таким образом виртуальный заслон органично перетекает в кордоны полицейщины, и в этом узком коридорчике возможностей россиянам предлагается существовать до тех пор, пока не сдохнут: либо они сами, либо – Тот Самый, что накануне по-хозяйски рассекал на КАМАЗе. Даром, что 53% россиян, по данным опроса ВЦИОМа, испытали гордость во время инаугурации вождя. Остальные 47% — либо фригидны, либо – враги. Зато у 53% есть шанс дорасти до чувства глубокого удовлетворения, после чего устремиться в мульти-оргастические дали. Этот вечный кайф и хочет обломать пресловутая Америка со злобной европейской старухой.

Если какое-то время Россия худо-бедно, но еще выполняла роль буфера между Западом и прожорливым Китаем, то с некоторых пор из-за помешанного на собственном величии Путина, играющего надутыми бицепсами у искривленного кремлевского зеркала, она превратилась в отвратительную воровку, стремящуюся залезть через форточку в приличный особняк, где и нагадить – коррупцией, террористическими эксцессами, а то и просто в прямом смысле отравить воздух вместе с обитателями. При этом тот же Китай с легкостью хозяйничает в Сибири, осваивая ресурсы, даже не отрыгивая от сытости, поскольку насытить этого Дракона невозможно в принципе.

Западу удается частично погасить издержки криминальной деятельности кремлевской верхушки, но неуемная жизнедеятельность лубянского криминала не оставляет иного выхода, кроме как посадить его на цепь и ограничить рацион кормления. Но, пока он будет сохнуть – сдохнет отощавшее население. Если, конечно, не взбунтуется. А взбунтоваться ему не дадут имперский центр экстатических удовольствий вкупе с силовым блоком бутылочной терапии.

Так и будет лететь до самого дна пикирующий бомбардировщик, набитый под завязку ядерной требухой. Болтаться в воздухе, то огибая кривизну земли, то ныряя под мостами на потеху трезвой публике. Пилот-то – не пристегнутый, да и нам – пофиг. В веселеньком салоне и помирать весело.

Поделиться:
Загрузка...