Турция подталкивает Россию к переменам

94

Как и следовало ожидать, когда азербайджанская армия подойдёт к Шуше и Лачину, то правительство Пашиняна начнёт настоящие, а не «московские» переговоры о мире. Так и произошло.

Притом, что в пятницу 23 октября, когда в Вашингтон прилетели для беседы с Помпео главы МИД Азербайджана и Армении, основным подразделениям азербайджанской армии до Лачина оставалось ещё 30 км.

«Карабахская партия» Армении в этот день начала готовиться к обороне Лачина и имеет своей конечной целью снять в нём кино об армянском Сталинграде. В мифологии Курдской рабочей партии есть легенда о Кобани как курдском Сталинграде, героически выдержавшим пять месяцев осады отрядами ИГИЛ. То, что, курды в боях за него потеряли, по их данным, чуть более 400 человек, а ИГИЛ – свыше 3 тысяч, плохо соотносится с масштабами одного из крупнейших сражений Второй мировой войны. Более объективные источники потери ИГИЛ в Кобани оценивают вообще в два раза меньше. Военной или политической катастрофой для ИГИЛ неудача со взятием Кобани тоже не стала. Но курдских марксистов всё это, как и роль Коалиции против ИГИЛ в снятии осады, в том числе и лично Эрдогана, пропустившего через Турцию к Кобани отряды курдской Пешмерги из Ирака, не смущает. Утверждение: бои за Кобани – это курдский Сталинград пять лет как вписано золотыми буквами в историю партии и обсуждению не подлежит.

Теперь «карабахская партия» намерена проделать похожий трюк с Лачином, который она переименовала в Бердзор. Если не выйдет, то с Ханкенди (Степанокертом). Ей крайне нужны простые и мобилизующие символы в предстоящей схватке с «ереванской партией» и партией Пашиняна. Будущие кумиры и герои армянского Сталинграда уже готовятся к тому моменту, когда смогут предъявить обвинения Пашиняну в бездарно проигранной войне и позорном мире. Этот момент наступит, когда Пашинян подпишет с Алиевым мир. С этого момента в Армении начнётся активная внутренняя война.

В военном отношении удержание Лачина бессмысленно, поскольку азербайджанцы легко перекрывают огнём или занимают дорогу из него на Шушу и далее на Ханкенди. Они даже могут не обстреливать и не штурмовать долго Лачин, чем создадут абсолютно безопасные условия для съёмок фильма о нём как об армянском Сталинграде. Но оборона Лачина имеет политический смысл, поскольку от него по шоссе до границы с Арменией всего 8 км и ещё меньше по прямой. Это значит, что при штурме на территорию Армении неизбежно залетит не только азербайджанский дрон, но и снаряд. Ничего не сделаешь, это не огромная степь под Сталинградом, всё очень компактно.

По этой причине 18 октября ПВО Ирана уже сбивали армянский дрон-разведчик, случайно залетевший к ним. Бои шли на юге Азербайджана, в узкой полосе у его границы с Ираном и пролёт армянского дрона через границу был почти неизбежным из-за небольшой территории боевых действий. Персам крупно повезло, что дрон был армянским, поскольку в тот день в Тебризе проходила большая демонстрация азербайджанцев, требовавших от правительства закрыть границу и прекратить пропуск через неё оружия и бойцов в Армению. Полиция и армия использовали для разгона демонстрантов резиновые пули. Если бы стало известно, что сбит дрон Азербайджана, то у аятоллы Хаменеи возникли бы новые и серьёзные проблемы. Два миномётных снаряда 28 сентября, на второй день войны, случайно уже залетали в Иран и командование его пограничных войск тогда настоятельно попросило обе стороны целиться более тщательно.

Так что, с началом штурма Лачина шальной снаряд на территорию Армении по ошибке неизбежно залетит. Если из-за границы будет вестись огонь, то залетит не по ошибке. Тем самым у Пашиняна будет основание официально обратиться к ОДКБ с заявлением о якобы нападении на Армению и потребовать от Москвы решительных действий. Отсутствие такого официального обращения до сих пор используется Кремлём в качестве формальной причины для отказа Еревану в объявлении Россией войны Азербайджану. Первый зам главы Госдумы по обороне Андрей Красов 23 октября прямо сказал об этом, когда опровергал слова депутата Затулина о необходимости высадить российский десант в Карабахе.

Таким образом, Пашиняну остаётся лишь немного подождать, когда армия Азербайджана поближе подойдёт к Лачину, а «карабахская партия» начнёт снимать там сагу об армянском Сталинграде и «накатит ему мяч». Двух взрывов снарядов на территории Армении вблизи от Лачина будет вполне достаточно для подачи Пашиняном официального заявления в ОДКБ и Москва окажется вынужденной сделать то, что меньше всего любит делать, – дать на него письменный ответ. Поскольку Пашинян подачу такого заявления сразу сделает достоянием гласности, то Москва не сможет спрятать его как письмо Януковича о вводе войск.

Пашинян, к досаде Москвы, выигрывает как политик и в случае её отказа, и в случае её согласия. При отказе он сможет громко сказать: «Москва нас предала», чем сразит наповал всю «карабахскую партию», когда покажет письменный ответ Кремля. В случае согласия «карабахская партия» должна будет носить Пашиняна на руках, что ей меньше всего хочется делать. Поэтому в Кремле предпочтут вариант в духе «ни мира, ни войны» и станут назначать бесконечные заседания в рамках ОДКБ для прояснения вопроса. По сути, продолжат формат переговоров о Карабахе по-московски, дожидаясь, когда азербайджанская армия избавит их от необходимости давать письменный ответ Пашиняну.

Для сохранения лица Кремль объявит лишь помидорную и другие фруктово-овощные войны Азербайджану, к которым уже готовиться Россельхознадзор. По чистой случайности в тот же день, когда Красов от имени Госдумы отказал в десанте в Карабах, Россельхознадзор заявил, что на овощах и фруктах из Азербайджана якобы 75 раз были замечены насекомые-вредители, не живущие, по его мнению, на Кавказе. В частности, 15 раз на помидорах им замечена южноамериканская моль. Россельхознадзор сделал вывод, что из Азербайджана поступают помидоры не только его, но и из других стран как азербайджанские, и поскольку Россия ввела сама против себя продовольственные санкции, то это недопустимо. Поэтому ввоз овощей и фруктов из Азербайджана будет прекращён, если Россельхознадзор ещё раз узрит на них южноамериканскую моль.

Фруктово-овощная война с Азербайджаном – это пока тот максимум, на который готовы пойти в Кремле, чтобы подбодрить пророссийскую партию в Армении. На большее пусть не рассчитывают, поскольку Турция на минувшей недели вывела своих солдат из всех четырёх пунктов наблюдения в южных районах Идлиба, которые в 2019 г. захватили войска Асада. В российских СМИ по этому поводу была волна эйфории, но очень неуверенная, поскольку те журналисты, которые не тупые, понимали: печалиться надо, а не радоваться.

Эвакуация Турцией своих военных с территории противника означает одно – в Анкаре готовятся к войне с Асадом и не хотят оставлять ему заложников. Асад тоже сообразил, что у него намечаются крупные неприятности, а Россия в данном случае вряд ли поможет, и стал поспешно искать тему для контактов с США. Тема нашлась быстро – два гражданина США, один журналист, второй медик, которые ещё в начале войны в Сирии пропали без вести. О журналисте восемь лет как ничего не известно, кроме того, что он у спецслужб Асада. Теперь Асад решил обменять их на снятие с него санкций США и вывод их войск из Сирии. В ходе переговоров Асад, естественно, ужмёт свои «высокие» требования до скромной просьбы дать ему гарантию личной безопасности и адвокатов.

Вера Асада во всесилие Москвы на фоне войны за Карабах серьёзно пошатнулась, и он спешит начать диалог с США. Надеется, что Вашингтон не будет стрелять в него во время переговоров и попросит Анкару тоже не делать это. Стартовая позиция Асада очень уязвима.

Во-первых, признав, что удерживает гражданских лиц из США, он попал под определение террориста, взявшего заложников. Это даёт основание США не только не выводить войска из Сирии, но и начать операцию по взятию Дамаска для освобождения заложников. Положение Асада отягощается и тем, что его армия официально и на практике не вела и не ведёт войны ни с США, ни с Коалицией против ИГИЛ. Данный обмен абсолютно нельзя выдать за обмен военнопленными. Во-вторых, можно сколько угодно рассказывать, что Турция, ЕС, Украина и так далее – это всё послушные марионетки и вассалы США, но на практике это не означает, что Вашингтон может запретить Анкаре военную операцию против Асада, даже если ведёт с ним переговоры. Трамп долго уговаривал Эрдогана не вводить войска в курдские районы в Сирии, даже организовывал американо-турецко-курдские совместные патрули, но в итоге «марионеточная» Турция сделала по-своему. Асад, в отличие от украинских «ватников», не может позволить себе роскошь верить в такие сказки Москвы.

Москва и сама не может позволить себе продолжать верить в собственные сказки и потому на официальном уровне старается не дразнить Турцию. В Кремле догадываются, что Эрдоган скоро возьмётся за Асада, но не знают, когда. Кремлю очень хочется, чтобы это случилось по позже, а лучше всего, – никогда. Появление российских десантников в Карабахе однозначно ускорит этот процесс, но Кремлю жаль так быстро потерять Асада, в которого было вложено столь много средств.

В Кремле надеются, это произойдёт лишь через три-четыре месяца после окончания войны за Карабах. Ориентировочно – апрель-лето 2021 г. Разумеется, если у Турции не появятся весомые причины поторопиться, или наоборот, повременить с ликвидацией Асада, если РФ сделает ей такое предложение, от которого трудно отказаться.

Вариантов такого предложения два: Киселёв должен рассказать о радиоактивном пепле, но уже не на месте Вашингтона, а Анкары, или Лавров должен дать достойную взятку Эрдогану. Поскольку с пеплом всё очень проблематично, то остаётся взятка. Есть две взятки, достойных Эрдогана. Первая, – вернуть Крым Украине, и вторая, – позволить черкесам вернуться на родину в Краснодарский край и расширить там границы Республики Адыгея как субъекта РФ. Это два очевидных предложения, которые могут заставить Эрдогана сделать вид, что он забыл об Асаде, при условии, что тот будет вести себя смирно и продолжит контактировать с США по вопросу об адвокатах.

Но Кремль сейчас носятся с третьим, так сказать, гибридным вариантом, между взяткой и пеплом. Там хотят сначала припугнуть Турцию российским оружием, а затем предложить ей отказаться или повременить с ликвидацией Асада в обмен на признание РФ без слишком долгих проволочек Карабаха частью Азербайджана. Самый главный приз в этом варианте для Кремля не Асад, а время, которое ему нужно для смены Путина. Поэтому Путин 22 октября в «валдайской» речи дал понять, что может признать Карабах частью Азербайджана, на другой день Красов заявил: не ждите десанта в Карабах, а 25 октября появилось фото лагеря из трёх палаток армии РФ у села Тех на армяно-азербайджанской границе в 6 км от Лачина. Фото сделала разведка Азербайджана. Она же в этот день сделала достоянием СМИ информацию о российском военно-транспортном самолёте, приземлившемся в Ереване в 11 утра и о ещё двух аналогичных рейсах, запланированных до полуночи на 26 октября. Встал естественный вопрос: что возят такие самолёты через Иран в Армению и не является ли Россия скрытной, но непосредственной участницей этой войны?

Если Кремль и дальше будет продолжать такой гибридный вариант по обмену Асада на Карабах и перебрасывать войска, боеприпасы и армейскую технику авиацией в Ереван, то это будет иметь три результата.

Во-первых, у Азербайджана возникнет естественное желание, согласно всем правилам и обычаям войны, прекратить эти полёты. Могут пытаться их сбить в воздушном пространстве Армении. Тем более, что турки перевезли к границе с Грузией российские зенитно-ракетные комплексы С-400 и всем интересно, можно ли такой ракетой сбить российский самолёт. Во-вторых, этими рейсами могут заинтересоваться США, поскольку они очень неравнодушны к перевозкам крупных партий наркотиков, а глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов 25 октября заявил, что располагает информацией о поставках Арменией в Россию наркотиков в обмен на оружие. Речь идёт не только о трёх указанных авиарейсах. В-третьих, Россия окажется в ситуации, когда ограничится лишь бряцанием оружием и разговорами о пепле не удастся и придётся официально начать войну с Турцией.

Кремлю воевать официально с Турцией совсем не хочется. Не хочется по той простой причине, что ещё в 2015 г. Турция, Азербайджан и Грузия заключили между собой договор о взаимной военной помощи. Фактически это военный союз данных государств, и явно, не против Панамы или Уругвая. Так что, в случае объявления Россией войны Турции боевые действия будут вестись в Дагестане и других странах Северного Кавказа, который Москва считает даже не сферой своих интересов, а исконной вотчиной Рюриковичей или Романовых.

Если вдобавок 31 октября «Грузинская мечта» потерпит поражение на выборах и на два года премьером станет Саакашвили, то Кремлю придётся объявлять траур по всей своей политике на Кавказе. Глава Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин всю минувшую неделю сигнализировал Додону, Лукашенко и Иванишвили: «Виктория Нуланд уже купила печенье». Больше всех волновался Додон. Он встал в позицию буревестника и кричал о том, что в Молдове опять будет революция, но он этого не допустит. Иванишвили третью неделю более деликатно внушает грузинам, что у него всегда было 63% и на это раз тоже будет 63%, но оппозиция своими разговорами о грядущих фальсификациях начала добиваться того, что он стал соглашаться и на 58%, и даже на 52%. Лишь один Лукашенко не шумел в эфире, а вёл с Помпео задушевную беседу по телефону. В официальном пресс-релизе о ней было сказано, что Лукашенко заверил Помпео в том, что Беларусь и Россия – это братья на век. Разумеется, Помпео позвонил в Минск именно для того, чтобы услышать это от Лукашенко и успокоить Москву, которая сильно напряглась от ультиматума оппозиции и Тихановской.

Москва всегда и с удовольствием вела военные действия на чужих территориях, но теперь они будут идти на тех, которые она считает своими. Это очень снижает уровень удовольствия для Кремля и заставляет его осторожничать с Турцией вообще и в вопросе войны за Карабах, в частности. Одно неверное движение, и прощай, брат Асад. Ладно, Асад и Карабах, но могут отпасть исконные вотчины и народу Москвы придётся что-то объяснять по этому поводу и почему так неудачно воюем с Турцией.

Поэтому на официальном уровне приходится клясться в верности российско-турецкой дружбе, а на неофициальном уровне рассказывать о том, какой диктатор и автократ этот Эрдоган, и мечтает он лишь о ещё большей власти и восстановлении Османской империи. Москва такую неофициальную информационную войну против Турции не прекращала и после заключения в 2016 г. дружбы с Эрдоганом. Но пока российские политологи и учёные внушали, что Турция – это такая же автократия, как и Россия, вопреки тому, что в турецком парламенте есть реальная, а не «системная» оппозиция, и она выигрывает местные выборы, это было одно. Однако сейчас в информпространстве России появились специальные каналы, которые только тем и заняты, что «мочат» Турцию и Эрдогана.

Такая активизация если не признак подготовки к настоящей войне, то элемент серьёзного бряцания оружием. В данном случае есть и третья составляющая, – подготовка к снятию бренда «Путин». Для кремлёвских «старцев» очень важно войти в острую фазу конфликта с Турцией после завершения такого ребрендинга или, по крайней мере, во время него. Тогда можно будет, во-первых, стать в позицию Пашиняна 2018 года, когда он говорил Алиеву, дай мне время разобраться с бандой Саргсяна, а потом мы с тобой всё порешаем по Карабаху. Во-вторых, можно будет кричать в ООН и везде: «Спасите, у нас революционные перемены, РФ больше не автократия, но на нас лезет с ятаганом султан Эрдоган. Остановите его».

Имидж, который Путин сделал России, вести такие разговоры не позволяет. Весь мир ждёт конца России, и в Кремле это знают. Поэтому Путин в виртуальном Валдае и зачитал с листа бумаги: «хочу сказать тем, кто еще ждет постепенного затухания России: нас в этом случае беспокоит только одно – как бы не простудиться на ваших похоронах». То, каким унылым и серым тоном он это читал, показывает, Путин знает, что он уже простудился и осталось ему недолго. Зато Эрдоган может попасть в пантеон настоящих российских революционеров, освободивших её народы, притом, что он вряд ли помышлял об этом. Турция становится тем локомотивом, который подталкивает Россию к прогрессу и переменам.

Сергей Климовский

Поделиться:
Загрузка...