Началась первая фаза объединения церквей и формализации автокефалии

200

Мало кто обратил внимание на вчерашнее заявление предстоятеля УПЦ Филарета, которое стало мощным сигналом для всех, кто наблюдает за процессом восстановления Украиной автокефалии.

Он заявил о том, что УПЦ готова принять в свое лоно всех священников, которые до решения, озвученного в резиденции Вселенского Патриарха, находились в подчинении московской церкви на территории Украины. Нам удалось обнаружить всего пару комментариев под этим сообщением, и оба – негативного характера.

В самом деле, отвращение от этой богадельни уже настолько огромно, что многие купили бы этим попам билет до Москвы и чемодан для шмоток, а у кого позволяет здоровье – гнали бы этим чемоданом гундяевскиую рвань аж до самого вокзала. Но следует посмотреть на ситуацию несколько под иным углом.

Как заявил Вселенский Патриарх, восстановление автокефалии для Украины преследует две цели. Первая – установление исторической и канонической справедливости, поскольку Константинополь даровал автономию Украинской церкви, но ничего не знает о том, какое основание имеет московская автономия. По сути, формализация автокефалии Украины тянет за собой второй вопрос, о каноническом родстве церкви московской. Тут имеются два варианта: либо вернуться к историческим корням и московская церковь должна подчиниться Киеву, либо формализовать свои канонические связи с Константинополем.

Между прочим, заявление МП о приостановлении связей с Константинополем являет собой какой-то извращенный вариант оксюморона. Ведь только что стал очевидным вопрос о том, что московская церковь – самозванцы и никто им не делегировал тот статус, которым они сейчас так хамски бравируют. То есть, уже установлено, что у Москвы никогда не было никакой связи с Константинополем напрямую, а связь через Киев Москва уничтожила самостоятельно.

На сегодня нет никаких связей Москвы с Константинополем просто потому, что их никогда не было, а раз так, то и рвать нечего. В общем, ситуация для Москвы сейчас напоминает масло масляное. По большому счету, Гундяев должен бы проситься принять московскую церковь под сень материнской церкви Константинополя, чтобы формализовать свою связь с источником православного христианства.

Еще раз, Украина восстанавливает свою автокефалию или просто подтверждает то, что было, а Москве надо начинать все с нуля, ибо сейчас вещи названы своими именами и по хорошему – московский патриархат уже не церковь, а черте что. Если проситься под крыло Константинополя, то надо автоматически признавать то, что несколько веков подряд московские попы были аферистами, а все их канонизации святых, анафемы и прочее – не имеют смысла в принципе.

Все это потому, что христианство – очень структурированная и иерархированная религия, и любой шаг влево или вправо ведет к утере каноничности. Поэтому важно не только содержание, но и форма. В данном случае, мы не станем рассуждать о содержании, а вот форма у московской патриархии просто исчезла. Понятно, что они не могут это сказать людям, которые их кормят и пробивают лбами полы в церкви.

В самом деле, не могут же они сказать людям, собравшимся на представление оперы Аида, что сейчас ее исполнит Вася из соседнего двора, под свое же музицирование на гитаре. Очевидно, что ни в первом, ни во втором случае публика не поймет подобного разворота событий.

Все это стало понятно не только церковному руководству Вселенского Патриархата, который единогласно проголосовал за автокефалию Украины, и даже не сторонним наблюдателям, а тем самым священникам МП, к которым и обратился Филарет. С формальной точки зрения, решение Вселенского Патриархата освободило их от всех обязательств, которые те имели перед московским патриархатом. Но это не значит, что теперь они предоставлены сами себе.

Именно с целью решить вопрос подчиненности, в Украину прибыли экзархи, назначенные Вселенским Патриархом и синодом. Они имеют полномочия прямо регулировать вопросы, связанные с переподчинением и освобождением священников от обязательств взятых ими на себя перед московским патриархатом.

Поскольку автокефалия направленна исключительно на объединение православных церквей на территории Украины, то изначальный посыл должен быть именно объединительного характера. Не думаю, что Филарету так уже хотелось озвучивать подобное обращение, поскольку он-то уж точно представляет, с кем имеет дело. Но в этом случае, именно его предпочтения и соображения – не имеют значения, ибо в этом вопросе Вселенский Патриархат перебрал на себя всю полноту власти и ответственности, а потому – действует так, как велят каноны и полуторатысячелетний опыт.

Думаю, что оглашение текста подобного заявления было одним из условий, поставленным Константинополем и Филарет обязан подчиниться и полностью выполнять все предписания Вселенского Патриарха. Скорее всего, экзархи привезли письмо от Патриарха не только президенту, но и Филарету.

Выдубицкий монастырь. 1070 год.

То есть, заявление предстоятеля УПЦ как раз и говорит о том, что прямо у нас на глазах началась первая фаза объединения церквей и формализации автокефалии. Далее экзархи будут общаться со священниками, состоявшими в МП, для того, чтобы те усвоили выбор, который стоит перед ними. Выбор этот довольно прост и состоит из трех пунктов.

Первый – выехать в РФ и не иметь себе проблем с Украиной. Второй – упереться рогом и не признавать ни власти экзархов, ни власти Вселенского патриархата. В этом случае, скорее всего, будет очень жесткое решение, как в отношении лично их, так и в отношении московского патриархата. Все может закончиться тем, что вся эта публика будет объявлена вне православного христианства, и если в РФ с этим как-то справятся, поскольку там церковь является продолжением ФСБ, и все как-то разрулится, то в Украине эти господа утратят все преференции, которые им давал статус духовного лица, а «УПЦ МП» просто закончит свое юридическое существование, со всеми юридическими и материальными последствиями. Собственно говоря, назначение экзархов так взбесило гундяеевцев именно по причине их цели и полномочий. То есть, экзархи стали именно тем инструментом, который разрежет московские путы и сошьет православие в Украине в том виде, в котором оно и должно было пребывать все эти триста-четыреста лет.

До этого момента в Москве все никак не могли поверить в то, что решение об автокефалии может быть принято в принципе, а оказалось, что принято оно единогласно. Но даже после этого, гундяевцы надеялись на то, что принятие решения, пусть и такого неприятного, еще не значит его воплощения прямо сейчас. Высказывались мнения о том, что все может растянуться на годы, если не на десятилетия, а там – либо ишак помрет, либо падишах.

Однако, назначение экзархов показало, что никто не собирается терять темпа и все будет происходить стремительно. По логике вещей, экзархи должны были убедиться в своей полной поддержке как украинских властей, так и руководства УПЦ, причем, УПЦ должна была продемонстрировать свое полную готовность принимать все, даже неприятные меры, предписанные Константинополем.

Так что заявление Филарета (третий пункт) показало, что все идет быстро и по плану. Сейчас, когда пишутся эти строки, экзархи уже должны начать общение с теми священниками, которые еще остаются под МП. Результаты этого общения и всей работы, скорее всего, будут оглашены в день объявления о восстановлении автокефалии.

Тогда станет понятно, сколько священников и церквей перешли к УПЦ и вернулись в лоно материнской церкви, а кто решил поиграться в политику. Думаю, что тогда же будет дана оценка и их действиям, и будет озвучен их новый статус, поскольку они не подчинились прямым указаниям Вселенского Патриарха и синода.

И отдельной обязанностью, которая возложена на экзархов, является расследование обстоятельств и оснований наложение московской церковью анафем, в пределах УПЦ. Напомним, на сей день имеются две знаменитые анафемы. Первая была применена к самому предстоятелю УПЦ Филарету.

Она была наложена Гундяевым, еще при своем предшественнике и сделано было именно за то, что Филарет попытался вернуть УПЦ автокефалию. Теперь, когда стремления УПЦ уже официально признаны законными, и принято решение о ее (автокефалии) воплощении в жизнь, анафема должна быть снята просто в автоматическом режиме, поскольку оснований для нее не было ни в момент наложения, ни сейчас. А кроме того, сейчас поставлено под вопрос право московской церкви баловаться как анафемами, так и присвоениями почетных званий «святой», «старший святой» и «святой – инструктор».

Вторая анафема касается Ивана Мазепы, которая была наложена по распоряжению Петра первого государственным органом царства Московского – церковным синодом. Напомним, Иван Мазепа стал первым крупным меценатом, который целенаправленно стал восстанавливать православные храмы и лавры, пришедшие в упадок после походов родоначальника московской государственности и покровителя московских же попов – товарища Батыя.

Между прочим, Киево-Печерская лавра, в которой сейчас засели московские дельцы от церкви, впервые была поднята из руин именно трудами и деньгами Ивана Мазепы. Это же касается и других храмов Киева, Чернигова и не только их. Это было сделано во времена наибольшего запустения и разрухи, так что этот труд Мазепы должен бы стать основанием для его канонизации, но он получил анафему от карманных попов Петра за то, что не захотел прогнуться под него и не положить под него Украину.

Именно по этой анафеме экзархи уже высказались, и по сути признали ее никчемной или ничтожной, не имеющей последствий со времен оглашения. Это были только слова, но к окончанию процесса восстановления автокефалии эти вопросы должны найти свое формальное решение.

Судя по тому, что мы уже услышали обращение Филарета о готовности принять священников МП в лоно УПЦ, ждать осталось недолго.

Аnti-Сolorados

Поделиться:
Загрузка...