Доктор Джим Грин о поиске жизни за пределами Земли

109
Телефонный пресс-брифинг c Главным научным сотрудником НАСА доктором Джимом Грином

Модератор: Приветствуем всех из Американо-европейского медиацентра в Брюсселе. Хочу поприветствовать участников нашего брифинга, связавшихся с нами по телефону со всей Европы, Азии и Ближнего Востока, и поблагодарить всех вас за участие в этой дискуссии.

Мы очень рады, что сегодня к нам присоединился из Вены доктор Джим Грин, Главный научный сотрудник Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). Доктор Грин расскажет о поиске жизни за пределами Земли в Солнечной системе, а также о кампании НАСА по освоению космоса и роли США в симпозиуме “ЮНИСПЕЙС+50”, проходящем в Вене с 18 по 21 июня.

Мы благодарим доктора Грина за то, что он нашёл время для беседы с нами сегодня.

Начнём сегодняшний брифинг со вступительного слова д-ра Грина, а затем перейдём к вашим вопросам. Мы постараемся выслушать максимальное количество вопросов в отведённое нам время, которое составляет примерно 30 минут. Напомним, что сегодняшний брифинг проходит в режиме “для печати”.

На этом я передаю слово д-ру Грину.

Доктор Грин: Большое спасибо.

Вначале я бы хотел предоставить всем участником брифинга краткую справочную информацию о том, чем занимается НАСА, в основном, в течение последних 10 лет.

Мы начали применять подход, в рамках которого мы ищем жизнь за пределами Земли. Мы действительно пытаемся ответить на вопрос, который, на наш взгляд, является одним из наиболее фундаментальных для всего человечества, а именно: одни ли мы во Вселенной?

Концепция такова: если мы сможем найти жизнь в других регионах Вселенной, на других планетах или их спутниках или даже на планетах, обращающихся вокруг других звёзд, тогда жизнь должна существовать повсюду в Солнечной системе.

Должен сразу сказать, что мы ещё не нашли жизнь за пределами Земли, но мы добиваемся огромного прогресса в попытках понять, где нам следует искать её, каковы признаки жизни, которые нам следует искать, и что именно мы узнаём.

Около 15 лет назад мы попросили наших астробиологов дать определение жизни. Причина, по которой мы сделали это, такова: мы хотели создать приборы, запускаемые на космических аппаратах, для выполнения тех измерений, которые могли бы дать нам определённый ответ о жизни.

Полученный нами от астробиологов ответ на этот вопрос на самом деле несколько разочаровал нас. По их мнению, определение жизни таково: во-первых, живые организмы осуществляют процесс обмена веществ; во-вторых, они размножаются; и, в-третьих, они эволюционируют. Это разочаровало нас потому, что мы на самом деле не в состоянии построить прибор, производящий эти три измерения, которые являются атрибутами жизни, по определению наших астробиологов.

Поэтому мы внимательно рассмотрели первый аспект этого определения, который заключается в том, что жизнь предполагает обмен веществ. Это означает, что организм потребляет воду, в которой могут растворяться вещества, а также материал, из которого организм извлекает энергию. А затем вода используется для вывода из организма отходов. Таким образом, вода является ключевым элементом этого определения жизни.

Поэтому примерно 10 лет назад мы начали процесс под названием “Следуй за водой”. Если мы найдём места в нашей Солнечной системе, в которых существует вода в жидкой форме или существовала в жидкой форме в прошлом, возможно, мы выясним, что жизнь существует там сегодня или, возможно, подверглась эволюции и существовала в прошлом.

И я участвую в этом брифинге для того, чтобы рассказать вам о том, что мы выяснили. За последние 10 лет мы провели огромное количество измерений и в действительности завершили программу, в рамках которой, я бы сказал, мы очень внимательно рассмотрели все основные объекты в нашей Солнечной системе. С завершением облёта Плутона космическим аппаратом New Horizons мы рассмотрели все основные планеты, несколько карликовых планет и многие спутники, обращающиеся вокруг планет-гигантов.

На основании данных, собранных в результате этих исследований, мы можем составлять модели того, что происходило с этими небесными телами в течение долгого времени. Оказалось, что это чрезвычайно важно.

Венера, в ее нынешнем известном нам виде, является непригодной для жизни. Температура на ее поверхности достаточно высока для того, чтобы расплавить свинец. Ее атмосферное давление огромно. Подобно тому, как вы погружаетесь в глубины океана, вам необходимы огромные объекты инфраструктуры для противодействия сокрушительному давлению атмосферы Венеры.

С другой стороны, Марс является гораздо более засушливой, почти пустынной планетой с очень разряжённой атмосферой.

Но в таком виде они существуют сегодня. В результате наблюдений мы пришли к выводу, что и Венера, и Марс, и Земля в прошлом были голубыми планетами. Это были миры океанов. В прошлом Марс и Венера были очень похожи на Землю.

Теперь нам представляется, что Венера была, возможно, нашей первой пригодной для жизни планетой в Солнечной системе со значительным количеством воды на ее поверхности. И в течение примерно последних 800 миллионов лет она претерпела огромный безудержный парниковый эффект, в результате которого планета приобрела нынешний вид. Могла ли жизнь существовать на Венере в прошлом? Конечно, представляется, что она обладает всеми необходимыми атрибутами с точки зрения как размера планеты, так и имеющихся на ней материалов, а также океанов, которые, как мы считаем, существовали на Венере. Но в настоящий момент она в результате преобразований выглядит совсем по-другому.

Точно так же на Марсе были покрыты водой две трети его северного полушария. Более того, в некоторых местах глубина океана превышала милю. На Марсе в самом деле в течение значительного периода времени существовали климатические системы – дождь, облака, ледяные шапки и огромные океаны. Но планета претерпела быстрые климатические изменения на раннем этапе ее истории. Это была голубая планета в течение, возможно, целых 800 миллионов лет – достаточно долго для того, чтобы на Марсе также зародилась жизнь.

Теперь мы начинаем осознавать, что то, что произошло на Венере, может случиться на Земле. То, что случилось на Марсе, может произойти на Земле. И мы должны хорошо изучить эти планеты для выяснения того, могла ли на них существовать жизнь в прошлом или, возможно, существует даже сегодня.

Мы также выясняем, что еще одна удивительная часть нашей солнечной системы также могла иметь пригодные для жизни миры, и она находится за пределами орбиты Марса. Эти гигантские планеты имеют спутники, и в течение долгого времени мы считали, что эти спутники больше напоминают ледяные тела, замороженные, если хотите, а мы не думаем, что без воды в жидком виде может возникать или поддерживаться жизнь. Но теперь мы обнаруживаем, что многие из этих спутников на самом деле являются океанскими мирами с ледяной коркой. Теперь мы считаем, что океан под ледяной коркой спутника Юпитера Европы, вероятно, содержит в два раза больше воды по объему, чем в настоящее время имеется на Земле, и при этом этот спутник Юпитера примерно равен по размеру нашей Луне, обращающейся вокруг Земли.

Продвигаясь ещё дальше в Солнечной системе, мы выясняем, что многие из спутников Сатурна также являются ледяными мирами, или океанскими мирами, как мы назвали бы их сегодня, потому что под их ледяными корками, как мы считаем, имеется значительное количество океанов и воды.

Например, мы видим, что вода присутствует на Энцеладе, благодаря трещинам, через которые вода вырывается на поверхность спутника в любое время суток и на протяжении всей орбиты. Эта вода на самом деле создаёт совершенно новое кольцо вокруг Сатурна под названием Кольцо E, состоящее из ледяных частиц.

Очень интересен и другой спутник Сатурна – Титан. По размеру Титан немного больше, чем планета Меркурий. Он имеет свою собственную атмосферу, которая в основном состоит из азота, и это единственное тело в Солнечной системе, кроме Земли, с жидкостью на ее поверхности. Но эта жидкость – не вода, а метан. Более того, некоторые из этих метановых озер больше, чем наше Черное море.

На Титане есть то, что мы назвали бы гидрологическим циклом, за исключением того, что речь идёт не о воде, а о метане. Океаны испаряются, этот пар переносится, и в настоящее время идет дождь в южном полушарии Титана – метановый дождь, создающий новые моря, насколько нам известно сегодня.

Одна из причин, по которой Титан крайне важен для изучения с точки зрения поиска жизни, заключается в том, что в процессе обмена веществ может участвовать не только вода, но и жидкий метан.

Так что это очень интересные места, о которых мы очень многое узнали. Мы планируем будущие миссии на Марс. Мы думаем о возможности направить космический аппарат на Венеру для выяснения того, поддерживает ли эта планета сегодня жизнь. Мы планируем миссии на Европу. Мы планируем миссии, мы думаем о возвращении к Титану и системе Сатурна. И по всем этим направлениям достигается огромный прогресс по мере продвижения вперёд.

В дополнение к этому, люди играют определенную роль в изучении Солнечной системы. В настоящий момент мы реализуем концепцию перехода от низкой околоземной орбиты к тому, что мы называем окололунным пространством. Это область вокруг Луны, где мы могли бы вести исследования, учиться жить и работать на поверхности планеты, и этой первой поверхностью будет поверхность Луны. И это будет сделано, прежде чем мы, в конечном итоге, отправимся на Марс.

Всё это действительно является захватывающим периодом для нашей космической программы. Мы работаем очень упорно, продолжая добиваться огромного прогресса. Мы получаем огромную поддержку со стороны американского народа, администрации и Конгресса по мере продвижения вперед.

Теперь я буду рад ответить на несколько вопросов.

Модератор: Большое спасибо за это выступление. Теперь мы начинаем ту часть сегодняшнего разговора, которая посвящена вопросам и ответам.

Первый вопрос задаст Мохамед Атай, звонящий из Египта.

Вопрос: Я Мохамед Атай из газеты Baladna El-Youm. Нашли ли вы какие-либо признаки жизни на Марсе после обнаружения на планете органических материалов?

Доктор Грин: Замечательный вопрос. Спасибо.

Последний набор наблюдений, сделанных марсоходом Curiosity, чрезвычайно интересен. Curiosity обнаружил на планете сложные молекулы углерода. Во многих отношениях эти молекулы могли быть созданы жизнью. Они могли на самом деле быть созданы и естественным путем. Мы не знаем, но продолжаем это исследование.

Эти измерения также сопровождались проводимыми Curiosity измерениями метана, который утекает через поверхность планеты. Это чрезвычайно интересно, потому что 95 процентов всего метана здесь, на Земле, создано биологией, жизнью. От микробов и термитов до коров и людей. Таким образом, хотя метан может быть сгенерирован абиотически, другими словами, не жизнью, соблазнительным является предположение о том, что под поверхностью Марса может быть жизнь.

Когда мы изучаем огромное количество биомассы на Земле в связи с этой темой, мы обнаруживаем следующее: наши астробиологи углубляются в Землю и отправляются в далекие места, которые являются очень экстремальными здесь, на Земле, в плане температуры и сухости, и везде они находят воду, они находят жизнь. Более того, согласно текущей оценке, больше биомассы находится у нас под ногами, чем на поверхности Земли, включая растения. Это говорит нам о том, что, когда возникают экстремальные условия, жизнь уходит в камни. Поэтому на Марсе сегодня действительно может быть жизнь, но ниже поверхности.

Модератор: Спасибо.

Далее я зачитаю вопрос, который заранее представил Ненад Ярич-Дауэнхауэр, научный редактор хорватского журнала Index. Данные опроса, проведенного Исследовательским центром Pew, показывают, что подавляющее большинство американцев ценят важность освоения космоса. НАСА имеет обширный портфель различных миссий, но при сравнении девяти из них большинство американцев говорят, что они больше всего заинтересованы в миссиях ближе к Земле и говорят, что главным приоритетом должен быть мониторинг климатической системы и мониторинг астероидов и других объектов, сближающихся с Землей с угрозой возможного столкновения.

Уменьшается ли в Соединенных Штатах интерес к глубокому космосу и инопланетянам? Вы бы не могли прокомментировать?

Доктор Грин: Я уже очень кратко коснулся этой темы, и это очень важный опрос; Исследовательский центр Pew очень хорошо делает выводы из своих исследований. Мы выясняем, что изучение планет и их обитаемости имеет важное значение для Земли. Оно также важно для эволюции Земли, как и для эволюции нашего климата.

Как я уже говорил, всего около 700 миллионов лет назад на Венере начался безудержный парниковый эффект, и теперь она совершенно непригодна для проживания. Поэтому мы хотим понять, что стало причиной этого. Какие элементы на Венере позволили этому произойти?

То, что происходит на Марсе, также актуально. В настоящее время Марс не имеет магнитного поля, и солнечный ветер понемногу лишает его атмосферы. На самом деле, большинство испарившихся океанов на Марсе в конце концов попадает в атмосферу и в солнечный ветер, так как испаряющиеся газы уносятся, чтобы никогда не вернуться. Мы считаем, что это в первую очередь связано с тем, что Марс потерял свои магнитные поля и потерял свою защиту.

Мы изучаем Землю и знаем, что климат меняется. Как планетолог, я могу вам сказать, что климат на Земле постоянно меняется, и мы думаем, что главное – это не сам факт изменения, а скорость изменения климата, и какие факторы способствуют этим переменам.

Когда мы изучаем магнитное поле Земли, мы видим тенденции поля к началу процесса инверсии. Мы знаем, что в прошлом магнитное поле Земли уже много раз меняло направление. Мы точно не знаем, как и почему это происходит. Мы знаем, что, когда происходит инверсия, магнитное поле Земли практически обнуляется из-за того что, как мы считаем, течения глубоко внутри ядра перекатываются над полюсами и начинают двигаться в противоположном направлении, создавая новое поле.

Так что наступит время, когда магнитное поле Земли рассеется и будет похоже на магнитное поле Марса, и поэтому мы также будем подвержены воздействию солнечного ветра, уносящего атмосферу.

Поэтому то, что мы узнаём на Марсе, важно для Земли, и то, что мы узнаём на Венере, также важно для Земли. Они дают нам новые и важные точки зрения, и мы должны продолжать исследования. На мой взгляд, это очень хорошо согласуется с желанием общественности иметь возможность изучать Землю и ее изменения.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Петер Морвай из венгерского журнала Hetek.

Вопрос: Доброе утро, доктор Грин. Мой вопрос касается еще одного захватывающего аспекта нашей Солнечной системы. Согласно недавнему докладу Goldman Sachs, частные компании с нетерпением ждут возможности вступить в новую, астероидную золотую лихорадку. Что НАСА об этом думает? Планируете ли вы вступить в эту гонку? Целесообразно ли это с финансовой точки зрения, и возможно ли в юридическом плане? Спасибо.

Доктор Грин: Давайте я попробую перефразировать ваш вопрос. В Соединенных Штатах есть много разных компаний, которые начинают заниматься коммерческой деятельностью в космосе, и ваш вопрос о том, как НАСА взаимодействует с ними?

Вопрос: Да, именно.

Доктор Грин: Ясно. Мы очень рады тому, что компании в Соединенных Штатах начинают заниматься преодолением вызовов, связанных с выходом за пределы нашей планеты, с потенциальными выгодами, и развивают возможности, которые могут быть использованы многими различными путями, что позволяет нам в действительности закупать эти услуги и, следовательно, расходовать дополнительные средства, которыми мы располагаем, вместо обслуживания нашей собственной инфраструктуры, при этом исследуя другие области. Речь идёт о полетах на Луну, а затем на Марс.

Так что это действительно захватывающее время, когда коммерческие организации выходят в космос, и мы работаем с ними, я думаю, очень хорошо. Я просто приведу один пример – SpaceX. Компания SpaceX весьма заинтересована в продолжении исследования Солнечной системы, поддержке доставки материалов и, в конечном итоге, людей на космические станции, но также и в полётах на Марс. Мы ведем с ними переговоры, и у нас есть соглашения в рамках Закона об освоении космического пространства, которые являются верным путём сотрудничества.

Так что, опять же, это действительно захватывающее время, и НАСА планирует в полной мере пользоваться услугами этих компаний.

Модератор: Большое спасибо.

Наш следующий вопрос заранее представлен Санджаром Хамидовым из Русской службы “Голоса Америки”. Какова ваша оценка сделанного в понедельник объявления Президента Трампа о создании Пентагоном Космических сил в качестве шестого рода войск для получения господства в космосе?

Доктор Грин: Являясь гражданским космическим агентством, НАСА всегда взаимодействовала с нашим Министерством обороны, и это взаимодействие будет продолжаться независимо от организационной структуры, которую выберет Министерство обороны.

Так что я думаю, что, с этой точки зрения, НАСА будет продолжать работать в этой сфере и предоставлять информацию и услуги, которые могут потребоваться Министерству обороны.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Гвидо Лафранки из журнала Diplomat.

Вопрос: Доктор Грин, большое спасибо за вашу информацию.

Мой вопрос касается бюджета НАСА. Доля бюджета агентства в общем федеральном бюджете США очень низка. В последние несколько лет она достигла исторического минимума, составляя лишь 0,5 процента от федерального бюджета, что гораздо ниже высоких показателей прошлого.

Если вы надеетесь изменить эту тенденцию, как вы планируете убедить политиков и американцев в целом инвестировать больше в космические науки? Спасибо.

Доктор Грин: Я полагаю, что вы указываете на то, как изменился бюджет НАСА по сравнению с тем, какие средства страна инвестировала в НАСА в 1960-х годах, когда прилагались огромные усилия для полётов на Луну.

Конечно, вы должны признать, что в 1960-х годах НАСА, как начинающее агентство, не имело ни возможностей, ни объектов, и на самом деле только начинало разрабатывать необходимую ракетную технику. Поэтому Соединенные Штаты вкладывали значительные средства для получения этих технологий.

С тех пор мы обзавелись инфраструктурой, которую теперь использует НАСА. Следовательно, ее бюджет с точки зрения доли в ВВП снизился с 1960-х годов. Но на самом деле, администрация всячески поддерживает деятельность НАСА и предлагает Конгрессу бюджет примерно в размере $20 млрд – что является самым высоким бюджетом более чем за десять лет деятельности НАСА. Конгресс в течение последних нескольких лет не только не уменьшал, но даже увеличивал финансирование.

Так что я думаю, что, с точки зрения НАСА, мы действительно получаем очень хорошее финансирование. Мы делаем важнейшие открытия. Мы используем первоначальные инвестиции, которые страна произвела в космическую программу. И я думаю, что нас ждет очень яркое будущее.

Модератор: Спасибо.

Наш следующий вопрос задаст Марлоу Худ из AFP.

Вопрос: Здравствуйте, доктор Грин. Большое вам спасибо за готовность ответить на эти вопросы.

Когда вы говорили о безудержном изменении климата, вы отметили, что мы теперь понимаем, что то, что произошло на Венере и Марсе, может произойти на Земле. НАСА всегда была на переднем крае космических исследований антропогенного изменения климата. Не могли бы вы нам сказать, по-прежнему ли остаётся эта работа столь же приоритетной сегодня, как и в прошлом?

И очень узкий вопрос о том, что вы упомянули о сложных молекулах углерода, которые обнаружены марсоходом Curiosity. Возможно ли, что в этих молекулах углерода может быть какой-то характерный признак, который позволил бы вам точно определить, произошли ли они от жизни или естественным путем?

Доктор Грин: Позвольте мне вначале ответить на ваш первый вопрос. Действительно, состояние Программы НАСА по изучению Земли отличное, и мы будем продолжать вести мониторинг и проводить исключительно важные наблюдения за Землей, климатом Земли и ее океанами и гидрологическим циклом и многими другими аспектами Земли, столь важными для изучения, и предоставлять эту информацию нашим политикам, которые будут решать, что делать дальше с этой информацией.

Что касается второй части вашего вопроса, сложные органические молекулы, найденные марсоходом Curiosity, действительно помогают поддерживать следующий крупный шаг, который планирует НАСА. Для того, чтобы мы смогли определить, действительно ли жизнь создала эти молекулы, их необходимо доставить в лабораторию здесь, на Земле.

Поэтому НАСА разрабатывает миссию, которую мы в настоящее время называем “Марс-2020”. Разрабатывается марсоход, который будет сверлить горную породу и создавать серию образцов, которые к концу следующего десятилетия мы планируем вернуть на Землю, и изучать их здесь. С учетом того, что созданные нами лаборатории и возможности, которыми мы обладаем сегодня, значительно превосходят то, что мы можем установить на марсоходе, доставка образцов на Землю является лучшим путём определения того, была ли на Марсе жизнь в прошлом и, возможно, существует сегодня.

Модератор: Спасибо. Мы обратимся к вопросу, который заранее представил Симоне Валезини из итальянского журнала Galileo Gironale di Scienza. Он спрашивает: помимо наиболее перспективных целей, таких как Европа и Марс, есть ли в нашей Солнечной системе другие планеты или астероиды, которые могут скрывать внеземные формы жизни? Есть ли у вас планы по освоению этих объектов?

Доктор Грин: Отличный вопрос. Есть много мест, в которых мы не были, и которые невероятно привлекают нас. Что касается гигантских планет Урана и Нептуна, уже в течение очень долгого времени у нас не было в тех районах орбитальных средств, которые позволили бы нам изучать эти планеты, но мы считаем, что, возможно, там есть океаны.

Например, мы считаем, что Тритон, огромный спутник Нептуна, который на самом деле больше Плутона, – это захваченный объект пояса Койпера, во многих отношениях, так же, как Плутон, и под его ледяной коркой может быть океан. И мы думаем, что то же самое можно сказать о Плутоне.

Так что, действительно, чем больше мы изучаем внешнюю часть нашей Солнечной системы, тем больше мы понимаем, что вода в жидкой форме может быть составной частью многих из этих спутников и, следовательно, может иметь возможности для создания условий для жизни.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Андраш Тот из венгерского издания 444.

Вопрос: Спасибо.

Доктор Грин, как улучшит предстоящая миссия НАСА Europa Clipper наше понимание спутника Юпитера Европы, и как определить, есть ли на нем жизнь? Спасибо.

Доктор Грин: Clipper строится в настоящее время. На этом космическом аппарате устанавливается множество приборов, гораздо более сложных и мощных, чем те, что были установлены на борту Cassini. Мы планируем активно использовать проникающий в лёд радар для измерения толщины этой ледяной корки за несколько пролётов, в то время как космический аппарат будет совершать орбитальные витки вокруг Юпитера, а затем сблизится с его спутником Европой.

Мы считаем, что ледяная корка будет очень тонкой в некоторых местах. Возможно, она будет настолько тонкой, что в ней будут трещины, через которые будут извергаться гейзеры. Оказывается, недавние наблюдения телескопа Hubble указывают на то, что Европа, огромный спутник размером с нашу Луну, действительно имеет гейзеры, через которые выливается вода, плескающаяся на поверхности и меняющая поверхность спутника.

В дополнение к этому, в то время как открываются трещины, они также приводят к тому, что одни ледяные листы проталкиваются под другие ледяные листы. Это аналогично тому, что происходит при сдвиге тектонических плит здесь, на Земле. Это приводит к циркуляции материалов, столь необходимых для жизни, создавая условия для роста, предоставляя пищу и другие элементы.

Таким образом, мы планируем найти струи воды, пролететь над струями, искать места для посадки спускаемых аппаратов и, в конечном итоге направить космический аппарат в трещину и попасть в океан Европы.

Модератор: Спасибо.

Следующий вопрос задаст Инсаф Басиров из медиагруппы “Россия сегодня”.

Вопрос: Доброе утро, мистер Грин. У меня два вопроса, но я не уверен, верный ли вы человек для ответа на них. Но в любом случае, есть проект “Лунная орбитальная платформа-шлюз”, который, согласно планам, будет областью сотрудничества России и США. Вопрос такой: на какой стадии сейчас находится этот проект, и планируете ли вы пригласить российских ученых для работы над этим проектом? И в каких областях? В чём будет состоять их работа?

И второй вопрос: планирует ли НАСА пригласить российских космонавтов в качестве первых летчиков-испытателей космического корабля Orion после завершения этого проекта?

Доктор Грин: Спасибо за ваши вопросы. Действительно, “Лунная орбитальная платформа-шлюз” является одним из важнейших элементов программы пилотируемых полетов НАСА, которая позволит нам жить и работать в космосе, не будучи привязанными к низкой околоземной орбите.

Данный конкретный проект предполагает использование совершенных двигателей, которые позволят осуществлять многие виды деятельности на поверхности Луны, которыми будут удалённо управлять астронавты на борту “Платформы-шлюза”. Это позволит нам отрабатывать то, что мы будем делать на Марсе.

В настоящее время “Платформа-шлюз” обсуждается во многих отношениях на международном уровне. Многие страны проявляют интерес к участию в проекте, в его разных частях и аспектах. Еще не было сделано объявлений относительно того, что будут делать те или иные агентства, но я думаю, что в течение следующего года вы получите ответы на многие задаваемые вами вопросы.

Модератор: Теперь мы зачитаем вопрос, представленный заранее Иоанной Илиади из Armyvoice в Греции.

Вопрос: Какова текущая рамочная база сотрудничества с Европейским космическим агентством (ЕКА) по транспондерам космической информации через спутники?

Доктор Грин: Позвольте мне упомянуть, что ЕКА и НАСА имеют очень длительную историю сотрудничества в области радиосвязи. Например, это сотрудничество позволяет использовать антенны ЕКА для отслеживания спутников НАСА, и антенны НАСА здесь, на Земле, – для отслеживания спутников EКA. Таким образом, это взаимовыгодное сотрудничество уже продолжается несколько десятилетий. Это замечательный способ совместного использования возможностей и объектов. И мы действительно высоко ценим способность ЕКА работать с нами таким образом.

Главное то, что подобное сотрудничество действительно повышает эффективность наших обеих космических программ. Более того, эти возможности, которые мы создавали вместе, позволяют одному агентству помогать другому агентству во время чрезвычайных ситуаций с космическими аппаратами.

На мой взгляд, подобное международное сотрудничество, безусловно, будет продолжаться, и можно привести очень много примеров взаимодействия, демонстрирующих, насколько высоко мы действительно ценим такой подход. Так что я думаю, что это будет продолжаться.

Модератор: Спасибо. К сожалению, это был последний вопрос, на который у нас хватило времени.

Доктор Грин, вы хотели бы сказать что-нибудь в заключение?

Доктор Грин: Я очень признателен за возможность рассказать вам о некоторых наших новых и интересных открытиях. Эти открытия не появятся в учебниках, возможно, еще в течение многих лет, но в тоже время мы добиваемся огромного и быстрого прогресса, и это действительно прекрасная возможность для меня повысить осведомленность о том, чем мы занимаемся, и позволить вам задать мне вопросы, для уточнения подробностей.

Так что большое вам спасибо за ваше время.

Модератор: И я хочу поблагодарить вас, доктор Грин, за то, что присоединились к нам. У меня такое впечатление, что мы могли бы продержать здесь вас целый день с нашими вопросами. Я также хочу поблагодарить всех наших журналистов за участие и за вопросы.

Источник


Поделиться:
Загрузка...