Доброе утро, Вьетнам! Конец июня 2018

88

После серьёзного обострения под Горловкой накал противостояния ожидаемо стих – начались дежурные ротации; 54-я поехала в ППД, немного помыкавшись в посадках; спала огневая активность в районе посёлков по фасу города и высот.

Спала ненадолго. Уже спустя полторы недели началось «веселье» в полосе ответственности у 24-й, особенно жёстко было возле Южного и дефиле речушки Железной. Там у ВСУ были потери и достаточно тяжёлые встречные бои, работали по посёлку миномёты и САУ. Убыла на ротацию 80-я, убыли артиллеристы – дежурные ротации идут своим чередом. Россияне откатали политическую дежурную программу, включая заявления Путина о том, что Украина потеряет свою государственность в случае попытки силового решения конфликта во время ЧМ. Украинцы также не остались в долгу устами министра внутренних дел, пообещав зачистить «республики» полицейскими силами. Оба заявления из разряда ненаучной фантастики, но надо же что-то говорить. Озвучить, что конфликт будет продолжаться месяцами, дипломатия зашла в тупик месяцы назад, а для общевойсковой операции не хватает сил у обеих сторон – не слишком популярно спустя четыре года вялотекущей войны.

Поэтому работают не слишком сложные схемы: сначала россияне нагнетают на всех каналах, что вот-вот «укроп» пойдёт в наступление, пока российские «соколы» играют в футбол; Стешин и Коц летят на всех парах в Украину, снимают видео с обстрелами посадок и прилётами по застройке. Дальше грозное потрясание бровями вечного «генсека» Владимира – и вот уже ВСУ не наступают, всех русских людей спасли, обо всех позаботились. Естественно, бои под Горловкой и не претендовали даже на оперативно-тактический уровень, а велись сугубо за высоты в районе Чигирей, чтобы сбить «глаза» на терриконе, плюс рейдовые действия у Зайцево и Гольмы.

Но кому в российском телевизоре это интересно? Третий год российские пропагандисты сохраняют интригу, раз в месяц анонсируя наступление на непризнанные «республики». СМИ Украины, кстати, тоже не отстают – последний раз истерика была связана с учениями в Беларуси, но после Чемпионата мира по футболу уже виднеется потенциал для историй о прорывах и наступлениях. Причины банальны: четвёртый год рассказывать, что ситуация напряжённая, но контролируемая – скучно, а в сотый раз, что ВСУ не собираются возвращать города в состояние Широкино, и придётся ещё поездить за колбасой через пункты пропуска, – не слишком добавит СМИ аудитории. Поэтому стрелки на карте любых расцветок и страшилки про карателей любого размера в тренде.

В реальности всё, конечно же, гораздо обыденней. Украина начала масштабную программу создания бригад ТРО, где в штате миномётная батарея и моторизованные батальоны с РПГ, пулемётами Дегтярёва и прочими раритетами. По сути, это костяк, на основе которого будут разворачиваться резервисты второй очереди. Он может быть как крайне эффективным инструментом сдерживания, так и потешными войсками – в зависимости от многих факторов (учебных часов, слаживания, оплаты по контракту резерва, частоты сборов). Именно об этом, кстати, стоит переживать, а не о вооружении. Может так случиться, что «Дротиков» у нас, если начнётся обострение, обнаружится не 36, а 136 (опыт доставки оружия в Хорватию кораблями в 1990-х и самолётами во время Войны Судного дня откатан уже давно). А вот сборы и подготовку офицеров запаса провести «на вчера» уже не получится.

Кроме того, Украина продолжает масштабную стройку ППД, оперативного центра ВМФ, общежитий для контрактников и инфраструктуры на полигонах. Косвенно из «Белой книги» и открытых контрактов нам известно, что боеприпасы, средства доставки, технику здесь и сейчас приобретают, не сильно выходя за рамки предыдущих годов. Даже с польскими «копейками», полсотни БТР-3/4 за 2017 год и 400 ракет к ПТУР или 50 тысяч 60-мм мин – это на три месяца масштабного обострения а-ля лето 2014 года. Факты есть факты, мы определённо точно не закупаем б/к в терапевтических количествах, не создаём мобилизационные запасы целевых боеприпасов или ВТО для обострения в обозримом будущем – мы создаём инфраструктуру для планомерной работы на перспективу, слаживания, комфорта личного состава на полигонах. Плюс инфраструктуру и заполнение штата для создания бригад ТРО, сначала на границе с агрессором, а позже по всей территории страны.

Нет признаков масштабной мобилизации, нет массового призыва резерва, нет признаков взрывообразной закупки ВВТ, а только плановые занятия, доведение до штата и закрывание узких мест. Это военное строительство с упором на активную оборону, а не подготовка к броску. С той стороны так же – прокладка рокад, обходных железных дорог, разворачивание новых частей и обустройство границы, строительство моста в Крым. Это признаки игры в долгую, констатация факта, что на границе – враждебная 40-миллионная страна, которая не развалилась, чья экономика растёт, а армия оказывает сопротивление. Остаётся только привезти на деплоймент снайперов, высокоточное оружие, вроде недавно мелькавших «Краснополей» у Водяного (там тоже непонятно, вышел ли срок у изделия или это хитрый план засветить присутствие), замутить обострение ко Дню Конституции, поработать крупным калибром по вскрытым в тактическом тылу целям, получить свою порцию металла в ответ.

За июнь 2018 года так было дважды. РФ тоже не прочь поиграть мускулами, показав, что всегда есть потенциал для дровишек в печь и не лучше ли договориться. Не лучше? Тогда ладно, подписываем «хлебное перемирие», пора жать Богом данный урожай, а там, глядишь, и дети в школу отправятся. Все, конечно, понимают, что оно продержится не дольше остальных, но если сил на полноценный второй раунд сейчас нет, а превращать застройку в руины нет смысла (потому что БПЛА и ПТУР в США и Т-72 на хранении в Сибири ещё много), то что остаётся делать? Военные выполняют задачи политиков, как могут – ведя войну на истощение и затягивая время. Останется ли конфликт давлением на экономику и фоном к украинским выборам или перерастёт в нечто большее – пока, естественно, недостаточно данных. Но то, что все рассказы про карателей, которые вот-вот ворвутся в кварталы Горловки, и танковые клинья на Киев, – это вещь в себе в сугубо информационных, пропагандистских или меркантильных целях, – определённо точно.

Противник применяет ПТУР-команды, насыщая свои порядки управляемыми ракетами в районе Бахмутки – там, где ВСУ продвинулись у Желобка и по направлению к блокпосту №29, отсекая передовые позиции от снабжения и подвоза, нанося удары как по автомобилям, так и по дзотам на передке. Также достаточно активно «гибриды» работают короткими огневыми налётами, и, судя по всему, произошло значительное усиление штатными частями из РФ «на подскоке», применяется как буксируемая 122-мм гаубица Д-30, так и САУ. Задачи и цели те же: беспокоящий огонь, снабжение на последнем километре, позиции миномётов, строения на ключевых позициях, батальонные склады. Ответ выдаётся во всём возможном объёме, рутинно и не требует разрешений вышестоящего командования, но впереди могут быть жаркие деньки – разведка вскрывает, что россияне и коллаборационисты подтягивают в зону отведения артиллерию крупного калибра, САУ, наращивают вылеты БПЛА.

Столкновения идут по всей линии боевого соприкосновения. Просто стоит понимать, что они не выходят за рамки рейдовых действий, шатания передовых позиций, полтора десятка выстрелов из танка, выскочившего на прямую наводку в капонир и назад в бокс, пары «улиток» из АГС, привычного уже миномётного налёта вечером или обстрела по площадям. Пока не выходят. С наступлением «хлебного перемирия» на Донецком направлении почти тихо – противник перестал долбиться о «промку», треугольник из сёл и высоты; на ЯБП тоже почти тишина, за исключением нескольких мин и очередей из крупнокалиберного пулемёта.

Хотя в начале месяца были ожесточённые стычки у рынка «Господар», на позициях у фильтровальной, работали крупным калибром по дачам и не забывали многострадальную «Бутовку».

Столкновения идут на Светлодарской дуге, в районе Бахмутки, достаточно громко на Луганском направлении – у Крымского, Луганского, традиционно громыхает на юге у Павлополя, Лебединского, Гнутово и Широкино. По всей «подкове» прилетают 122-мм «подарки» – не бывает недели, чтобы не отгрузили по тактическому тылу или не обработали передок. На юге «гибриды» комбинируют танковый огонь и короткие артиллерийские налёты, не давая разворачивать ПТО во время обстрела – у того же Лебединского. В общем, цели всё те же: плацдармы, выдвинутые за речку или линию высот, «карманы» на ЛБС, точки, интересные в тактическом плане для улучшения позиций в секторе, или просто места, с которых относительно безопасно можно «насыпать». Противник привычно размещает батареи в жилых кварталах; использует плотную застройку, чтобы расположить РЭБ и операторов БПЛА; по всей линии соприкосновения идёт жёсткая снайперская борьба. Есть потери – у 24-й ОМБр, 72-й и 92-й: ранения снайпером, АГС, артиллерийские приходы, гибель на санитарном этапе. На сегодня у ВСУ до 11 погибших и 40 раненых, у боевиков – соответствующие цифры: в открытых источниках фиксировались подрывы, осколочные ранения от миномёта, попадание ПТУР в автомобиль.

По поводу продвижений в «серой зоне» – движение есть не только у Золотого или на Бахмутке, продвигались вперёд и у высоты 202.8 у Богдановки (где недавно неудачно прилетел снаряд с потерями у ВСУ) и немного на Светлодарской дуге. Многие пытаются нажимать на то, что это сугубо медийная акция и что малые группы ВСУ оперировали там достаточно давно. Что хочется сказать? Поднять флаг над сельской радой или занять пару километров посадок, в которых шастали ещё с 2015 года – это одно, а вот создать связную линию обороны, «секретов», наблюдательных пунктов, с единой системой огня, с безопасными от мин тропинками на последнем километре, с путями подвоза – это немного другое. Тактика обжимания и сокращения нейтральной полосы со стороны ВСУ продолжается, несмотря на то, что боевики через губу называют «жабьими прыжками». Но большинство из умников предпочитают шутить об этом из РФ или Крыма из тёплых кресел, потому что черпать лопатой грязь и сидеть под входящими за зарплату грузчика четвёртый год не сильно хочется.

Рано или поздно второй раунд может случиться – вся логика войны на истощение, перевооружения и подготовки сторон к этому ведёт. Мы всё ещё надеемся, что разум восторжествует и не дойдёт до сноса городов артиллерийскими бригадами, пусков ракет и призыва 200 тысяч людей в бригады ТРО и моторизованные части, что Россия выведет войска, а линию соприкосновения и границу займут части ООН.

Если же нет – ну что же, Украина готовится к любому развитию событий. Несмотря на скромный бюджет, мы в состоянии защитить свою страну.

Кирилл Данильченко Ака Ронин

Поделиться:
Загрузка...