Доброе утро, Вьетнам! Конец октября 2019

63

Ну вот и закончился октябрь. Он принёс нам по меньшей мере 17 погибших в красной зоне и в тылу.

Не все по боевым причинам – есть суицид, смерть на санитарном этапе после травмы, возможная гибель в плену одного из сержантов 53-й, попавших в плен, когда машина свернула не туда в мае 2019-го. Немало. В сентябре у силовиков Украины было 19 павших. В августе – 17. У противника примерно те же цифры плюс-минус. Официально штаб ООС заявил о 33 подтверждённых по перехватам, но по социальным сетям и СМИ ожидаемо вылезло меньше. 

Бывает ведь такое, что развод войск начался, обе стороны были строго за прекращение огня и за отвод войск с линии боевого соприкосновения, а цифры потерь не менялись? Как вы видите, бывает. И развод у Золотого идёт полным ходом – стороны показали демонстративный запуск ракет белого огня, переписывание номеров оружия и оставление позиций. И мост у Станицы Луганской строят в три смены на заводе «Океан», не обращают внимания уже ни на вагончик с надписью ЦСКК, ни на гроздья флагов непризнанных «республик». И говорят о полосе от моря до Станицы, где нам придётся оставить Марьинку, Авдеевку и Крымское, а противнику – уйти с Трудовских в Донецк, оставить Докучаевск и Горловку. Реальность подобных планов может понять любой, кто хоть немного интересовался темой войны все эти месяцы.  

Теоретически мы можем тащить места отведения сводными огневыми группами и патрулями НГУ, Погранслужбы, специальных частей полиции, «Дозором». Вполне соглашусь. Но смысл ускользающий. Ну погибнет от пули снайпера не горный пехотинец, а полицейский, подорвётся на управляемой «МОН» боец другого ведомства – глобально что-то изменится? Сам развод на пару километров в плане снижения потерь – достаточно спорная вещь. ПТРК летают до 5 км. До 4 км работает станковый гранатомёт. НСВТ на пределе своих возможностей с оптикой запросто может прилететь на 2 км. Кочующие миномёты и «Васильки» на автомобилях само собой. Это уже не говоря об активности малых групп, фугасов, наведения артиллерии на ротацию при помощи беспилотных аппаратов, коротких налётов на автомобили снабжения и пункты ремонта, перемешивание миномётной батареи и КСП батальона при случае САУ или дежурными батареями. Сделать друг другу больно возможностей хватает. Даже из глубины. 

Можно, конечно, сказать, что противник хочет избавиться от двух анклавов, выплатить компенсацию и таким образом легализовать Крым. Снять самые тяжёлые санкции за Донбасс да и торговать с Европой, добра наживать. А паспорта выдают, чтобы эвакуировать активных в случае договорённостей. Но 17, 19 и 17 убитых за три месяца свидетельствуют о том, что РФ продолжает войну на истощение. А в самих «республиках», несмотря на нищету, задержки зарплат шахтёрам на месяцы и очереди на пунктах пропуска, не замечено критичных проблем и «усталости от войны».

Более того, есть новости о накоплении противником топлива, боеприпасов, амуниции, разворачивании дополнительных сил, включая танки, самоходные орудия и артиллерию. С прицелом ли на зимнюю кампанию или как угрозу на возможных переговорах – покажут ближайшие недели. Потери, само собой, не будут меняться: отведение в квадрате 2 на 2 километра – это «секреты» и наблюдательные пункты. Два-три десятка человек, у которых самое тяжёлое оружие – это крупнокалиберный пулемёт и СПГ.  Минимум два источника в 72-й, которая тащит зону ответственности у Золотого, заявили, что никто никуда не уходит – получают зимние масла, соляру, «буржуйки» и готовятся к зиме. 

Так что нужно признаться честно – мы сейчас трогаем слона за ногу, хвост и хобот, как в притче про слепых. Возможно, стороны договорились о гарантиях, что больше не будет наступлений в ходе борьбы за посадки и хутора. Возможно, это санация коридоров к КПВВ, разминирование их и гарантия, что из-за перестрелки в серой зоне по колоннам гражданских не прилетит тяжёлое в целях поддержки рубящейся лёгкой пехоты. Или прелюдия к «нормандскому формату» – уступки в надежде на уступки. Попытка реализовать Минск – вот МВД, а вот отведение и прекращение огня, начинайте передачу границы. Или, например, это первый шаг к Приднестровью по украинскому формату – напомним, что там спокойно себе предприятия платят налоги в Молдову и нашли шаткое равновесие. 

Вопрос в другом. Готовы ли мы тащить десятилетиями линию в поле с непризнанными анклавами, полутысячей танков и «МГБ», построив такие отношения, как Молдова с «ПМР». Ибо в «ПМР» зубы на подвале не вырывают и взрывы в Харькове и Мариуполе не организовывают, мечтая выйти на свои «исторические территории». И вопрос, в чём срочность отведения, со всем этими плясками – было 7 дней «тишины», не было, противоречивыми сводками от штаба ООС и откровенной потерей лица.

Есть ли тут двойное дно или просто «президент мира» хочет поправить проседающий рейтинг и спешит – пока не очевидно. В целом, разведение во всех трёх точках с отведением полудюжины наблюдательных пунктов и постов, конечно, не уменьшит число потерь. Потому что они сейчас вышли на такой уровень что одна авария, прилёт в блиндаж снаряда или происшествие с гранатой может давать те же цифры, что и во времена до отведения. И этими цифрами противники отведения будут делать больно, что и отступили, и отказались от возврата территорий и ничего не приобрели. 

Я не сторонник говорить о предательстве и капитуляции на сегодня, но прекрасно понимаю тех, кто говорит. Потому, что теперь «наживаться на войне» начали политические конкуренты, и велик соблазн проехаться по ним их же риторикой. Тем более, что внятного объяснения развода нет и не предвидится.

К тому же выпады про «воинствующее меньшинство», «протестуют, чтобы умирать на фронте, идите тогда в окопы черпать говно» – не добавляют симпатиков власти. Все, кто что-то может в этой стране, так или иначе проявили себя во время этой войны. Волонтёрами ли, хакерами ли, своим кошельком, контрактом резервиста, помощью госпиталям или на информационном фронте. Это нормально – когда враг убивает 20 тысяч твоих соотечественников и захватывает города-миллионники, подставить плечо государству. Во время весьма неоднозначного отведения сил и политики уступок от жертвы агрессии увеличивать раздражение активной части Украины – это надо уметь и практиковать. 

На Ясиноватском блокпосту воюют – с миномётами, крупнокалиберными пулемётами  и гранатомётами. Воюют в Приазовье, по всей линии – часто с тяжёлым вооружением. На юге прилетает и по противнику, не буду скрывать – и прилетает хорошо. По-прежнему выехать на «копейке» поработать с закрытой позиции «куда-то туда» – обыденность этой войны. Беспокоящий огонь стрелковым время от времени по всей линии.

Снайперская работа не то чтобы нарастает, но держится на уровне. Как и активность ракетных ударных групп. «Гастролёры» приезжают в сектор, работают, выбирая время и место контакта, рискуя крайне минимально. А ответку потом ловят водители и наблюдатели на постах. Противник, как обычно, обделался с контрпропагандой – у них был неприятный подрыв с несколькими убитыми у Белой Каменки. Когда они начали писать про скорые и детей, то вызвали только хохот у тех, кто в курсе, что посёлок нежилой более трёх лет. Или «раздавали гуманитарную помощь», или «вызвали огонь на себя»: просто подорваться – это выше матушки России. 

Главная новость этой недели – ракетные пуски на Ягорлыке. Задачи, очевидно, проверить восстановленные комплексы, провести контрольные пуски ракет, проверить, как с топливом и как поведут себя контрольные партии во время практической работы. Ну и плюс тактические учения – выдвижение на позиции, создание стрельбового района, маскировка, массирование многоканальных ЗРК, работа всей номенклатурой со слаживанием отдельных дивизионов. Кроме того, отработали С-125-2Д1 – как и ожидалось, этот комплекс станет выполнять круг широких задач для ВМФ. Он сможет работать как по воздушным целям, так и по надводным. Вернее, всегда мог, но проверяют, «не разучился» ли в процессе модернизации. Когда его две ракеты утопили учебное судно водоизмещением почти 3000 тонн, то шуточки про украинский металлолом с востока стали несколько натянутыми. Потому что гореть вместе с тоннами мазута и боеприпасов в среднем десантном корабле вряд ли будет веселее, осознавая, что сделал это старый негодный ЗРК.

Имея сеть РЛС на побережье, с прикрытием самоходных комплексов, можно оперировать 4 дивизионами полка, пресекая попытки десанта – это 16 ракет у каждого дивизиона. Это означает контроль в 30-километровой зоне прибрежных вод Украины. Планируют очередные пуски «Нептуна». Есть прогресс по ПВО и противокорабельной тематике. Прошли передачи техники по ГОЗ – гранатометы, бронетехника, связь. Рутина уже многие месяцы. 

Война на востоке страны продолжается. Вечная память павшим! Стойкости всем нам! Мы победим!

Кирилл Данильченко ака Ронин

Поделиться:
Загрузка...