Большой шкаф всегда падает очень громко

95

Наверное, сейчас у бывшего совладельца «Приват Банка», недавно вернувшегося в Украину из солнечного Израиля, теперь появилось представление о том, как это бывает, когда тебя начинают мочить СМИ, которые ты не можешь контролировать.

Это тем более чувствительно потому, что Израиль пришлось покинуть не совсем по доброй воле, поскольку эта страна и США имеют отношения, именуемые стратегическим партнерством, а в таких случаях не принято бить горшки из-за «не наших енотов».

В самом деле, пресса выдает вал информации о том, что «Приват Банк» в его национализированной инкарнации подал несколько исков к нему вне  Украины, а это значит, что рассматриваться они будут не в знаменитом Печерском или Киевском хозяйственном, имеющих славу рекордсменов по части гонораров за решение, а в местах, где «занос» вряд ли возможен в принципе. Причем, иски совсем нехорошие, особенно те, что поданы в США.

Дело в том, что их формат предполагает полную подачу всех доказательств вместе с иском, и суд принимает эти материалы в свое производство единовременно на старте процессуальной дистанции.

Тут есть важный тактический момент. Даже если апелляционный суд г. Киева оставит в силе решение первой инстанции о незаконности национализации «Привата» и его представители предпримут от имени банка действия по отзыву исков, поданных ранее за пределами Украины, то неприятности, связанные с ними, уже не закончатся.

Дело в том, что суть исковых требований (со слов осведомленных источников) вполне тянет на то, что у нас называется тяжким уголовным преступлением, и даже если иск будет отозван, то материалы уже попали в поле зрения органов финансового мониторинга, которые обязаны исследовать их на предмет наличия правонарушений, попадающих под их профиль.

Говорят, что иск и доказательная база к нему поданы именно таким образом, чтобы упростить работу не так суда, как тех самых органов. Проще говоря, бывший владелец опоздал со своей операцией по возврату банка. За это время его очень хорошо исследовали и обнаружили те самые доказательства, которые уже невозможно утопить.

Просто напомним, ФБР долго и безуспешно пыталось упрятать за решетку одного из боссов мафии Аль Капоне за массу убийств и грабежей, но тому удавалось отвертеться от подобных обвинений, поскольку не было доказательств его личного участия в этих преступлениях, а свидетели, желавшие дать показания в отношение него, либо погибали, изрешеченные пулями, либо заканчивали жизнь в стиле «колумбийского галстука». Но в конце концом, бандит таки сел в тюрьму, откуда он уже не вышел, только вот не за насильственные преступления, а за финансовые махинации. Так что именно с этим в Штатах все очень серьезно.

Насколько можно понять из открытой информации, ему вменяется отмывание денег, добытых незаконным путем. Обычно всю цепочку крупного преступления из этого разряда очень трудно восстановить, особенно – если подследственный не стал сотрудничать со следствием и не рассказывать обо всем самостоятельно.

Но тут оказался уникальный случай. Сам банк являлся инструментом во всей этой схеме, и в нем начинались все ниточки, приведшие к массовой скупке промышленной и жилой недвижимости в США. Банк прошелся по различным цепочкам, по которым выводились деньги из Привата, которые дошли до конкретной недвижимости в США. Это значит, что действия были охвачены единым замыслом и потому – соответствующие органы США могут и обязаны разобраться в этих чудесных схемах отмывания гигантских сумм денег.

В прессе фигурирует сумма в $470 млрд., и если это так, то это – рекордный случай отмывания денег, под который подложены конкретные доказательства, принятые судом как надлежащие. Еще раз, даже если в Украине сменится собственник Привата (по решению “люстрированного” суда), то это уже на скорость не влияет, последний вагон скрылся в туманной, мрачной дали.

Это делает указанного экс-владельца банка крайне токсичной особой для тех, кто имел и сейчас имеет с ним дело, поскольку по хлебным крошкам, обильно рассыпанным в иске, могут прийти и за ними. Но самое неприятное даже не это. Убийства, как и кражи или мошенничества, имеют некий предельный верхний барьер, после чего становятся сначала статистикой, а потом – политикой, пусть и неудачной.

Грубо говоря, ели вы поперли тысячу долларов, вас будут искать даже если вам удалось как-то скрыться. Примерно то же самое касается и миллиона, а вот миллиард уже пробивает границу привычного восприятия и уже считается не преступлением, а рискованным бизнесом. Когда сумма выходит на десятки миллиардов, то это уже как-то даже называть преступлением опасно по определению.

Подобные крупные авантюры как-то разруливались в тени, без прессы и судов, поскольку выкинуть такие гигантские незаконные обороты на публику – очень опасное мероприятие, влекущее за собой нежелательные общественно-политические процессы.

В общем, когда Приват был фактически убит развеселой компанией бывших его владельцев и встал вопрос о фактическом обрушении банковского сектора экономики, Украина сыграла по неписаным правилам международного финансового сообщества. Банк был спасен путем гигантского вливания бюджетных средств, которые можно было сделать только в государственное, а не частное финансовое учреждение. А вот «хвоста» в этой эпопее – уголовного преследования и другого шума – не последовало.

То есть, Украина сработала очень профессионально и в крайней степени корректно, но экс-владелец не успокоился и решил отжать все «взад». А вот это уже – не по фен-шую. Его номер был десятый, и ему надо было благодарить судьбу за то, что по его следу не пустили гончих ищеек и не тянут за хобот на цугундер. Но фраер видимо решил, что жадность его просто не может сгубить.

Так вот, по тому, что видно из прессы, вырисовывается очень простая и что самое главное – понятная картина. Приват вынужден защищаться от наезда, которого по технике не должно быть, и под это дело вывалил такое, что еще никогда не пролазило в двери суда. То есть, эту эпопею начал собственник, нарушивший правила большой игры, и в результате на публику может вылиться информация, которые держат за семью печатями все банки, в том числе, «Дойче банк».

Главный принцип банкиров «деньги любят тишину» и как следствие – «большие деньги любят мертвую тишину», нарушен не по необходимости или стечению обстоятельств, а просто из-за жадности, ради которой инициатор готов утонуть сам и потянуть за собой тех, кто с ним связан, и тех, кто его имени не знает, но тихонько и давно использует примерно те же схемы, но не нарывается на неприятности, соблюдая неписаные правила игры в этой сфере бизнеса.

Трудно сказать, какие последствия будет иметь поданный Приватом иск, но тишины уже нет. В Штатах крайне раздражены тем, как разворачиваются события, и бывший собственник уже холкой чувствует дыхание тех, кому он подложил такую жирную свинью.

Посему, техника житейской безопасности гласит о том, что всем, кто оказался поблизости от эпицентра этого скандала, желательно энергично отгребать в сторону, поскольку большой шкаф всегда падает очень громко.

Anti-Сolorados

Поделиться:
Загрузка...