Российская армия стала союзником своих стратегических противников — США и НАТО

16

Со времен императора Александра III любой человек, родившийся в России, знает, что у страны только два союзника — армия и флот. Эта истина всегда была непреложна, и на протяжении последних 150 лет доблестные победы Русской, а затем и Советской армии ее подтверждали.

Несмотря на внушительные контингенты американских и натовских войск, Афганистан остается зоной нестабильности, мировым лидером в производстве опия.
Фото ИТАР-ТАСС

Однако если, даже особо не утруждаясь анализом, посмотреть на сегодняшнюю риторику весьма высокопоставленных российских политиков, не опровергаемую, а значит, поддерживаемую не менее высокопоставленными военными, то приходится с прискорбием признать, что Российская армия стала союзником своих стратегических противников — США и НАТО.

Кому-то это утверждение может показаться голословным и даже неадекватным. Ведь, наоборот, после "пятидневной войны" за Южную Осетию и последовавших за ней весьма жестких претензий России к НАТО, вплоть до разрыва отношений, осознание того, что НАТО — стратегический противник, стало всеобщим. Но тем и отличается российская политическая реальность, что на одном "фронте" НАТО для России — противник и даже враг, а на другом — тот же самый блок — стратегический партнер и союзник.

В последнее время среди публичных фигур, в том числе и военных, стало чуть ли не хорошим тоном отпускать реплики в отношении "старых маразматиков" из Политбюро, втянувших страну в "гибельную войну" в Афганистане. Но отличие тех "стариков" от сегодняшней "молодежи" в том, что старики четко видели и осознавали угрозу: и когда в Европе были размещены "Першинги", и когда США с помощью Пакистана и Саудовской Аравии, втянув заодно и Китай, начали финансировать афганских моджахедов и направлять их разрушительную энергию в сторону советской Средней Азии.

И принимали соответствующие ситуации и имевшейся угрозе решения.

Сегодня много шума создается вокруг так называемого третьего позиционного района американской ПРО в Европе. Зацикленность на третьем позиционном районе поражает. Такое ощущение, что он удобен отвечающим у нас за безопасность именно в качестве пиарной точки, а всерьез воспринимается не очень. Мол, у нас есть адекватный ответ вроде выхода из ДОВСЕ и "Искандеров".

Но это не страшно. А вот то, что сухопутный мегаавианосец в мягком подбрюшье России не просто не воспринимается как угроза, а наоборот, воспринимается как плацдарм чуть ли не наших собственных войск — это уже похоже на ослепление.

Под эту убежденность подводятся все разговоры о необходимости поддержки НАТО в Афганистане и предоставлении им транзитного коридора. Мне понятно, когда на этом спекулируют бизнесмены от политики, под сурдинку реализующие свой частный интерес, например, в виде контрактов на доставку, в том числе и военных грузов бортами авиакомпаний "Волга-Днепр" и "Вертикаль Т", обслуживающих до 70 процентов перевозок внутри Афганистана в интересах США и НАТО. Но непонятно, почему на это закрывают глаза военные.

Между тем анализ реальной военно-геостратегической обстановки в Афганистане и в регионе вокруг него показывает, что он представляет гораздо более серьезную и уже реальную угрозу России, нежели гипотетическая угроза от размещения систем ПРО в Европе.

За прошедшие с начала осуществления операции "Несокрушимая свобода" (планировавшейся на несколько месяцев, но продолжающейся до сих пор) семь лет Афганистан превращен американцами и НАТО в центральноевразийский военно-геостратегический плацдарм. Сегодня в Афганистане легально базируются около 75 тыс. солдат, находящихся под командованием США и НАТО: около 18 тыс. военнослужащих участвуют в проведении операции "Несокрушимая свобода", а еще 56,5 тыс. солдат входят в состав Международных сил содействия безопасности (МССБ, ISAF). Эти войска находятся на территории Афганистана под мандатом ООН, но командование ими с августа 2003 года в одностороннем порядке, фактически самовольно, приняло на себя НАТО, и произошло это в обход Совета Безопасности ООН. Один этот факт, если бы он был известен российским военным и политикам, должен вызвать масштабный международный скандал, но Россия молчит и каждый год безропотно продлевает в Совбезе ООН мандат ISAF.

Численность войск США и НАТО в Афганистане постоянно растет
Фото REUTERS

Стоит отметить и тот факт, что за шесть лет количество войск ISAF выросло более чем в 10 раз: с 4650 солдат в ноябре 2002 года до 51 100 в ноябре 2008-го, а по данным на 13 февраля 2009 года — уже 56 420 человек. Буквально на днях президент США Барак Обама "принял предложение" шефа Пентагона Роберта Гейтса и постановил направить в Афганистан не менее чем на 5 лет еще семнадцать из планируемых тридцати тысяч американских солдат — из числа выводимого иракского контингента. Кстати, согласно официальному сайту НАТО только за октябрь-декабрь прошлого года натовский контингент под шумок вырос на 5 тысяч военнослужащих. В итоге к концу 2009 года американо-натовский контингент в Афганистане приблизится к численности 105 тысяч человек. И это без учета т.н. гражданских специалистов, эдаких "искусствоведов в штатском", число которых, уверен, увеличивается пропорционально.

Эта численность военных "посажена" на мощнейшую логистическую инфраструктуру. В стране существует 13 крупных и вспомогательных военных аэродромов, которые позволяют в считанные дни разворачивать ударную воздушную группировку и осуществлять одновременную доставку в регион десяти-тридцати тысяч тонн грузов.

С 2004 года вокруг аэродромов "Шинданд" и "Баграм", которые и без того имеют взлетную полосу длиной 3500 метров и способны принимать тяжелые дальнемагистральные лайнеры и стратегические бомбардировщики типа Б-52, ведутся интенсивные строительные работы с возведением многочисленных наземных и подземных сооружений, что позволяет говорить о создании супербаз с некими подземными городами как главной цели американского и натовского присутствия на территории Афганистана. Аэродромы "Баграм" и "Шинданд", бывшие, кстати, в свое время базами советских ВВС, превращены в универсальные натовские военные авиабазы, оборудованные системами воздушного и космического слежения, позволяющими контролировать аэронавигационное пространство практически всей Евразии. Вместе со станциями контроля воздушного пространства в Средней Азии, Каспийском регионе, на Кавказе, в Восточной и Центральной Европе в рамках программ НАТО "Аэрокосмическая инициатива", "Новый Северный маршрут", "Каспийская стража" и других завершено создание единого мегакоридора управления воздушным движением и контроля воздушного пространства от Европы до Китая.

В регионе вокруг Афганистана США и НАТО имеют еще 6 военных баз. И хотя некоторые из них (в частности, узбекский "Термез" и пока еще действующий киргизский "Манас") являются официально транспортными аэродромами, не составляет никакого труда при необходимости разместить на них боевую авиацию. Средняя Азия освоена натовской военной машиной, что фактически является южным элементом окольцовывания России военными базами НАТО.

В этой связи у меня два вопроса к российскому военному ведомству и Генштабу: с какой целью, по их разумению, создана и функционирует вся эта гигантская военная инфраструктура и почему ее наличие в непосредственной близости от России не рассматривается военными как угроза национальной безопасности страны?

Отсутствие официально заявленной позиции об угрозе со стороны милитаризованных американцами и НАТО Афганистана и Средней Азии нельзя расценивать иначе как признание отсутствия этой угрозы. Но это и есть позиционная капитуляция, равно как и ликвидация военных баз в Лурдесе и Камрани, в необходимости чего военные убедили в свое время президента Путина. И к сожалению, позиционная капитуляция под бравурные заявления о поддержке НАТО в Афганистане — без чего нам смерть от талибов — становится военной доктриной России.

Как сказал недавно один высокопоставленный представитель афганской оппозиции в личной беседе: "У вас, русских, в подбрюшье американцы создали Кубу, как вы пытались им сделать во время карибского кризиса, — а вы это проспали". Точнее не скажешь:

Критерием истины, как известно, является практика. Какое еще практическое подтверждение наличия военной угрозы со стороны афганского плацдарма НАТО надо нашим Минобороны и Генштабу? Неужели нужна "неожиданная" катастрофа по типу лета 1941 года, чтобы осознать, что угроза существует?

А ведь прецеденты, надо сказать, есть. Как показал историк Алексей Исаев, в докладе начальника Разведуправления от 20 марта 1941 г. Сталину четко рекомендуется ждать, когда Гитлер или победит Англию, или заключит с ней мир. А "слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, германской разведки". Но этот убийственный для военной разведки и военных в целом неопровержимый момент "забывается": чего, мол, не бывает, а сплетни про то, как ошибался Сталин, не веря своим безошибочным "глазам и ушам", продолжают тиражироваться, перекладывая на него всю ответственность за провал и катастрофу начала войны.

Выступая в конце января в Конгрессе, шеф Пентагона Роберт Гейтс назвал Афганистан главным военным вызовом для США. Где гарантия того, что господин Гейтс завтра или послезавтра не объявит таким вызовом Россию? Причем основанием для этого вполне может стать знаменитая фраза героя фильма "Хвост виляет собакой". Перефразирую: "А почему Россия?". "А почему нет?.."

Российским военным пора покончить с капитулянтской логикой, а Генштабу и военной разведке заняться своим прямым делом — анализом военно-геостратегических угроз безопасности страны и выстраиванием действий для их нейтрализации. В случае с Афганистаном свалить ответственность на политиков не получится.

Серафим МЕЛЕНТЬЕВ
директор Института мирового развития

Поделиться:
Загрузка...