Интервью с Виктором Суворовым, бывшим агентом ГРУ

23

Виктор Суворов (настоящее имя — Владимир Резун). Родился в 1947 году. Окончил Киевское высшее общевойсковое командное училища. Был офицером разведывательного управления штаба военного округа. С 1970 года — в номенклатуре ЦК КПСС. В 1974 году окончил Военно-дипломатическую академию. Четыре года работал в женевской резидентуре ГРУ. В 1978 году бежал в Великобританию. Заочно в СССР приговорен к расстрелу.  Автор бестселлеров "Ледокол" и "Аквариум", а также многочисленных книг по истории Второй Мировой войны.

Вопрос: Суть теории Виктора Суворова заключается в том, что 22 июня 1941 года Гитлер опередил Сталина, который планировал начать вторжение в Европу 6 июля 1941 года. В результате, советские войска, готовившиеся к атаке, были уничтожены, поскольку находились в положении, не позволявшем им успешно обороняться. Однако и оставшихся после начального разгрома сил хватило Советской Армии, чтобы дойти до Берлина. На Ваш взгляд, почему Ваша гипотеза так активно оспаривается в России?

Суворов: С одной стороны, Россия — это не СССР, а с другой — это тот же Советский Союз, только в урезанном виде. Мне тоже трудно понять, почему в России так этому противятся. Мне говорят, что я извращаю историю — а я говорю, что Сталин готовил нападение на Гитлера. Тем самым, я защищаю честь своего народа, честь своей страны, честь своего отца, защищаю честь всех нас.

Моя последняя книга называется "Святое дело": в ней я пишу, что напасть на Гитлера — дело святое! Целоваться с Гитлером, пить шампанское с Риббентропом, снабжать нацистов ванадием, молибденом, оловом, медью, железом, хлебом — это почему-то не стыдно. СССР даже покупал для Гитлера каучук в каких-то дальних странах, чтобы Гитлер дальше воевал — вот в этом, оказывается, нет ничего плохого.

Моя теория — это неудобная правда, которая мешает жить. Вся идеологическая система российского государства, какой бы рыхлой она ни была, в основе своей имеет советские легенды. Из всех советских легенд выжила только одна — о великой справедливой войне. Если мы возьмем все остальное, то увидим цепь совершенно жутких преступлений. Только одна дата — 22 июня 1941 года — ни у кого не вызывала никаких сомнений. Это день, когда на миролюбивый Советский Союз напали коварные враги. Если убрать вот эту последнюю опору, рушится все: и индустриализация, и коллективизация, и даже вся послевоенная история предстает совсем в ином свете. Если убрать миф о 22 июня, то получается, что нынешние правители России являются прямыми наследниками "империи зла", в истории которой не было вообще никаких просветов. Вообще никаких! Поэтому моя теория вызывает отторжение, и нападки идут со всех сторон в невероятном количестве.

Вопрос: Встречались ли Вам какие-либо аргументы, способные опровергнуть Вашу теорию?

Суворов: Нет, не встречал. Если бы я увидел какие-нибудь серьезные доводы, я бы немедленно на них ответил. Однако до сих пор никто таких аргументов не выдвинул — вся критика сводится к тому, что я нехороший человек. Когда такое публикуют — а публикуют много — я замечаю, что мне забыли подбросить еще скотоложство во время дипломатических приемов. Все остальные аргументы такого рода против меня уже использованы.

Когда-то я к этому относился очень негативно, на душе было нехорошо. А потом моя жена Татьяна, с которой мы живем уже 37 лет, которая пошла за мной и не бросила меня в самый тяжелый для меня момент — у нее такой же приговор, как у меня — она мне объяснила, что это признание того, что не обращать на меня внимание они не могут, но крыть им нечем. Все их аргументы — только клевета и оскорбления, ничего больше. Поэтому, как только объявляется новый разоблачающий шедевр, рассказывающий о том, какой я подлец, мы с Таней открываем бутылку шампанского. Мы знаем, что появилось очередное признание того, что критики бессильны против моей теории.

Вопрос: В американской и британской исторической литературе достаточно часто встречается утверждение, что с момента заключения Пакта о ненападении в 1939 году до 22 июня 1941 года СССР и Германия фактически были союзниками и вместе делили Европу. На русском языке подобная трактовка истории, вероятно, впервые появилась в Ваших книгах. Как на это реагируют российские читатели?

Суворов: Да, на протяжении двух лет устраивались совместные парады, Гитлер захватывал Европу, а товарищ Сталин снабжал его всем необходимым и заодно получил Прибалтику, часть Польши, Бессарабию…

Взаимоотношения Советского Союза с нацисткой Германией были ничем не хуже отношений СССР с Великобританией или США во времена их совместной войны против Германии. Визит Риббентропа в Москву, визит Молотова в Берлин, встреча Риббентропа со Сталиным, а Молотова с  Гитлером — это события на уровне Тегеранской или Ялтинской конференций. Однако и тут товарищ Сталин проявил потрясающую осмотрительность: Гитлер ему несколько раз предлагал встретиться, но Сталин уклонялся, понимая, что это повредит его репутации. В результате, лично Сталин лично Гитлеру официально никогда руку не пожал. Однако совместные парады, экономическое и военное сотрудничество, встречи на высшем уровне — все это происходило.

Как на это реагируют? Реагируют так, что я плохой человек, а сам этот вопрос полностью замалчивается. Мои противники чаще всего рассказывают о том, что удельное давление танка на грунт было вот таким, а не таким, как неправильно пишет Суворов. Поэтому на вопрос о сотрудничестве Советского Союза и Германии практически не реагируют — возразить нечего.

Вопрос: Возможно ли проверить обоснованность Ваших утверждений путем поиска в российских архивах?

Суворов: Такая возможность есть, я такие попытки предпринимал. Я обращался к российским властям. Но я приведу другой пример. В конце 1938 года Великобритания, Франция. Германия и Италия, как принято у нас говорить, "отдали Гитлеру" Чехословакию на растерзание — это был так называемый "Мюнхенский сговор". Как известно, единственная страна, которая выступила на защиту Чехословакии и была готова оказать ей всяческую помощь, в том числе и военную, был Советский Союз. Однако Чехословакия советскую помощь не приняла и Гитлер ее поглотил.

Независимый российский историк Марк Солонин обратился в МИД с просьбой предоставить соответствующий документы и получил, как говорил дед Щукарь, полный отлуп. Ему порекомендовали — я видел это письмо с государственным гербом России — использовать шеститомник, который был опубликован во времена Хрущева, там, мол, все содержится. Прошло 70 лет, Чехословакия не существует, СССР — не существует, но отношения двух ныне несуществующих государств до сих пор полностью засекречены. То есть, по документам все проверить можно, только доступ к ним получить нельзя.

Очень давно я вычислил документ, который находится в Центральном Архиве Министерства Обороны России — фонд 16, опись 129-51, дело 241, листы 1-16. Я выступил с заявлением, что этот документ следует опубликовать, и тогда все всем станет ясно. Когда-то — это было 15-17 лет назад — знаменитый телеведущий Евгений Киселев поехал в военный архив в Подольск, встал с телекамерой у входа и попросил выдать ему этот документ. Ему сказали, что все документы рассекречены, но введен новый гриф "выдаче не подлежит" — то есть, документ не секретный, но получить его нельзя.

После этого вышел двухтомник — два толстенных сборника документов, среди составителей — Александр Яковлев, Примаков, Пихоя, Гайдар и другие официальные лица. В двухтомнике этот документ опубликовали. Однако они опубликовали его в несколько странном виде и назвали его: "Из плана Генштаба Красной Армии о стратегическом развертывании вооруженных сил Советского Союза на Западе и Востоке" от 11 марта 1941 года. "Из плана Генштаба"!  План не был опубликован целиком — как следовало бы — из него была сделана вырезка, доступными стали не 16 страниц, которые я требовал, а первые 4-5. Любой военный документ начинается с опубликования сведений о противнике — эти данные были напечатаны. После чего была поставлена квадратная скобка с тремя точками и еще одна квадратная скобка, за которой следовали подписи: маршалов Советского Союза Тимошенко, Жукова и Василевского. А вот что означают эти три точки между квадратными скобками, составители сборника не объяснили.

Эти люди держали в руках документ потрясающей важности, но публиковать его почему-то не стали. Если этот документ опровергает меня и мои гнилые теории, следовало бы его напечатать и меня-клеветника припечатать к стене позора. Однако ведущие историки России предпочитают использовать методы работы шулеров и "наперсточников".

Вопрос: Как к Вашей теории относятся западные историки?

Суворов: Историки молчали очень плотно. В 1989 году — то есть, 20 лет назад — я все-таки опубликовал "Ледокол" на немецком, а в 1990-м — на английском языке. Эти книги вышли и сразу же пропали, ныне в Интернете они продаются по каким-то диким ценам. Когда вышел "Ледокол" на английском, я поехал в гости к самому главному военному историку Запада, который занимается именно этим вопросом — Джону Эриксону, сейчас он уже умер. Он меня хорошо выслушал и полностью согласился со мной.

Я ему говорю: "Джон, у меня вышла книга, ты можешь что-нибудь хорошее написать о ней?". Он ответил: "Не-а!". Но я тоже человек хитрый: "Не можешь на меня ничего хорошего написать, так напиши, что книга моя дурацкая!". Он посмотрел мне в глаза и отказался. То есть, мою книгу западные историки обошли полным молчанием.

Понятно, почему они так поступают. Как раз в то время в Германии был найден дневник Гитлера. Все историки объявили, что это подлинный дневник, была проведена экспертиза бумаги, чернил, почерка… Потом выяснилось, что дневник — фальшивка, и все те историки, которые кричали "ура", оказались посрамлены.

Когда вышел "Ледокол", историки молчали, а за ними молчала и публика. Но я не сдавался. Ныне появился просвет — люди, которые способны думать, приходят ко мне. Мы спорим и ругаемся, соглашаемся и не соглашаемся, но мы обсуждаем эту теорию. Я уверен, что "Ледокол" пробьется и на Западе.

Вопрос: Как Вы можете оценить роль, которую США сыграли в период, предшествовавший началу Великой Отечественной войны?

Суворов: В своей последней книге я приводил сведения, что США не просто подталкивали Советский Союз к нападению на Германию, но даже вынуждали Москву действовать таким образом. Я привожу документ, который подписан советником посольства Союза ССР в США. Этого человека звали Андреем Андреевичем Громыко, впоследствии он стал министром иностранных дел СССР, членом Политбюро… Тогда он находился в Америке и писал, что Вашингтон был готов применить дипломатические санкции, чтобы заставить СССР вступить в войну против Германии.

Однако, если СССР — обороняющаяся сторона, если предполагалось, что СССР вступит в войну в ответ на германское нападение, то зачем Америке выкручивать руки Сталину и заставлять его нападать на Германию? Но этот вопрос я пока оставляю за скобками — объясню почему. Мне говорят, что Великобритания и США сами замазаны, у них самих рыльце в пушку. Я отвечаю, что это так, у меня есть много документов на этот счет, но недостаточно времени — я занимаюсь своей темой. Но вопрос об участии США и Великобритании в этом процессе малоисследован. Я считаю, что США давили на Советский Союз, американцам было выгодно, чтобы СССР и Германия столкнулись в войне.

Но нельзя объять необъятное. Когда меня упрекают, что я об этом не пишу, я прошу критика самому заняться этой темой, написать книгу, а я уж с удовольствием с ним соглашусь. Не боги горшки обжигают. Тут никакого таланта не нужно — нужен обыкновенный здравый смысл и логика, требуется собирать факты, обобщать их и делать выводы. Не надо обвинять меня в том, что я что-либо не успел сделать — в своей жизни я сделал достаточно для простого человека.

Если народы Великобритании и США не хотят превратиться в стада мартышек, они должны выдвинуть своего историка, которые бы показал грязные маневры американской и британской дипломатий. Я занимаюсь своим вопросом, у меня жизни не хватит докопаться до дна в отношениях СССР и Германии.

Вопрос: Вам сложно публиковать книги в России?

Суворов: Нет, не сложно. Однако существуют какие-то моменты, которые, с моей точки зрения, объяснить трудно. Моя последняя книга "Святое дело" была опубликована в России позже, чем в Болгарии. Болгары выпустили книгу через два месяца после получения рукописи, хотя им требовалось ее перевести, а в России книга вышла через год, хотя перевод не требовался. Однако у меня претензий к издателям нет. Книги выходят — у последней тираж 120 тыс. Хотя, если честно, я избалован несколько большим размахом.

Вопрос: В отношении Вас продолжает действовать смертный приговор, вынесенный советским судом?

Суворов: Да, приговор продолжает действовать, причем не только в России. Верховная Рада Украины рассмотрела мой вопрос — я, кстати, ее не просил об этом. Рада рассуждала: как поступить с украинцем, который изменил Советскому Союзу? Можно ли украинца, который вышел из-под контроля Москвы, считать достойным гражданином Украины и впускать на святую украинскую землю? Рада решила, что так поступать нельзя, что все украинцы должны хранить верность Москве и быть верными ее слугами. С чем я Украину и поздравляю!

Вопрос: В книге "Аквариум" Вы описываете свое внутреннее перерождение — причины , по которым советский разведчик ушел к англичанам. С высоты прожитых лет, Вы не жалеете о принятом тогда решении?

Суворов: В "Аквариуме" я не мог описать всю глубину своего перерождения. Дело в том, что центральная идея моей жизни -"ледокольная". Я пытался написать "Аквариум", включая размышления о том, что было, когда Гитлер и Сталин поделили Европу. Но эту тему расперло ужасно — эта тема бесконечная. Великий римский историк Корнелий Тацит писал, что в историю входишь, как в Средиземное море, один шаг, другой, а потом раскрывается бездна…

Нет я не жалею о том своем решении. Я благодарен, что мне выпала такая судьба. Я не знаю — прав я или не прав. Но у меня есть одна заслуга — я привлек внимание к этой теме. Вы помните официальную советскую историю — помпезную, нудную и неинтересную? Я побывал в Сталинграде и посмотрел на эту жуткую бабу, которую вознес Вучетич, которому требовалось освоить огромные капиталы. Ему надо было, чтобы бетон и сталь выделили, самосвалы, архитекторов, рабочих и чтобы ему заплатили деньги. А кругом кости солдатские валяются, но этим никто заниматься не хотел. У Великой Отечественной войны была лакированная история, которая всем надоела — а я, конечно, не Герцена разбудил, но, по крайней мере, разбудил несколько человек.

Вопрос: У Вас есть мечта?

Суворов: Я всегда мечтал стать писателем. Если очень глубоко-глубоко копнуть, то я мечтаю написать книгу для детей. Не военную, не политическую, а просто книгу для мальчиков и девочек 10-12-ти лет, которая была бы им интересна. Кто-то из великих, кажется Корней Иванович Чуковский, сказал, что для детей писать очень трудно, потому что для них надо писать так же, как для взрослых, только лучше. На это у меня таланта пока не хватает.

Поделиться:
Загрузка...