Россия имеет на Украине группу, которую пытается устранить от власти

19

Я читаю из вопросов, которые пришли мне перед началом программы, одно такое вполне разумное суждение от Натальи Алексеевны Мироновой, которая представилась нам как писатель и переводчик из Москвы. Она как-то взволновалась событиями на Украине.

Сергей Пархоменко , журналист

Вы помните, что произошла вполне редкая для российско-украинских отношений даже на этом, таком демонстративно-напряженном этапе, ситуация, когда Виктору Черномырдину, послу Российской Федерации на Украине, было сделано вполне официальное предупреждение. Не было бы, я думаю, в нем ничего удивительного, все-таки если бы речь не шла об Украине. Вот Наталья Алексеевна Миронова пишет: «Я к нему отношусь хорошо (в смысле, к Черномырдину), но какой "мессидж" он посылает? С хохлами (чухонцами, жмудью, чурками и т.д.) можно поступать, как мы считаем нужным. Не считаться с ними, тем более не уважать. Что хотим, то и воротим. Во Франции тоже не раз приходилось наблюдать, как, например, президент-социалист лается с голлистским парламентом…» Голлистским – это, значит, правым. Это я для тех, кто не очень ориентируется во французской политике. «…и наоборот. В США Конгресс вечно в оппозиции к президенту. Но нашим послам в этих странах и в голову не приходит (слава Богу!) давать по этому поводу интервью. Свои оценки они пересылают диппочтой. А с Украиной, стало быть, можно? Можно хамить?»

Очень верное замечание и очень верное сравнение. Действительно, это достаточно широко распространенная ситуация – когда, скажем, парламент и президент принадлежат к разным политическим лагерям. Во Франции даже изобрели для этого специальный термин – «сожительство, сосуществование» у власти. Достаточно часто мы действительно видим в США, когда при республиканском президенте демократический Конгресс или при президенте-демократе, наоборот, Конгресс состоит главным образом из республиканцев. Так было за последние десятилетия не раз и не два. Вот сейчас ситуация там не такая – и президент, и Конгресс из одного крыла американской политике. Посмотрим, насколько это продолжится. Может, и не так долго. Действительно, для послов в странах, где такое возможно, эта ситуация не представляет ничего удивительного и ни в коем случае, конечно, не служит поводом для каких-то насмешек и издевательств.

Я думаю, что среди причин того крайне неприятного и очень вредного для России напряжения, которое возникло в последние годы в отношениях между Россией и Украиной, среди этих причин одна из важнейших – сугубо психологическая. Действительно, людям трудно понять, трудно поверить, трудно запомнить, что называется, что Украина отдельная, другая страна, что города, которые мы абсолютно инстинктивно, рефлекторно, естественным образом считаем нашими близкими, но не в коем случае не считаем заграницей, на самом деле находятся за границей, в другой стране. И тот факт, что там имеют хождение другие деньги, это не какое-то недоразумение, не какой-то странный выверт местных коммерсантов, которые хотят вместо настоящих рублей принимать за свои товары какие-то непонятные разноцветные фантики, а это просто еще одно наглядное свидетельство того, что страна другая. Знаете, мне тоже очень трудно смириться с тем, что Одесса за границей, что Харьков за границей, что Киев за границей, даже что Львов за границей, хотя он такой весь из себя европейский и дух его уж точно не совковый. Все равно, оказавшись там, хочется каждый раз самого себя ущипнуть и спросить. Да, действительно, это совсем-совсем другая страна теперь.

Но штука в том, что нам, обывателям, нам, просто путешественникам, просто зевакам, которые ходят по улице, глазеют, слушают чужую речь, покупают галушки на Украине и едят их с большим удовольствием в сметане, нам можно забывать это. Ничего страшного не будет, если мы на минуту как-то выключимся из этой ситуации. А вот политикам, особенно дипломатам, делать этого нельзя. Действительно, при всем глубоком уважении к Виктору Степановичу Черномырдину, к роли, которую он сыграл в развитии русского капитализма, при всем восхищении его натурой, потрясающей его речью, нужно сказать, что он допустил в последние несколько месяцев и лет несколько грубых профессиональных проколов на своей новой (новой для него – все-таки у него огромная карьера, и он относительно меньшую часть времени провел на дипломатическом посту) профессии. Он не имеет права брать в рот эти слова. Ни при каких обстоятельствах. Ему нельзя. Ну вот он согласился на это, на эту роль, на этот пост, на этот титул. Он подал в свое время вполне формальные верительные грамоты, он является официальным представителем Российской Федерации на Украине, и он взял на себя некоторые обязательства. Он их грубо нарушает. Это правда.

И действительно, в ситуации, в которой между Россией и Украиной были бы совершенно безоблачные, какие-то нежные, трогательные отношения, можно было бы и дальше на эту тему хихикать, ухмыляться и умиляться. Но поскольку ситуация достаточно напряженная в связи с тем, что Россия имеет на Украине совершенно отчетливый политический интерес, имеет отчетливых политических врагов, имеет группу, которую она, Россия, пытается устранить от власти, давайте отдадим себе в этом отчет. С тех пор, как произошел ужасный конфуз с неизбранием Януковича президентом Украины – помните эту историю, когда президент Путин дважды поздравлял Януковиа с избранием, а потом все кончилось все равно тем, что выбрали в результате т.н. «оранжевой» революции Ющенко? – так вот, с тех пор российское руководство последовательно работает на то, чтобы устранить Ющенко и его союзников от власти.

Я сейчас не говорю о том, хорошо это или плохо, хороши или плохи они сами, и этот самый Ющенко, и окружающие его политические его сторонники. Я не говорю о том, правильно ли они управляют Украиной и несут ли они пользу или вред украинскому народу. Я хочу сказать, что есть суверенная держава недалеко от России. Просто, можно сказать, граничащая с ней на большом протяжении. Там есть законно избранная власть. И Россия последовательно старается эту власть оттуда сковырнуть. Это правда ведь, ну давайте посмотрим на эту ситуация открытыми глазами. Используя для этого самые разные способы. Экономическое давление, всякие манипуляции с газовыми трубами, прямые нападки, декларации и заявления, авторитет России в международных организациях и так далее. Российское руководство хотело бы видеть других людей у власти. То же самое было с Грузией, кстати. Опять – давайте абстрагируемся с вами от того, хорош или плох Михаил Саакашвили как президент страны, помогает он или вредит своему народу, но факт, что соседнее с Грузией государство, а именно Россия, предпринимало вполне отчетливые, явные усилия для того, чтобы его от власти убрать. Может это им понравиться? Нет. То же самое происходит с Украиной. И это, несомненно, вносит серьезное напряжение в наши отношения.

В этих обстоятельствах нет ничего удивительного, что к послу РФ Черномырдину украинский МИД применил не какие-то там специальные, особенные меры, а отнесся просто, что называется, на общих основаниях. Я думаю, что ровно так же поступили бы с послом Гондураса или Сенегала, если бы он позволил себе в подобных выражениях открыто в прессе, а речь идет о том, что Виктор Черномырдин дал интервью одной из российских газет, и это интервью было в довольно грубом и развязном тоне… так вот, представим себе какую-нибудь сенегальскую газету, в которой вышло такое интервью посла Сенегала на Украине, — думаю, что ему бы тоже не поздоровилось. Может быть, не поздоровилось бы даже сильнее, чем Виктору Степановичу Черномырдину. Я думаю, что это признак непрофессионализма российских дипломатов, непрофессионализма, надо сказать, российских журналистов и обозревателей, которые временами – я, конечно, не станут здесь этого цитировать, но пришлось начитаться в последние несколько дней по этому поводу совершенно чудовищных, отвратительных, каких-то помоечных заявлений людей, которые очень гордятся тем, что они являются прикремлевскими аналитиками, что они пользуются особым покровительством Его Высокопревосходительства господина Суркова или еще каких-нибудь их высокопревосходительств, они очень любят как-то поговорить об этом в интернете, поспорить друг с другом за то, кто ближе к особе Его Высокопревосходительства, на кого Его Высокопревосходительство посмотрел более ласково при своем последнем инструктаже, ну и так далее.

Ну, я думаю, что люди, которые не жалеют времени на чтение всего этого безобразия, понимают, о чем здесь идет речь. Так вот, комментарии, конечно, были совершенно чудовищные. И я думаю, что если бы Украина отнеслась бы, я бы сказал, с той мерой серьезности, с которой, наверное, можно было бы отнестись к такого рода заявлениям, думаю, что дело должно было бы обернуться и судебными исками для людей, которые таким образом высказываются по поводу суверенного государства и его представителей. Надеюсь, что рано или поздно это произойдет. Я думаю, что в какой-то момент люди, которые позволяют себе таким образом делать карьеру, а речь идет именно об этом – они рассчитывают только на мнение начальства, больше ни на чье, они пишут для крайне узкого круга читателей, для тех, от кого зависит их собственное благосостояние и их собственный прогресс. Я думаю, что эти люди рано или поздно за свои слова должны будут ответить. За свои дела, прежде всего, должны будут ответить. И ответственность, которую они понесут, не только моральная ответственность перед коллегами, перед профессиональным цехом, который, конечно, должен таких людей исторгать из себя в той или иной форме. Вот то, что касается истории с Черномырдиным, которой интересуются многие слушатели.

Сергей Пархоменко

Поделиться:
Загрузка...