«День защитника отечества»

15

На вопрос, а что мы празднуем 23 февраля, люди старшего и среднего поколения, бывшие граждане Советского Союза без промедления ответят, — День Советской Армии. Наиболее осведомленные добавят, — 23 февраля 1918 года, отряды Красной гвардии одержали свои первые победы под Псковом и Нарвой над регулярными войсками кайзеровской Германии. Вот эти первые победы и стали днем рождения Рабоче-Крестьянской Красной Армии.



Не говоря о том, какое отношение, имеет это событие к Украине, попробуем с помощью автора книги "Очищение" известного публициста, человека который профессионально изучает историю советских вооруженных сил В.Б.Суворова и авторов, на которых он ссылается, более подробно узнать: что, где и как происходило на самом деле, и что мы празднуем уже более 90 лет.

Начнем с того, что как пишет Виктор Богданович Суворов в своей книге "Очищение": "Павел Ефимович Дыбенко, который вел Красные отряды в бой под Нарвой 23 февраля 1918 года, не получил первую учрежденную советскую медаль — "20 лет РККА". Медалью награждали тех, кто особо отличился в боях, кто оплатил первые победы своей кровью, кто вел Красную Армию от победы к победе. Наградили многих. Но заместитель народного комиссара лесной промышленности командарм 2 ранга Павел Ефимович Дыбенко юбилейной медали не получил". Не правда ли сразу как-то не по себе, — сам "герой" не получил медаль, которую учредили в честь его "подвига"?

Со ссылкой на Д.Волкогонова Суворов продолжает: "Вскоре легендарный командарм был арестован. Его обвинили в шпионаже в пользу Америки, суд над ним продолжался 17 минут. Приговор — стандартный. Расстрел без промедления." (Волкогонов Д.А. "Триумф и трагедия". Кн. 2. С. 269).

Кто ж такой Павел Дыбенко, кем он был? Ответ на этот вопрос В.Суворов дает с помощью газеты "Красная звезда": Павел Дыбенко — матрос Балтийского флота. Начал службу на штрафном корабле "Двина" ("Красная звезда", 26 февраля 1989 г.). Чем провинился матрос Дыбенко, советская армейская газета не сообщает. Но явно не своей революционной деятельностью, иначе сообщили бы.

Итак, 1917 год, падение Российской монархии. "Пьяная матросня озверела. Под руководством Дыбенко и Раскольникова творилось чудовищное насилие в отношении флотских офицеров и их семей",- продолжает повествование В.Суворов. Причем, свои слова он подтверждает цитатой из газеты: "То, что десятилетиями объявляли клеветой, теперь признает и "Красная звезда" (4 октября 1997 г.), рассказывая о линкоре "Император Павел I": "Лейтенанта Савинского ударом кувалды по затылку убил подкравшийся сзади кочегар Руденок. Той же кувалдой кочегар Руденок убил и мичмана Шуманского. Он же убил и мичмана Булича. Старший офицер, старавшийся на верхней палубе образумить команду, был ею схвачен, избит чем попало, затем дотащен до борта и выброшен на лед". Офицеров убивали просто за то, что они офицеры. И топили в прорубях. А некоторых не топили. Перепившиеся приблатненные братишки Дыбенко с Раскольниковым катались на рысаках по офицерским трупам, втаптывая их в снег и навоз".

В.Суворов отмечает интересный факт и делает вывод: "Русский флот раньше базировался там, где сейчас Финляндия. Во Второй мировой войне большие и мощные страны без долгого сопротивления сдавались тоталитарному напору, а маленькая Финляндия вдруг проявила такую стойкость, которая смутила самого Сталина. …Народ Финляндии знал, что если Красная Армия покорит их страну, то освободители будут сдирать кожу с живых людей, вбивать гвозди в головы, отрезать носы, языки и уши, выкалывать детям глаза, творить все то, что творил пьяный Дыбенко. Потому, несмотря ни на какие потери и жертвы, Финляндия не сдалась. Товарища Дыбенко Финляндия помнит и сейчас…".

"Дыбенко, накатавшись на саночках, возглавил Центробалт — организацию, вставшую во главе флота. В октябрьские дни 1917 года Павел Дыбенко играл решающую роль. Если не сказать больше. Крейсер "Аврора" и десять других кораблей вошли в Неву по приказу Дыбенко. 10 тысяч вооруженных матросов — вот сила, совершившая октябрьский переворот. Ночь переворота — звездный час Дыбенко, — он в составе первого Советского правительства", — продолжает Суворов.

Нельзя выпустить из внимания еще один момент. "После падения монархии было образовано Временное правительство. Именно временное. Его не надо было свергать. Оно не намеревалось долго править Россией. Судьбу страны должно было решить всенародно выбранное Учредительное собрание… Вот этого Ленин и Троцкий не могли допустить. Большевики уже свергли Временное правительство. Теперь задача — не допустить, чтобы народ выразил свою волю. Ленин и Троцкий принимают простое решение: "Учредительное собрание — разогнать, демонстрации рабочих – расстрелять"", — продолжает В.Суворов. Далее он приводит слова российского историка Ю.Г.Фельштинского: "Решено было подготовиться к разгону. Совнарком обязал комиссара по морским делам П.Е.Дыбенко сосредоточить в Петрограде к 27 ноября до 1012 тысяч матросов" ("Крушение мировой революции". С. 192). Дыбенко с Раскольниковым выполнили все так, как им приказали: рабочие демонстрации расстреляли, Учредительное собрание разогнали".

Далее в подтверждение своих слов В.Суворов берет ленинскую работу "Тяжелый, но необходимый урок", которую по его словам, он изучал несчетное количество раз. Он приводит цитату из этой статьи В.Ленина: "Эта неделя явилась для партии и всего советского народа горьким, обидным, тяжелым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком". Как он отмечает, статья впервые опубликована 25 февраля 1918 года в вечернем выпуске газеты "Правда": "Вот тут меня и прожгло. Вот тут-то я воздухом и захлебнулся. Сначала что-то понял, но не сообразил еще, что именно, еще неуспел сам для себя понятное выразить словами и образами. Только отдышавшись, начал осмысливать: 50 лет назад, 23 февраля 1918 года, Красная Армия под Псковом и Нарвой одержала свои первые блистательные победы, которые мы дружно празднуем… Почти одновременно с этим историческим событием, тоже 50 лет назад, 25 февраля 1918 года, в вечернем выпуске газеты "Правда"… товарищ Ленин, матерясь и кусая ногти, пишет, что вся прошедшая неделя была для всего советского народа "горьким, обидным, тяжелым уроком". Товарищ Ленин, не называя по имени, кроет кого-то, не умеющего бороться: "…мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говоря уже о бегстве, хаосе, близорукости, беспомощности, разгильдяйстве". И говорит Ленин не о каком-то таинственном участке обороны, но называет Псков и Нарву своими именами. …При простом наложении дат ленинская статья одним только своим названием опровергает любые рассказы о великих победах, якобы одержанных 23 февраля 1918 года?"

В.Суворов со ссылкой на книгу "Размышления о минувшем" генерал-лейтенанта С.А.Калинина продолжает рассуждать. Вот цитата из книги Калинина: "Не помню сейчас точно, в конце марта или в начале апреля, в Самаре произошло событие, взволновавшее всю партийную организацию. В город неожиданно, без всякого предупреждения, прибыл ешелон балтийских моряков во главе с П.Е.Дыбенко. Вначале мы обрадовались новому пополнению. Но в тот же день в губком пришла телеграмма за подписью М.Д.Бонч-Бруевича. В телеграмне предлагалось немедленно задержать Дыбенко и препроводить в Москву за самовольное оставление вместе с отрядом боевой позиции под Нарвой" (С.А.Калинин "Размышления о минувшем", С. 71).

"Нам говорили, что под Нарвой — великие победы, а сам победитель почему-то сбежал и его по всей стране ловят. И вот самарские большевики решают, как с матросиками обойтись. Решили: делегатом идет один Калинин без охраны и без оружия", — продолжает Суворов. Далее снова цитата из С.А.Калинина: "Как только я появился на перроне вокзала, матросы взяли меня под стражу и, как "контру", привели в вагон Дыбенко. За столом сидел богатырского вида моряк…" "Коммунист Калинин устыдил революционера Дыбенко, тот раскаялся и решил возвращаться в Москву", — подитоживает Суворов.

Наконец, в период перестройки и гласности 26 февраля 1989 года, газета "Красная звезда" поместила большую статью о "великом полководце Дыбенко", в которой парой строк сказано: "За отход от Нарвы и самовольный отъезд с фронта Дыбенко исключили из партии. Он предстал перед судом Революционного трибунала… Совнарком вынес решение — отстранить Дыбенко с занимаемого поста. Павел Ефимович к этому себя уже подготовил: "Конечно, я виноват в том, что моряки добежали до Гатчины…""

Как пишет В.Суворов, случилось вот что: "Члену первого Советского правительства товарищу Дыбенко и его доблестным матросам приказали остановить германские войска под Псковом и Нарвой. Никаких побед пламенные революционеры ни под Псковом, ни под Нарвой не одержали, никого не остановили, неувядаемой славой своих знамен не покрыли. Наоборот, при первых столкновениях с противником изнеженные матросики, просидевшие всю войну в портах, дрогнули и побежали. И наш герой — вместе с ними. А может быть, впереди. Защитники революции добежали до самой Гатчины. Тут надо открыть карту, чтобы оценить героический путь. 120 километров бежали защитники социалистического отечества. Три марафона по глубокому февральскому снегу. В Гатчине захватили эшелон и понеслись по стране спасать свои революционные шкуры. Вдогонку спасающимся глава высшего военного совета Бонч-Бруевич рассылает по стране телеграммы: поймать героев и под конвоем доставить в Москву. Герои должны были остановить противника, но их самих надо останавливать. Если удастся найти… Героев обнаружили аж в Самаре. За Волгой".

Далее Суворов, ссылаясь на Юрия Фельштинского, пишет: "Но самым удивительным было то, что немцы наступали без армии. Они действовали небольшими разрозненными отрядами в 100-200 человек, причем даже не регулярными частями, а собранными из добровольцев. Из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении мифических германских войск города и станции оставлялись без боя еще до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60-100 человек. Псков был занят небольшим отрядом немцев, приехавших на мотоциклах. В Режице германский отряд был столь малочислен, что не смог занять телеграф, который работал еще целые сутки" ("Крушение мировой революции". С. 259-260). Вот от этого воинства и бежал член Советского правительства, народный комиссар по морским делам, полководец и флотоводец Дыбенко со своими вояками. Петроград он бросил без всякой защиты, а у немцев просто не было сил его захватить. Немцы так до Петрограда и не дошли. А Дыбенко, пробежав незамеченным мимо Москвы, убежал за Волгу".

И смех, и грех, но то, позорище которое учудил Дыбенко 23 февраля 1918 года, мы празднуем вот уже 90 лет…

Понятно еще Россия… 23 февраля Россия отмечает праздник "День защитника Отечества" в соответствии с Федеральным законом РФ «О днях воинской славы (победных днях) России» (1995 год). С 2002 года по решению Государственной Думы Российской Федерации 23 февраля в России является нерабочим днем.

Но Украина… В 1999 году Президентом Л.Кучмой от имени Украины было принято решение и себе, в Украине, праздновать один из "победных дней России", и даже под таким же названием "День защитника Отечества". Пока что, этот день выходным не является.

Сергей Стефанко

Поделиться:
Загрузка...