Кризис для Путина — как Отечественная война для Сталина?

31

Два с половиной года тому назад я написал статью «У России будет лидер нации», которая была напечатана в журнале «Политический класс». Я попытался показать, что «смутные времена» в России практически всегда выдвигают своего лидера нации, призванного вывести россиян на путь модернизации,  обеспечивающий дальнейшее ускоренное развитие России. При этом Путин, считал автор этих строк, должен опираться на формирующийся средний класс, выдвинуть национальную идеологию и национальную стратегию развития России до 2020 года.

 УДАЧИ И ПРОВАЛЫ

Важнейшей задачей национального лидера было восстановление вертикали власти, без которой Россия просто не будет существовать, т.к. ее разорвут на части центробежные тенденции, обусловленные огромностью территории нашей страны и разнообразием наций и вероисповеданий. Два президентских срока правления Путина складывались для него очень удачно. Ему удалось восстановить вертикаль власти, и хотя он не сформулировал национальную идеологию, но наметил основной вектор ее развития. Удалась Путину и идея создания «Русского мира» в общепланетарном масштабе и объединение двух ветвей Русской православной церкви. В конце своего президентства он, наконец-то, сформулировал и «Стратегию развития России до 2020 года».

Примечание Максима Калашникова: правда, вертикаль власти оказалась насквозь воровской и недееспособной, «Русский мир» — бутафорским. А пресловутая стратегия вышла  чрезвычайно убогой и мертворожденной по причине интеллектуальной немощи и приверженности обанкротившемуся либерало-монетаризму пополам с «догоняющей» моделью развития, предопределяющей русское национальное поражение.

Но ему не удалось сформировать сколь-нибудь значительный средний класс, который за время его президентства так и не поднялся выше 20% от общей численности населения. И все потому, что попытка развивать российскую экономику по либеральным матрицам ни к чему, кроме как к спекулятивно-сырьевой модели, привести в принципе не могла. Переход России к рыночной экономике осуществлялся в условиях повышательной волны пятого большого Кондратьевского цикла, проходившей под знаменем неолиберальной революции, обеспечившей мировой экономике более чем двадцатилетний подъем и процветание на базе пятого технологического уклада. Поэтому западные «доброхоты» легко навязали России спекулятивную неолиберальную модель экономического развития. В то время как мощный средний класс (в 70% от общей численности населения) во всех развитых странах мира был сформирован в 1950-60-х гг. на повышательной волне четвертого Кондратьевского цикла в условиях господства кейнсианской модели экономического развития. А в условиях господства неолиберальной модели в 1980-90-ые годы происходило размывание и численное сокращение среднего класса.

Но двадцатилетний подъем в рамках повышательной волны пятого Кондратьевского цикла, осуществленный под знаменами неолиберализма, закончился в начале XXI века, когда мировая экономика прошла верхнюю точку своего развития, и мир вступил в понижательную волну. И вот тут-то уже не президент, но еще национальный лидер был поставлен перед фактом мирового экономического кризиса, точно так же, как в июне 1941 года Сталин был поставлен перед фактом начала Великой Отечественной войны. Разница заключается в том, что Сталин отлично знал, что война с гитлеровской Германией рано или поздно начнется. Он, как мог, оттягивал начало этой войны, но  почти три  пятилетки усиленно к ней готовился.

Путин не только не готовился к мировому экономическому кризису, но до сих пор не понимает его природу, а поэтому не может оценить его глубину и продолжительность.

Бездарные экономические советники только запутывали Путина, сначала заявляя о том, что никакого кризиса не будет вообще, а американская экономика так сильна и устойчива, что с ней никогда ничего не может случиться. Затем, когда кризис в США все-таки начался, они стали утверждать, что Россия является «островком стабильности» и кризис обойдет ее стороной. Но когда кризис накрыл и РоФ, они совсем потеряли голову и, спасая выстроенную ими спекулятивную экономику и крайне неэффективных собственников — олигархов, начали финансировать обвальное обесценение собственной национальной валюты — рубля. Поэтому нынешний кризис для Путина — это вызов, это его «момент истины», так же как «моментом истины» для Сталина была Великая Отечественная война.

 ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ

 Сталин перед войной сумел создать жесткую вертикаль власти, но становым хребтом этой власти являлся не склонный к коррупции государственный аппарат, а жестко централизованная партийная иерархия.

Государственный же аппарат был взят под жесткий партийный контроль и прямой диктат партии. Сталин в 1930-е гг. сделал то, что через 60 лет после него уже совершенно в других политических и экономических условиях сделали опиравшиеся на партийную вертикаль власти китайские коммунисты, обеспечившие беспрецедентно мощный тридцатилетний рост экономики Китая. При таких темпах экономического развития КНР уже в ближайшем будущем сможет «догнать и перегнать Америку», т.е. сделать то, чего не смогла сделать, расслабившись на нефтедолларах, КПСС в 1970-80-х гг.

      Поражение Германии в Первой мировой войне, кабальный и унизительный для нее Версальский мирный договор сделали Вторую мировую войну практически неизбежной. Гражданская война, экономическая разруха, НЭП и внутрипартийные распри в СССР вынесли на гребень политической волны и сформировали национального лидера из ничем не примечательного партийного функционера, занимавшего чисто административный пост генерального секретаря (что-то типа руководителя аппарата) в партийной  иерархии. И пока признанные лидеры партии большевиков: Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков и т.д., воевали друг против друга, Сталин сумел создать жесткую вертикаль власти из партийных функционеров, подчинив их своей железной воле. А затем расправился со всеми бывшими партийными вождями по очереди, имея в своих руках мощный и послушный его воле партийный аппарат.

К концу 1920-х гг. он полностью контролировал партийный и начал прибирать к рукам государственный аппарат. Понимая, что война обязательно вскоре начнется, Сталин постарался максимально мобилизовать страну. И тут ему сильно повезло: понижательная волна третьего большого Кондратьевского цикла породила Великую депрессию. Проведя экспроприацию крестьянства под лозунгом коллективизации и «задушив» нарождавшуюся в условиях НЭПа буржуазию, он собрал значительные ресурсы для начала индустриализации страны, а Великая депрессия в первый и последний раз открыла перед нами мировые рынки передовой техники и технологий. Не завалявшиеся, перезрелые, а новенькие, пахнущие лабораторной краской и сверкающие конструкторской белизной.

Бессилие ошалевших от кризиса буржуазных государств, раскрыло перед СССР двери цехов и КБ, сняло занавески над кульманами, раскрыло лабораторные журналы. В очередь на советские заказы стали "Ф.Крупп" и "Демаг", "Маннесманн" и "Пратт энд Уитни", "Рено-Кодрон" и "Фоккер", свои новейшие изделия предлагали на продажу Мессершмитт, Дуглас, Хейнкель, Кристи, Ройс — мировая техническая элита. Для СССР открывалась возможность выкачать весь задел из портфелей и мозгов Европы и Америки. Но всего на несколько лет, положенных кризисом.

И Сталин осуществил этот прорыв, бросив на приобретение бесценного опыта, самых современных технологий и оборудования, временно оказавшегося бесхозным, все:  до последнего грамма золотого запаса, экспортного килограмма зерна, штуки вывозимого яйца. В 1932 году в условиях, когда стихия кризиса начинала ослабевать, знаменуя конец режима доступности, он в последнем усилии вырвать из Запада все, что только нужно и можно было взять, резко увеличивает продовольственный экспорт. В корче и ужасе умирающих голодной смертью детей, людоедстве безумного одичания взрослых шел поток технического импорта 1932 года. И мы имеем полное моральное право осуждать Сталина за этот «голодомор». Но не это ли бесчеловечное решение Сталина обеспечило нашу Победу в Великой отечественной войне?

Сталин действовал жестокими, подчас террористскими методами, но время тогда было такое, да и сам Сталин просто не знал других методов, т.к. весь его личный жизненный опыт подсказывал ему только такие способы достижения целей. И все-таки он не успел. Он не успел к июню 1941 года создать мощную индустриальную державу, способную выдержать нападение лучшей армии мира, за спиной которой стояла самая современная индустрия всей Европы. Но приобретенное в условиях Великой депрессии самое современное западное оборудование и технологии было размещено в своей основной массе в индустриально развитых западных районах СССР, где была сосредоточена необходимая производственная инфраструктура. Поэтому, в первые дни и месяцы войны перед Сталиным стала дилемма, чем пожертвовать: армией или оборонной индустрией?

Сохранить 4,5-миллионную кадровую армию, осуществив организованный отвод войск вглубь территории СССР и организовав линию обороны в соответствие с военной наукой, как предлагал ему Жуков и другие военноначальники? Но это означало потерять при этом большую часть оборонного потенциала СССР, с таким трудом и огромными жертвами созданного за годы предвоенных пятилеток. Или успеть вывести все самые ценные предприятия за Волгу, создав там, на подготовленных в последние предвоенные годы промышленных площадках, новые заводы и фабрики, которые обеспечат армию всем необходимым в ходе последующих лет войны? Но при этом приходилось пожертвовать кадровой армией, прошедшей 2-3-летнюю подготовку и достаточно неплохо оснащенную за годы первых пятилеток.

Решить обе эти проблемы одновременно было просто невозможно, уж слишком сильна была немецкая армия, за несколько месяцев прошедшая победным маршем по всей Европе, и за спиной которой была вся европейская индустриальная мощь. Не случайно позднее Г.К.Жуков отмечал, что «даже отмобилизованная армия 1942 года не смогла сдержать сосредоточенного удара немецких войск на Юге и покатилась на 700-1299 километров», а тем более этого не могла сделать армия 1941 года.

     ТРУДНЫЙ ВЫБОР СТАЛИНА                                      

Поэтому Сталин, имея в наличии 25 миллионов призывного контингента, решил пожертвовать армией. Он вынудил ее обороняться в крайне неблагоприятных условиях, постоянно переходя в контратаки против превосходящих сил противника. В результате армия билась из последних сил, постоянно разрываемая мощными танковыми группировками противника, попадавшая целыми дивизиями в окружение. Однако она выполняла свою основную задачу — максимально затормозила продвижение немецкой армады вглубь советской территории, давая вывезти все необходимое оборудование глубоко в тыл, за Волгу. Кроме того состава, в реальных сражениях с противником Красная Армия получала необходимый боевой опыт и выучку. Шел естественный отбор командиров и военноначальников, не только на право, но и на умение командовать ротами, батальонами, полками, дивизиями, армиями и фронтами.

Именно первые месяцы войны показали, что многие из уцелевшего довоенного командного состава Красной Армии  умели красиво докладывать начальству и организовывать парады. Но они терялись перед лицом столь грозного противника, не могли наладить управление войсками и показали свою несостоятельность в условиях реальных боевых действий. А легендарные маршалы и народные любимцы Ворошилов с Буденным показали свою полную непригодность к современной войне и непонимание ее законов. Один провалил оборону Ленинграда, и только вмешательство в ситуацию Жукова позволило остановить захват города немцами. Другой не смог организовать оборону на самом важном западном направлении, прикрывающем дорогу на Москву, и снова Жукову удалось выправить ситуацию и остановить врага на самых подступах к Москве. Нехватка грамотных командных кадров вынудила Сталина срочно вернуть из лагерей и колоний всех офицеров и генералов, репрессированных перед войной, которых еще не успели расстрелять.

В тяжелых боях, отступая и сражаясь до последней капли крови, ковалась новая регулярная Красная Армия, сумевшая в конечном итоге разбить такого грозного противника, как немецкая армия. На собственных ошибках, стратегических промахах и просчетах, в условиях реальных боевых действий формировался новый командный состав Красной Армии от лейтенанта до маршала. Причем жесткую «выбраковку» делали не те, кто имел «доступ к телу» Верховного Главнокомандующего, а сама война, конкретные боевые действия. И здесь уже ни какой роли не играло ни кумовство, ни землячество, ни дружеские отношения, здесь действовал жесткий христианский принцип: «да воздастся тебе по делам твоим»! В результате этой «учебы в бою» и сформировалась та когорта выдающихся военачальников, руками и разумом которых Верховный Главнокомандующий выиграл войну — Жуков, Рокоссовский, Василевский, Шапошников, Мерецков, Говоров, Толбухин, Конев, Тимошенко, Соколовский, Малиновский и многие другие.

В 1941-м Красная Армия, обреченная своим Верховным Главнокомандующим на верную гибель, пыталась, несмотря ни на что, выжить. В это время  сам Верховный, опираясь на молодых и энергичных Шверника, Косыгина, Устинова и других, занимался эвакуацией заводов и фабрик с западных территорий и организацией оборонного комплекса страны. Уже 24 июня был создан Совет по эвакуации (председатель Шверник, заместитель — Косыгин). Этот Совет разом поднял промышленность 7 республик, 60 областей, и перенес ее на тысячи километров, за Волгу. Всесильные органы (Госплан, Госснаб, дюжина наркоматов первого ранга, Вознесенский, Берия, Каганович, Жданов, Хрущев и другие) в безусловной субординации выполняли приказы «юнцов безусых» Шверника с Косыгина, т.к. за ними стоял сам Сталин.

Даже последовательность принятия решений — 24-го об эвакуации и 25-го о стратегической обороне — говорит о том, что Сталин считал самым важным в условиях крайне неблагоприятного начала войны сохранить военно-экономический потенциала, по условиям его формирования в 1930-х годах, на 80% развернутый западнее Волги. Предварительные работы по перемещению его начались еще с 1939 года под удобно непонятной вывеской "строительство заводов-дублеров". Создание Совета по эвакуации означало, что уже не позднее утра 23-го, а скорее всего во второй половине 22-го Сталин пришел к выводу о неизбежности поражения армии в приграничных сражениях. И заранее признавая неудачу военной компании 1941 года, он готовился к затяжной, многолетней войне.

Но до качественного перелома в войне предстояло еще пережить, перетерпеть полтора года, пока окончательно не сформировалась и закалилась в боях Красная Армия, и пока выведенный из под носа у немцев оборонный потенциал не заработал на полную мощь, обеспечив военно-техническое превосходство Красной Армии над немецким Вермахтом. Поэтому решение Сталина пожертвовать армией ради сохранения и перевода на Восток оборонных предприятий было страшно тяжелым решением гениального политика до сих пор непонятое большинством наших историков и «кухонных стратегов». Именно благодаря этому решению была обретена советским народом Победа в Великой Отечественной войне.

И только когда в октябре-ноябре была закончена эвакуация оборонных предприятий с запада на восток, когда было получено подтверждение, что Япония не нападет на СССР, с Дальнего Востока и Сибири были срочно переброшены свежие кадровые, хорошо оснащенные войска, которые смогли переломить ситуацию под Москвой, нанеся первое поражение противнику в этой затяжной Отечественной войне. Но был еще тяжелейший 1942 год, год отступлений и огромных потерь, пока не начался со Сталинградской битвы коренной перелом в ходе войны, завершившийся на Курской Дуге. Сталин с честью преодолел свой «момент истины» и гениальным решением обеспечил конечную победу в Великой Отечественной войне, доказав, что является подлинным национальным лидером страны, которому удалось организовать еще и Священный союз своих «заклятых друзей», таких как Черчилль и Рузвельт, ради победы над общим врагом.

        ПУТИН И СТАЛИН: ЕСТЬ ЛИ СХОДСТВО?                

Путин прошел очень похожий со Сталиным путь. В 1999 году, когда судьба привела его на вершину власти, он был просто компромиссной фигурой, не вызывавшей отторжения ни у одной из конкурирующих в борьбе за власть политических группировок. Более того, он стал приемником Ельцина в первую очередь  потому, что ни одна из группировок не рассматривала его в качестве самостоятельной политической фигуры. И «семья», и «силовики», и «олигархи», и «регионалы» — все считали, что с легкостью смогут манипулировать им. Но он оказался человеком с «восточным» менталитетом и железной волей, постепенно нейтрализовавшим всех своих потенциальных политических соперников. В результате, одни оказались в Лондоне, другие — на Канарах, а третьи — на «нарах». Четвертые же решили, что лучше «присягнуть» Путину на верность, чем оказаться на «нарах».

Он очень умело и без видимых проявлений борьбы, выплескивающихся на улицы, смог расчистить политический ландшафт страны и создать жесткую вертикаль власти, без которой Россия просто обречена на гражданские и междоусобные войны. Одну из них, в Чечне, ему удалось достаточно быстро подавить, показав всем, что «кто не с нами — тот наш враг», а с врагами на войне не церемонятся. Особенно большое значение имело объединение двух ветвей чиновничества (региональных и федеральных) в единую вертикаль власти при помощи создания института представителей президента в семи федеральных округах и объединения двух партий: «Единство» и «Отечество — вся Россия» в одну партию «Единая Россия», название которой очень точно отражает сам смысл этого объединения.

Ему, как и Сталину с Великой депрессией, очень повезло: цены на нефть, газ и другое сырье — основной источник экономического благосостояния нынешней России — на мировых рынках резко полезли вверх.

Но вместо того, чтобы, подобно Сталину, заняться модернизацией российской экономики, он решил, что «от добра, добра не ищут», и продолжил развивать созданную Гайдаром, Чубайсом, Кудриным, Игнатьевым и другими либеральными монетаристами спекулятивную экономику. Начавшийся после дефолта 1998 года подъем российской экономики и постоянный рост мировых цен на нефть, газ, металлы и другие российские экспортные товары обеспечивали естественный ежегодный прирост ВВП в 4-5%. И как следствие этого, постепенный рост уровня жизни населения в стране. После кошмарных 1990-х гг., когда уровень жизни в России упал более чем на 40%, этот пусть небольшой, но стабильный рост придавал россиянам надежду на будущее.

 Тонкий политик, но очень слабый экономист, Путин мерил Россию по «большому Гамбургскому счету», сравнивая наши темпы роста с наиболее развитыми странами, на фоне которых мы выглядели просто блестяще. Но по своему уровню экономического развития РФ никак не можем относиться к развитым странам — она страна развивающаяся. Экономика развитых стран базируется на пятом технологическом укладе, а Россия получила в наследство от СССР многоукладную экономику, в которой господствовал четвертый технологический уклад, заложенный еще Сталиным в 1930-х гг. Пятый уклад в России и сейчас развит очень слабо, т.к. в мировой экономике он формировался в 1970-80-х гг., когда СССР, расслабившийся на нефтедолларах, прозябал в «застое». Россия вполне могла бы развиваться значительно более высокими темпами, как Китай, например, а ВВП и производительность труда могли бы прирастать по 10-12% в год, если бы вложения в основной капитал были бы сопоставимыми с китайскими.

Уровень экономического развития по основным показателям у России и Китая в 1990-м году был примерно одинаков, но затем Китай сделал резкий рывок вперед, ибо ежегодно вкладывал по 40% своего ВВП в обновление основного капитала. Россия же в 1990-х гг. пережила экономический крах, когда наши либералы сократили ВВП страны в 2 раза, а доходы населения упали на 40%. Затем, «загорая» под лучами высоких цен на свое сырье, РФ вкладывала всего по 15-17% ВВП в обновление основного капитала. И только когда в 2006-2007 гг. вложения в основной капитал за счет государственных инвестиций увеличились до 20-22%, мы сразу получили прирост ВВП в 7-8% годовых. Но наши либералы тут же подняли визг по поводу «огосударствления экономики», хотя сам частный капитал предпочитал вкладывать свои средства только в то, что обеспечивало быструю отдачу и высокую прибыль, т.е. в сырье и спекулятивные операции.

К сожалению, увлекшись «политическим строительством», Путин не очень-то обращал внимание на экономику, которая и так росла сама по себе. Доходы от нефти и газа увеличивались, темпы развития экономики и благосостояния населения росли, поэтому главной своей задачей Путин считал создание и укрепления вертикали власти и развитие формализованных институтов демократии, таких как партии, Общественная палата и т.д. А развитие экономики он откладывал на потом, когда политическая власть в стране окрепнет, чтобы стал невозможным возврат к «бардаку» 1990-х гг. Именно поэтому, по нашему мнению, выработка экономической стратегии развития России до 2020 года была отложена им на самый конец второго президентского срока.

КАКУЮ ЭКОНОМИКУ СТРОИЛ ПУТИН

Перед Сталиным все 1930-е  маячила угроза новой мировой войны, в то время как перед Путиным подобной политической угрозы не стояло. Была другая  — потерять экономический суверенитет и превратиться в сырьевой придаток развитых стран. Против этой угрозы он и боролся во время своего президентства, и его речь в Мюнхене — лучшее тому подтверждение. Но, не обладая глубинным фундаментальным пониманием экономики, он не понимал и того, что мировая капиталистическая экономика развивается циклически, и на смену двадцатилетней повышательной волне неизбежно придет понижательная волна, сопровождаемая чередой тяжелейших экономических кризисов. Именно поэтому мировой экономический кризис оказался для него таким неожиданным. Тем более, что его ближайший сподвижник, министр финансов Кудрин, который помог ему устроиться в Москве после переезда из Питера, продолжал проводить либерально-монетаристскую политику по укреплению спекулятивной экономики в России, убеждая Путина, что никакого кризиса не будет, и что «Россия — это остров стабильности».

Пока цены на нефть и другие сырьевые товары были высокими, российские сырьевики занимались спекулятивным экспортом, а импортеры дешевых, (пользующихся дотациями государств на Западе) продовольственных продуктов \и товаров массового спроса занимались спекулятивной торговлей на внутреннем потребительском рынке. Важнейшей особенностью нашего внутреннего рынка, подтверждающей его спекулятивный характер, является то, что объем оптовой торговли более чем в 4 раза превышает объем розничной, т.к. любой товар, проходя через многочисленные посреднические фирмы и подставные «фирмочки», увеличивает свою стоимость в разы. Кроме того, Россия получила от СССР «дурную социалистическую наследственность» в виде высокой степени монополизации экономики. И пока в нашей экономике господствуют монополисты, мы обречены жить в условиях монопольно высоких цен.

Кроме того, рост цен на нефть, газ, металлы и т.д. вызвал огромный приток иностранных спекулятивных капиталов на российский фондовый рынок, которые у нас стыдливо называли инвестициями. Этот массовый приток западного спекулятивного капитала привел к резкому росту капитализации российских компаний, не соответствовавшего их реальной стоимости. Путин с гордостью указывал на увеличивавшуюся в 22 раза капитализацию российских компаний, не понимая его спекулятивную сущность. А когда после начала финансового кризиса в США этот самый спекулятивный капитал «побежал» с российского фондового рынка, обрушив его в одночасье, Путин обиженно удивлялся, что капитализация некоторых российских компаний после обрушения рынка оказалась меньше, чем стоимость их активов. Но таковы реалии спекулятивной экономики — что ж «на зеркало пенять».

Полная растерянность Путина после крушения российского фондового рынка подтвердила тот факт, что он не понимает экономики и законов, по которым она развивается. И это не случайно, т.к. вокруг него нет экономических «Жуковых, Василевских и Рокоссовских», одни «Ворошиловы и Буденные», которые сами не понимают, что творится сейчас в мировой экономике. Неолиберальная доктрина, которой они служили «верой и правдой», и которая определяла развитие мировой экономики на всей повышательной волне пятого Кондратьевского цикла, создала максимально благоприятные условия для развития именно спекулятивного капитала по всему миру и, в первую очередь, в цитадели современного капитализма — в США. Но к началу нового тысячелетия потенциал развития пятого технологического уклада в развитых странах исчерпал себя, а расширение производства на повышательной волне привело к перенакоплению капитала, который нужно было куда-то прибыльно вкладывать.

Поэтому монетарно-либеральные власти в США добились ликвидации любых ограничений на спекулятивные операции на мировых финансовых рынках. И за несколько лет многократно увеличили размеры фиктивного капитала, наводнив мировые рынки производными финансовыми инструментами (деривативами), которые, по их убеждению, с помощью специальных компьютерных математических моделей могли распылять риски бесконечно и безопасно. Более того, под эти идеи была подведена соответствующая теоретическая база американскими экономистами вроде Роберта Мертона, Майрона Шоулза, Гарри Марковица и Мертона Миллера, получившими за это Нобелевские премии. Но любая финансовая пирамида, в конце концов, обрушится, как бы она теоретически не обосновывалась нобелевскими лауреатами. Стала рушиться и американская, а за нею и российская.

Но в основе американского спекулятивного капитала все-таки лежало реальное материальное производство, базирующееся на пятом технологическом укладе. А в основе российского спекулятивного капитала лежали только богатства российских недр и отсталое производство 1930-60-х гг. с полным отсутствием современной инфраструктуры. И вместо того, чтобы, как это делали в Китае, инвестировать значительные средства в основной капитал для перевода экономики на пятый технологический уклад и заняться формированием нового шестого, который будет определять развитие мировой экономики в первой половине XXI века, российские финансовые власти организовали массовый вывоз государственного капитала из страны. Сумма вывезенных из России и размещенных на Западе золотовалютных резервов РФ летом 2008 года составила почти 600 млрд. долларов.

Но рыночную экономику не обманешь. В отличие от 1990-х, в 2000-х гг. в связи с ростом мировых цен на наше сырье для банков и корпораций РФ стали доступны кредитные ресурсы Запада. Поэтому дефицит ликвидности, порожденный вывозом из страны огромных госрезервов, был восполнен на начало октября 2008 года кредитами российских банков и корпораций на сумму в 527 млрд. долларов, полученных на Западе. Таким образом, Кудрин с Игнатьевым, вывозя финансовые госрезервы из России, просто вынудили российские банки и корпорации брать кредиты на Западе. Причем, если государственные валютные резервы размещались на Западе под 2-3% годовых, то российские банки и корпорации брали там кредиты под 7-8% годовых, и прямой убыток России от этих операций, по расчетам С.Глазьева, составил 25-30 млрд. долларов. И все это осуществлялось под лозунгом борьбы с инфляцией и избыточностью денежной массы.

   ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ДВУЗНАЧНАЯ ИНФЛЯЦИЯ?                   

Когда либеральные реформаторы в начале 1990-х гг. отпустили цены в свободное плавание, то породили гиперинфляцию, с которой решили бороться чисто монетарными методами — сжатием денежной массы. В результате они «ужали» денежную массу до 12% от ВВП, породив массовые неплатежи, бартерный обмен и бесчисленное количество всяческих денежных суррогатов, т.к. мировой кредитный рынок был в то время закрыт для России. И дефолт 1998 года стал достойным результатом этих экономически безграмотных действий.

При Путине Кудрин с Игнатьевым продолжили эту безграмотную монетаристскую политику, правда, немного расширив границы денежной массы, доведя ее аж до 28% от ВВП. Но вице-президент Ассоциации российских банков В.А.Гамза утверждает, что «проведенный комплексный анализ всех денежных агрегатов в различных сопоставлениях свидетельствует об избыточности не денежной массы, а ее изъятия из экономики и «складирования» в Банке России и в зарубежных активах». Более того, он считает, что «уровень монетизации экономики, … денежной массы М2, к ВВП (28,0%) дает основание говорить о «финансовой дистрофии» российской экономики».

В своем исследовании «Инфляция в России: денежный анализ» Гамза очень убедительно (на графиках!) показывает, что увеличение количества денег в российской экономике приводит не к росту инфляции, а наоборот, к ее снижению: «В целом рост денежных агрегатов ведет не к увеличению, а к снижению инфляции… Более того, темпы роста денежной базы и денежной массы, работающих в экономике, прямо пропорционально соответствуют темпам снижения инфляции… Уровень монетизации российской экономики в 3-5 раз ниже уровня монетизации в развитых странах и в 7 раз ниже, чем в Китае». Такая картина получается, если российскую экономику изучать не по западным монетаристским учебникам, а грамотно анализировать реальную действительность.

Откуда тогда берется двузначная российская инфляция? Первая причина — это спекулятивный характер российской экономики и высокий уровень ее монополизации, о которых говорилось выше. А вклад в инфляцию роста цен и тарифов естественных монополий просто трудно переоценить. Примерно половина нашей инфляции — это рукотворная инфляция, созданная руками Кудрина и Игнатьева. Огромный поток валюты в РФ в виде оплаты за экспортную продукцию,  приток западных кредитов в российские банки и спекулятивных западных капиталов на наш фондовый рынок привели к искусственной недооценке российского рубля Банком России, который выкупал часть валюты, выбрасывая на внутренний рынок ничем не обеспеченные, свеженапечатанные рубли.

И выступление Путина перед «единоросами» в начале 2008 года свидетельствует о том, что он абсолютно ясно понимает это: «У нас сейчас огромный приток капитала… В прошлом году чистый приток частного капитала — 81 млрд. долларов… ЦБ изымает эти деньги, печатает на них рубли и вбрасывает в экономику. Объем денежной массы увеличивается. Деньги в конечном итоге попадают к потребителям, которые выходят за товарами».

Но напечатанные деньги не увеличивают объем денежной массы, они просто обесценивают рубль. Рост цен на товары и обесценивание рубля — это, как «орел» и «решка», две стороны одной и той же монеты. Для экономики безразлично: будут ли расти цены на товары или будет расти количество денежных единиц при неизменном количестве товаров. Результат один и тот же — инфляция, когда на то же самое количество денег можно купить  меньшее количество товаров.

В 2005 году Банк России скупил на валютном рынке 72,2 млрд. долларов, вбросив в экономику более 2 трлн. необеспеченных товарами рублей, что составило  треть объема денежной массы (М2). А в 2007 году он скупил уже 142,3 млрд. долларов, вбросив в экономику 3,5 трлн. необеспеченных товарами рублей, что составило более четверти всего годового объема денежной массы в стране. Наши либералы утверждают, что рост инфляции порождается ростом бюджетных вливаний в экономику. Но бюджетные средства получены в виде налогов за реализованную продукцию, т.е. за конкретные проданные товары и услуги. Поэтому они никак не могут быть источником инфляции, ибо эти средства обеспечены товарным покрытием. А вот свеженапечатанные деньги Банка России, на которые выкупалась поступающая в Россию иностранная валюта, не имеют такого товарного покрытия. Именно они и давали до последнего времени половину всей инфляции в стране.

    ТРУДНЫЙ ВЫБОР ПУТИНА                           

Но после начала кризиса бегство спекулятивного капитала с российского фондового рынка и падение цен на нефть в корне изменили основной источник формирования инфляции. Теперь главным мотором инфляции становится «плавная», по словам правительства, девальвация рубля. Причем организатором, финансирующим эту девальвацию рубля, выступает само государство. Оно дает банкам беззалоговые, т.е. невозвратные кредиты, чтобы те, скупая валюту, обесценивали российские рубли. А учитывая, что большую часть внутреннего потребительского рынка составляют импортные товары, то их цены в рублях неизбежно резко подскочат вверх, и мы уже в 2009 году будем иметь инфляцию на уровне 18-20% годовых. И  все это будет сопровождаться резким падением национального производства и значительным сокращением внутреннего потребительского рынка.

Герхард Менш в 1970-х гг. внимательно изучал процессы, происходящие в мировой экономике во время предыдущей понижательной волны четвертого Кондратьевского цикла, когда так же, как и сейчас, произошло резкое ухудшение мировой экономической конъюнктуры.

Он пришел к очень важному выводу, что монетарная и кредитная политика в этих условиях не может помочь в разрешении ситуации, поскольку рестрикционная кредитная политика ведет к еще большему росту цен, а либеральная — к спекуляциям. Именно поэтому проводимая Банком России политика повышения ставки рефинансирования, уже приведшая к повышению ставок по кредитам коммерческих банков, с одной стороны, стимулирует спад в российской экономике, а с другой — ускоряет рост инфляции. В то время как либеральная политика Банка России по предоставлению беззалоговых кредитов неизбежно усиливает спекуляции на валютном рынке.

Герхард Менш тридцать лет тому назад предупреждал о том, что мы наблюдаем в последние несколько месяцев и будем наблюдать в обозримом будущем. Кудрин с Игнатьевым то же самое делали и в 1998 году, доведя страну до дефолта. Правда, тогда у России не было таких огромных золотовалютных резервов. Но подобная политика неизбежно приведет к потере этих резервов в течение одного-двух лет, и российская экономика

Поделиться:
Загрузка...