Алкоголизм, эскапизм, национализм, религиозный фундаментализм и тяга к «простой жизни на лоне природы»

30

О том, что нынешний кризис является структурным и его результатом станут качественные изменения в мировой экономике, написано уже довольно много, и тема эта неплохо разработана. Большинство среднесрочных и долгосрочных прогнозов по-прежнему исходят из существующей экономической структуры и финансовой архитектуры, но есть сценарии, рассматривающие иные варианты развития.

Появились и прогнозы относительно того, что следующей трансформацией кризиса (после перехода из разряда финансового в экономический) станет его превращение в социально-политический. Волнения в Исландии, Прибалтике, Франции, Германии и даже избрание Барака Обамы свидетельствуют о том, что перемены назрели.

Однако, на мой взгляд, гораздо интереснее другие трансформации — мировоззренческие, изменение образа жизни, целей и идеалов. Последней, до сих пор не изжитой тенденцией развитых стран, к которым в последние годы с энтузиазмом неофита присоединилась Россия, стал консюмеризм. Кризис застал мир на пике «потребительского безумия», подогревавшегося надуванием многочисленных пузырей, генерирующих для своих участников деньги в почти неограниченных объемах.

Компании и корпорации, работающие на потребительский рынок, перестали думать о том, как удовлетворить потребности своих покупателей. Первостепенной задачей стало формирование новых потребностей, которые потом можно было бы удовлетворить. Все это было первыми проявлениями кризиса перепроизводства, равно как и стремительное движение по пути к «одноразовому миру». Срок службы товаров — от автомобилей до мобильных телефонов — стремительно сокращался. В порядке вещей отказаться от вполне сносно работающей вещи в пользу новой, более «навороченной».

Нынешний кризис ударил по доходам, сделав процветавший и культивировавшийся «гламуром» и «постгламуром» образ жизни невозможным. Это удар не только и даже наверное не столько по кошельку, сколько по сознанию. Реклама силами длинноногих моделей с высокой грудью и шелковистыми волосами продолжает продавать «идеальный» образ жизни, соответствовать которому у слишком многих людей уже нет никаких шансов. Причем, что важно, всего полгода-год назад эти шансы были, надежда оставалась, поэтому были цели и стимулы.

Этот перелом чреват серьезным ростом неврозов, депрессий, психической нестабильности. Во что это может вылиться? Если брать Россию, то все обстоит не так серьезно. Большинство населения переживало и худшие времена, поэтому какой-то иммунитет приобрело. Тем не менее, традиционный доступный способ справиться со стрессом — алкоголь — будет чрезвычайно востребован. Рост алкоголизма как способа спрятаться от проблем, уйти от действительности, вероятно, будет наблюдаться по всему миру.

Еще один способ компенсировать комплексы, возникающие из-за неспособности соответствовать привычному и культивируемому образу жизни (главные усилия большинства правительств направлены на то, чтобы стимулировать потребление, сделать более доступными кредиты, поддержать привычный образ жизни в кредит) — разного рода эскапизм, уход от действительности, примеривание на себя другой, более успешной личности.

Возможностей для этого довольно много. Есть разного рода ролевые компьютерные игры, где другая реальность, в которой нет кризиса, а есть все, что душе угодно — от магии до возможности ощутить себя полководцем многомиллионной армии, абсолютным монархом или трактирщиком в средневековой таверне. Другой вариант — ролевые игры на пленэре. Толкиенисты, реконструкторы и даже готы и эмо, которые тоже старательно играют придуманные для себя роли, получат мощный приток последователей. Не менее мощный приток неофитов получат традиционные религии и всевозможные секты, куда потянутся в поисках новых смыслов и идеалов те, кто разочаруются в культе потребления. Появятся «гуру», которые будут тем более успешны, чем убедительнее будут вещать о том, что материальное благополучие и способность поменять «Лексус» на «Майбах» не является достойной человека целью. «Простая жизнь на лоне природы», возрождение гэльского языка, народных обрядов и традиций станут повальным увлечением.

Еще одной защитной реакцией может, к сожалению, стать поиск виноватых. Правительство, инородцы, американцы, олигархи, рыжие, лысые, толстые — все они потенциальные объекты ненависти. Причем эти настроения будут подогреваться популистскими правительствами, которые будут пользоваться популярностью только потому, что укажут людям виновных в их бедах.

В общественном сознании не может не произойти серьезного сдвига. Одной из главных тенденций станет упрощение всего и вся — от пищи и одежды до нравов и отношений. Как ни парадоксально, но индустрия продвижения товаров и формирования потребностей очень быстро отреагирует на эти тенденции. Иначе она просто не выживет.

МАКСИМ БЛАНТ

Поделиться:
Загрузка...