Сергей Митрофанов: Нужно ли нам рыпаться в Афганистан?

16

Уже несколько недель, если не месяцев, пассионарная группа во главе с председателем Движение развития Юрием Крупновым проталкивает идеи рывка России в Афганистан.

По этому поводу пишутся доклады, интенсивно проводятся конференции и пресс-конференции, изготавливаются новости на ленте, даются телеинтервью. Идея постепенно проникает в массы экспертов, формула «наши национальные интересы» сплачивает группу поддержки. А наша политика, как выясняется, устроена таким образом, что, если дисциплинированная группа чего-то усиленно добивается, то через некоторое время политическая среда становится как бы инфицирована вирусом пассионарного порыва авангарда, и чем дело кончится, уже никто не знает. Может, и действительно подтолкнут к каким-то действиям в Афганистане, если только, конечно, вся эта кампания уже не сочинена ради чего-то заранее запланированного за кремлевскими стенами.

И надо сказать, что в рассуждениях Юрия Васильевича Крупнова, с которым я однажды подробно побеседовал, много притягательных моментов, способных сплотить сторонников, настоящих патриотов. Например, редакция «Русского журнала» так проанонсировала выступление Крупнова у себя.

«От редакции. Сегодня вопрос о возвращении РФ в Афганистан приобретает особую актуальность, ведь самоустранение России как игрока на афганской арене привело к тому, что наше государство потеряло прежних союзников, не приобретя новых. А в связи с недавно состоявшейся неформальной встречей послов НАТО со спецпредставителем России в НАТО эта тема приобрела еще большую актуальность. Во вторник 27 января 2009 года в деловом центре "Александр Хаус" состоялся круглый стол, организованный совместно Институтом демографии, миграции и регионального развития, Фондом эффективной политики и редакцией "Русского журнала". Встреча была посвящена "Новой афганской политике России".

Иными словами, не надо самоустраняться, надо наоборот! В Иране, Афганистане, в Венесуэле, на Кубе, жаль, что не в Ираке, Россия вернет себе прежних союзников. А вкратце теория «крупновцев» такова.

Например, у России в Сибири нет геополитической миссии. На самом деле, миссии нет нигде, но в Сибири ее нет совершенно явным и катастрофическим образом, и в этом смысле вся геополитическая целесообразность зауральской России проваливается с самыми неприятными возможными геополитическими последствиями. «Крупновцы» разумно предлагают эту миссию инспирировать и тем самых скрепить Россию идеологической скрепой.

Миссия же такова: двинуться в Азию и начать там прогрессорствовать, тем самым, во-первых, снизить геополитическую напряженность, обезопасив границы России в Азии, во-вторых, нагрузить технические кадры Сибири работой, в-третьих, сплавить в Азию устаревающие технологии, заводы, с тем, чтобы обновить это все у себя. То есть повести себя как нормальная империя. Твердить про помощь, высасывать ресурсы.

Нравится? То-то! К чести Юрия Васильевича, он сказал: «Можете меня критиковать… Я буду только рад. В критике оттачивается истина». Но критиковать его особенно не получается, потому что вокруг Крупнова собираются только сторонники, и они тут же заводят песню про национальный интерес. Наш интерес – рыпнуться в Афганистан, потому что это расширение, это империализм, это круто. Это крупно.

При встрече я спросил Крупнова: а как с ресурсами для такого рывка?

Тогда Юрий Васильевич как бы не понял вопроса и ответил на свое: кадры, мол, у нас есть. Но я имел в виду совсем не кадры, которые действительно есть, а ресурсы государства быть/оставаться государством. Опять же некую пассионарность, которую можно канализировать в миссию.

Ну, ладно, тут я не знаю. Может государство как раз и станет государством, если рыпнется в сторону очередным «крестовым походом»? А может, и нет. Так и не сделавшись государством за весь период мутаций начиная с 17 года (а Россия – не государство, поскольку государственные институты здесь не работают как надо, правящая элита каждые десять лет обваливает страну, политическая атмосфера все больше смахивает на «1984» Оруэлла или «Обитаемый остров»), оно надорвется само или сделает всем еще хуже. Повторяю: как правильно, не знаю. Есть сомнения и опасения.

Крупнов считает: «Развивая других, мы будем развиваться сами». Это – позиция. Она симпатичная. Она прекрасно сформулирована. Она кажется верной. Но верна ли она в условиях де-факто отсутствующего или же дефектного государства?

Гитлер ведь тоже в свое время занялся, на его взгляд, прогрессорством (я специально огрубляю, чтобы была понятна мысль), и даже с помощью этого поначалу задавил экономический кризис у себя в стране, а потом угробил все и угробился сам. Советский Союз в 1936 году рыпнулся с миссией в Испанию. Умница Суворов написал: «По уровню зверств Антонов-Овсеенко вплотную приблизился к Тухачевскому. И вот этот военный преступник появился в Испании. Ура! Он принес факел свободы!» Уже в наше время Россия с миссией братской помощи рыпнулась в Грузию (Абхазию) — чем не способ на пассионарной волне начать отстраивать собственное государство? Аплодисменты народа. Так оно отстроилось? Наоборот, через пару месяцев пошло вразнос.

«Кем мы себя видим — "Россией Ксеркса иль Христа". Вот главные вопросы, и без честного ответа на них все остальное, в том числе и этот прорывный план Крупнова не имеют никакого смысла», — справедливо заметил один из участников форума на сайте «РЖ».

Крупнов просил, чтобы я привел аргументы против его теории. Постараюсь. Их много. Во-первых, изначально закрытый код идеи. Крупнов – не либерал, и если кто-то назовет его либералом, он обидится, посчитает за оскорбление. Однако если либерализм в России подозрителен, либералами называют себя отнюдь не либералы, то честный нелиберализм (читай: антизападничество) подозрителен вдвойне. Что на его основе можно построить?

Но главное сомнение: вообще-то, в Афганистане сейчас американцы, и, рыпнувшись в Афганистан, Россия должна непременно вступить в соприкосновение с с НАТО. Каким, по мнению крупновцев, должно быть это соприкосновение – конфликтным или дружественным, — и чем оно закончится? Если они уже и обрюсселившегося Рогозина считают чуть ли ни предателем, западным наймитом.

Опять же к чести Юрия Васильевича, он не педалирует русский квасной патриотизм. Про Америку говорит политкорректно, хотя и странно: «…ни позиция победы НАТО, ни позиция поражения НАТО не отвечают долгосрочным интересам ни мирового сообщества, ни России». Но что тогда отвечает? Его окружение все-таки имеет в виду конкретное: сделаем козу США. Наши интересы – это вам не американские интересы. Тут наш плацдарм!

Вопрос: насколько это питекантроповская позиция современна? Не с XX, а с начала XIX века Россия предпринимает шаги на афганском направлении. И только и делает, что теряет при этом зубы. После и в результате афганской войны 1979-1989 гг. пережила «крупнейшую геополитическую катастрофу XX века», а Россия – не СССР. Действительно ли у России особые интересы?

Впрочем, уже и Путин, кажется, понимает, что если Россия хранит свои фонды в американских ценных бумагах, то никаких особых национальных интересов быть не может. На самом деле, глобальный мир должен прийти к идее глобального интереса. Любая конфронтация с Западом, любое проявление нездоровья американской экономики возвращается в Россию с десятикратным усилением последствий. В практическом плане нам нужна сильная стабильная Америка, с ней надо дружить. Чтобы попасть в Афганистан, нужно решительно поменять свое отношение к коалиции и, прежде всего, заткнуть «патриотов». Но тогда у нас будет другая страна и начнется другая история.

Поделиться:
Загрузка...