Новый патриарх: выбор между личностями и позициями

16

"Как он говорит! И не захочешь — запомнишь!" — именно в таких выражениях описывал мне недавно один из видных церковных журналистов свои впечатления от проповедей патриаршего местоблюстителя митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла.

Среди главных кандидатов на патриарший престол называют митрополита Кирилла

Едва ли не в тот же день один из работающих в руководстве Московского патриархата священников поделился со мной несколько другим мнением: "Местоблюститель умен, он обращается к разуму паствы. Это нравится в основном горожанам, активным людям с неплохим кругозором. Но немалой части верующих это чуждо, часть их просто не привыкла думать о смысле веры".

Избрание нового патриарха Московского и всея Руси на смену скончавшемуся 5 декабря Алексию Второму — это прежде всего выбор между личностями, образами, а не между позициями, убеждены одни аналитики.

Другие утверждают, что речь пойдет все же именно о позициях, точнее, о наборе представлений, которые более или менее прочно связаны с тем или иным кандидатом в глазах православной общественности и клира.

Процедура выборов

Пока главными кандидатами на патриарший престол считаются митрополит Кирилл (Гундяев) и управляющий делами Московской патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин). Митрополит Климент когда-то был заместителем митрополита Кирилла в Отделе внешних церковных связей.

Алекский II возглавлял московский патриархат с 1990 года

Впрочем, насколько верны эти оценки, звучащие в основном в среде активного священства, мирян и аппарата Московской патриархии, неясно. Ведь не проводится официальных опросов общественного мнения, не кипят телевизионные дискуссии между предполагаемыми кандидатами.

"Выборы патриарха — это не выборы президента или Думы, тут нет предвыборной кампании", — не устают повторять представители епископата.

И все же это именно выборы. Борьба в последние недели идет на глазах у православной общественности — в интернете, в церковных и светских средствах массовой информации, на завершившихся недавно епархиальных собраниях.

Выборы патриарха — многоступенчатая процедура: сначала завершившийся уже отбор делегатов на Поместный собор в епархиях; затем выдвижение трех кандидатов в патриархи на Архиерейском соборе, то есть собрании епископов Русской православной церкви, 25-26 января. Наконец, Поместный собор 27-29 января, где соберется не только епископат, но также рядовые священники и миряне, может выдвинуть в первый день, если сочтет нужным, дополнительных кандидатов.

Собственно выбрать патриарха должны ранним вечером 27 января, а затем собор может два дня рассматривать вопросы, связанные с церковным управлением, которые требуют именно соборных решений. Ведь Поместный собор — высший орган управления церковью.

Влияние Кремля

В светской среде принято считать, что Кремль будет оказывать серьезное и едва ли не решающее влияние на ход собора. Однако большинство тех, с кем я говорил о выборах патриарха в последние недели, находят эту идею как минимум спорной.

То, что президентская администрация заинтересованно наблюдает за ситуацией, понятно. Русская православная церковь имеет реальное влияние в российском обществе, возможно, не такое большое, как любят говорить представители Московского патриархата, но все же весьма заметное.

Церковная иерархия действительно старается не ссориться с государством, хотя далеко не всегда его и поддерживает. Достаточно вспомнить, как патриарх Алексий наотрез отказался "присоединить" к РПЦ приходы Грузинской православной церкви в Абхазии и Южной Осетии.

Участники обоих соборов, прежде всего епископат, выбирают своего руководителя, и, возможно, надолго. Отношения будущего патриарха с государственной властью — важная, но далеко не доминирующая для них тема.

Их будет волновать, прежде всего, административный опыт и стиль кандидатов, их подходы к таким вопросам, как материальное обеспечение священства, будущее православия на Украине, миссионерская работа, судьба ультраконсервативных сторонников бывшего Чукотского епископа Диомида и возможность раскола внутри церкви. Конечно, вопрос, например, о церковной собственности едва ли можно решить без участия властей. Однако это все же лишь один из факторов.

Один из участников подготовки выборов говорил мне: "Ну, как вы себе представляете вмешательство Кремля? Предположим, сотрудники президентской администрации поговорят с каждым епископом. Предположим, что епископы их выслушают и даже пообещают поддержать конкретного кандидата. Но как проверить, кто как голосовал на деле? Голосование же действительно тайное".

В том, что тайна будет сохранена, пока не сомневался ни один из тех, с кем я говорил в преддверии собора.

Новые факторы

Кроме того, с предыдущих выборов патриарха в 1990 году произошло немало изменений. Число епископов с того времени существенно возросло. Одна из самых заметных групп среди них — архиереи Украинской православной церкви Московского патриархата, самоуправляющейся части Русской церкви.

Объединение с РПЦЗ — одно из главных достижений патриарха

До трети приходов РПЦ находится именно на Украине. Это делает мнение украинских делегатов серьезнейшим фактором на выборах, хотя по главному вопросу — нужно ли добиваться статуса автокефальной, то есть независимой ни от кого национальной украинской церкви, или нет — среди них полного единства нет.

Однако при этом для украинских представителей мнение Кремля не может быть определяющим, равно как и тех, кто приезжает из Молдавии, Казахстана, Белоруссии и других епархий за пределами Российской Федерации.

Впервые в выборах патриарха будут участвовать епископы, священники и миряне Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ). Она воссоединилась с Русской православной церковью Московского патриархата в мае 2007 года.

Хотя представителей РПЦЗ будет немного, едва ли более двадцати, но в большинстве своем это люди с паспортами западных стран, привыкшие к жизни в условиях обществ, где государство не вмешивается в дела религиозных общин. Любая попытка подобного вмешательства способна вызвать в этих условиях настоящий конфликт на соборе.

Считается также, что серьезное влияние на решения собора могут оказать делегаты от монастырей (их в России несколько сотен). Как правило, они настроены весьма консервативно. Их называют главными потенциальными оппонентами митрополита Кирилла. Степень сплоченности этих делегатов тоже неясна.

То, что голосование пройдет в первый же день поместного собора, играет на руку местоблюстителю митрополиту Кириллу. Однако, в случае, если противостояние самых заметных фигур получит шанс вылиться на публику, вполне возможно появление компромиссных фигур: либо не самых известных провинциальных архиереев, либо, наоборот, пожилых митрополитов-ветеранов, способных удерживать статус кво в течение какого-то времени, ничего не меняя радикально.

Это первые выборы предстоятеля Русской православной церкви в эпоху интернета. Различные опросы в сети показывают довольно высокий уровень недоверия активной и молодой православной общественности к "статусным" кандидатам и создают непривычную для старшего поколения демократичную атмосферу.

Однако мнение пользователей "Живого журнала" пока едва ли решает многое. И, конечно, нельзя забывать, что, несмотря на все дискуссии, с точки зрения верующих, по-настоящему, судьба патриаршего престола находится в ругах Бога.

Константин Эггерт

Поделиться:
Загрузка...