Горючие слезы

32

Войну в Газе Израиль выиграл — блестяще. А на втором, европейском, фронте потерпел, как всегда, сокрушительное поражение.

Антиизраильские демонстрации в европейских столицах и правда многотысячные — тут вам не равнодушная ко всему деревянная Россия, тут — Гражданское Общество, во всем блеске. Мечта русского либерала в действии.

Антисемиты и прочие гуманисты

Противники Израиля делятся на три основных категории.

Самая прямая, яростная и многочисленная — арабские студенты. Лозунги этих гуманистов совсем просты: «Смерть Израилю! Смерть евреям!». Именно в демонстрации под такими лозунгами участвовала, кстати, дама — министр финансов Норвегии. Не уверен, что уважаемая г-жа министр сама так кричала, да и зачем? Голосов и без нее хватало. Она же лишь почтила своим присутствием, так сказать…

Вторая категория — традиционные антисемиты. Они сейчас на Западе непопулярны, их затравили, нос не высунешь — все-таки общество не до конца свободно… Израильская агрессия против бедных, но свободолюбивых шахидов дает антисемитам шанс излить душу под благовидным, даже благородным, предлогом. Одна беда — нормальный антисемит равно любит всех семитов! «Бей жидов, спасай арабов»? Фу, мерзость какая… Как в известном анекдоте «Дело дюже гарно, но цель?!». Поэтому «полный антисемит» вынужден или кривить душой и, зажав нос, «жалеть палестинцев», или не ввязываться в эти семитские разборки.

 Третья же категория — самая популярная в западноевропейских элитах.

Правозащитники. Гуманисты. Демократы. Леваки. «Полезные идиоты», как их гениально назвал Ленин.

В какой мере они сами являются скрытыми юдофобами, сказать трудно. Дело сугубо индивидуальное, общего правила нет. Но на словах они, разумеется, яростно отрицают даже намек на подобную грязь. Только гуманизм — ничего личного. Гуманизм, чистый как «слеза ребенка». Тем более что палестинцы профессионально торгуют слезами своих детей (тех, кого они не запродали в шахиды — впрочем, и эти трупы тоже сгодятся, что ж не снять деньги два раза с одного товара?), а евреи почему-то подобной торговлей брезгуют.

Система моральных координат

Европейский левый демократ-правозащитник ОБЯЗАН исповедовать несколько догматов. Обязан — иначе ему не сделать тусовочную карьеру (а другой не бывает) ни в гуманитарных науках, ни в СМИ, ни в литературе (за исключением нескольких «правых отстойников», где царит жесточайшая конкуренция).

Он обязан быть: антиамериканистом, антиглобалистом, антикапиталистом, антинационалистом, пацифистом. Он обязан исходить из презумпции невиновности наркоманов, педерастов, преступников, особенно хулиганов-демонстрантов, журналистов. Он обязан исходить из презумпции вины — полиции, священников, представителей правящих классов, военных. Он обязан сочувствовать негру в конфликте с белым, подростку (или банде таковых) — в конфликте с взрослым, чеченцу — против русского, арабу — против коренного европейца, Палестине — против Израиля. Правда, борясь с ксенофобией, он обязан так же резко осуждать антисемитизм — что он, безусловно, и делает. Но легко и приятно осуждать БЕЛЫЙ антисемитизм в Европе, а еще лучше в какой-нибудь неприятной стране вроде России. Что же касается антисемитизма «черного» — арабского, негритянского, чеченского и т.д., то его осуждение дается правозащитникам мучительно — как касторку пить. Ведь тут сталкиваются две аксиомы: «униженные и оскорбленные всегда правы» и «антисемитизм — это всегда плохо». Неразрешимая дилемма! Благоразумнее этой темы не касаться… В еще более тяжелом положении он оказывается, когда происходят «внутренние» столкновения между арабами, неграми и т.д. — кто же тут-то виноват?! Поэтому он обходит эти неприятные темы или же описывает их в терминах «гуманитарной катастрофы», вроде землетрясения, в котором никто не виноват — это вам не израильская, или американская, или русская агрессия… И МИЛЛИОНЫ жителей «третьего мира», которые истребили друг друга в непрерывных «конфликтах» (в войне Ирана с Ираком погиб миллион человек), вызывают в сотни раз меньше эмоций, чем 1000 боевиков «и мирных жителей», погибших сейчас в Газе.

А вот что он точно обязан — ненавидеть империализм США, Китая (за Тибет) и России, персонально Буша и Путина. Обаму он пока что воспринимает как Спасителя Америки, но даже Обама не дает ему возможности примириться с Америкой. И больше всего он, понятно, ненавидит СВОЕ буржуазное правительство. Он обязан презирать патриотизм — последнее прибежище негодяев (если же у самого в душе шевелятся какие-то рудименты этого постыдного чувства, то пусть в душе и останутся). Он твердо знает, что его Франция (Англия-Италия-Германия-Швейцария) не просто развивается неверно, но давно перешла последнюю черту и находится на краю пропасти, а точнее, летит в эту пропасть. Ровно это знание годами кормит его — за рассказы об окончательной гибели западного капитализма он получает зарплату и гонорары, с которых, как положено порядочному гражданину, точно и аккуратно платит налоги (что довольно обидно: зачем бросать деньги в ту самую пропасть?).

При этом в быту он не особо рвется (кроме совсем уж больших оригиналов) общаться с представителями униженных и оскорбленных народов и, как правило, едет на семинар в Болонью обсуждать страдания чеченцев или палестинцев куда охотнее, чем непосредственно в Газу или Грозный.  

Кстати, ровно так же настроены его братья по разуму по ту сторону Атлантики, американские левые интеллектуалы. Просто в США у них влияние — за пределами университетов — ограничено (одна из главных причин ненавидеть Америку!), а вот Европа оккупирована левыми интеллектуалами, как Газа ХАМАСом. И палит своими виртуальными касамами по всем ненавистным ей адресам непрерывно, хотя, как и положено касамам — неточно.

Понятно, что среди западных леваков куча евреев. То есть еврейская интеллигенция вообще поголовно левая, единственно где часть ее дает слабину — это когда речь идет об Израиле… Да и то, многие оказываются на высоте, выше националистических предрассудков — и первыми отважно бросаются проклинать жестоких сионистов, которые смеют не радоваться, что в них летят касамы. Многие евреи, к брезгливому изумлению арабов, оказываются буквально в первых рядах антиизраильских демонстраций. Среди них есть поистине выдающиеся уроды, достойные кунсткамеры, например, прославленный среди русских антисемитов Исраэль Шамир (впрочем, им брезгуют не только правозащитники, но даже и палестинцы). А недавно мне очень понравилось высказывание какого-то члена Британской палаты общин Кауфмана, который сказал, что вот, его бабушку в Варшаве убили немцы, а сейчас евреи так же убивают «арабских бабушек». Конечно, всегда занятно — это чисто бизнес или реально больной? Например, если в его округе много избирателей-пакистанцев и арабов, но мало евреев, то тогда гешефт понятен. Если же гешефта нет, то это, значит, не «продажа бабушки», а бескорыстное глумление. Интересно, какой вариант больше бы понравился бабушке такого внука?         

Поджигатели по мере сил

Я далек от тотального осуждения правозащитников. Их зашоренность, двуличие, конформизм, часто корысть — не хуже и не лучше, чем такие же качества у правых консерваторов, да и вообще у самых разных людей. В целом же, «идиоты» они или нет, но их деятельность несомненно полезна, и не только террористам и преступникам, но, как ни странно, их жертвам тоже — правда, через какое-то время.

Правозащитники реально способствуют глобальному потеплению нравов. Да, война в Ираке ведется куда с большей заботой о местном населении, чем война во Вьетнаме или Алжире. И это во многом — результат той самой политкорректности. Но даже при том, что жертв куда меньше, чем было раньше, это не значит, что не стоит говорить о «ненужных жертвах» — наверное, стоит. Хорошо бы только делать это без истерики, но с минимальным пониманием того, что такое вообще война. Да, пытки в Гуантанамо, смею предположить — кремовый торт в сравнении с тем, что творилось в той же Французской Гвиане лет 60 назад, не говоря уж про ГУЛАГ или Освенцим. Но это не значит, что об этих пытках не стоит говорить. Стоит.

Или отмена смертной казни. По душе чувствую — глупость, несправедливость, лицемерие. Ну, куда вы денете всех этих маньяков, террористов да и просто убийц-рецидивистов? Долгий особый разговор, но все аргументы противников казни, по-моему, не выдерживают ни малейшей критики. Но хоть по душе и понимаю — бред, но по уму признаю — да, перехлест, да, глупость, демагогия. Но демагогия, которая все-таки «в целом» работает на смягчение нравов. И не только в отношении убийц, но, вероятно, и вообще — в отношении ценности человеческой жизни и т.д. Правда, нравы самих убийц и маньяков если и смягчаются, то как-то очень незаметно…

Но если глобально правозащитники скорее правы, чем неправы, то в отношении Израиля их позиция не просто глупа. Она откровенно преступна. В этом случае (а честно говоря, думаю, что и во многих других) они являются бессознательными (а кое-кто сознательными) пособниками убийц. Не адвокатами, а именно — пособниками, пятой колонной террористов. Больше того, они ПРОВОЦИРУЮТ убийства своим хлюпаньем носами и шлепаньем языками.

Это очевидно. Террор бы как минимум выдохся, а может, и кончился, если бы не было СОЧУВСТВУЮЩИХ зрителей. Даже рядовой шахид это понимает, а уж торговцы шахидами просто чисто конкретно трудятся «под камеру». Связь между числом убийств и градусом «общественного сочувствия» наглядная и прямая. Горючие слезы право-лево-защитников — чистый бензин в пожар террора.

Конечно, сочувствие арабской улицы убийцам гарантировано вроде бы в любом случае, безотносительно к позиции левых интеллектуалов.

Но, во-первых — каждый отвечает ЗА СЕБЯ. Слеза правозащитника хоть чуть-чуть да разжигает костер войны — вот и его ЛИЧНАЯ вина.

Во-вторых, арабская улица и ее вожди тоже рассчитывают на поддержку западной прессы. Кстати, вся арабская антисемитская литература — это всего лишь перевод соответствующих немецких книг, статей и т.д. Ни одной своей мысли. Но не только нацисты оказывают культурное влияние — левые интеллектуалы тоже. Причем то, что они «против антисемитизма», арабы легко пропускают мимо ушей (врут! Кто может быть ПРОТИВ антисемитизма?!), а вот то, что они осуждают Израиль, ободряет палестинцев, как футболиста ободряет рев стадиона.

Если бы Израиль имел поддержку (хотя бы нейтралитет) со стороны западных СМИ, уверен — волна террора падала бы ниже и возможен был бы конец конфликта. Но правозащитники, надув щеки, раздувают пожар изо всех сил — «борясь за мир». Это номер известный…

Если бы Израиль имел поддержку (хотя бы нейтралитет) со стороны западных СМИ, он мог бы ХОТЬ ОДИН РАЗ победить — раздавить гадину до конца. Было бы уничтожено еще несколько тысяч человек — но война бы наконец кончилась, террористические организации были не «взлохмачены», а сбриты наголо. И были бы сохранены десятки тысяч жизней — не только никчемных «сионистских», но и драгоценных арабских. И не только у Израиля, но и у Газы мог бы появиться свет в конце тоннеля ненависти — если бы в этом тоннеле перестал ярко светить и отчаянно реветь паровоз профессионального гуманизма, требующего «немедленно прекратить операцию», когда гнилой зуб только начали удалять.

Израиль ОБРЕЧЕН считаться с «мировым общественным мнением» — евреи боятся (и правильно боятся!) остаться в полной международной изоляции. Боятся этого не только и не столько в военном отношении (что-что, а воюют они сами!), сколько в гражданском — слишком велики их научные, культурные, коммерческие, гуманитарные связи с той самой Европой, с США и т.д. Палестинцам в этом отношении бояться нечего…

Но на самом деле проблема отношений «Израиль — левая Европа» еще интереснее.

Самоедская диалектика

Основная проблема Израиля в том, что он САМ является ЗАПАДНЫМ государством. По духу и по букве. В Израиле — западное, европейское общество, элита. С теми же вирусами политкорректности, абстрактного гуманизма и т.д. и т.п. И Израиль не может стать НЕЗАПАДНЫМ — так же, как Палестина не может стать ЗАПАДНОЙ.

Поэтому все советы доброхотов: «мочите их в сортире, обращайтесь с ними, как они с вами!», обращенные к Израилю, — просто наивны, глупы. Израиль не может обращаться «с ними» так, как «они с ним», просто потому, что Израиль — не они. По сути своей.

Поэтому политкорректность — в том числе на войне — со стороны Израиля гарантирована «изнутри».

И вот ровно ЗА ЭТО Израилю и достается на орехи от Европы! В знак признания его «европейскости», так сказать. Это вполне понятно.

Кто такие — обобщенно говоря — европейские левые, правозащитники? Какую ФУНКЦИЮ в обществе объективно выполняют?

Европейские (и американские) левые интеллектуалы реализуют САМОЕДСКУЮ РЕФЛЕКСИЮ Запада. Они, повторяю, отнюдь не защищают в равной мере права всех людей, институтов, стран. Ничего подобного! Они всегда исходят из презумпции вины демократически-буржуазных — людей, классов (особенно элит), организаций, государств. И из презумпции невинности тех, кого принято считать их «жертвами», — от простых преступников до «колониальных народов».

Левые (сами, как правило, белые мелкие буржуа) принципиальные борцы против СВОИХ — классов, стран. Что за уродство!—– воскликнет возмущенный этой «предательской глупостью» читатель.

Ни фига не уродство, а НЕОБХОДИМОЕ, ВЫГОДНОЕ САМОЕДСТВО. Очень тонкий механизм. Механизм САМОРАЗВИТИЯ, диалектического мотора западного открытого общества. Открытое общество тем и сильно, что способно к саморазвитию. Закрытые (полузакрытые, как Россия) общества к САМОРАЗВИТИЮ не способны. Поэтому мотор их развития — внешний, они только вечно пытаются «догонять», перенимать чужое, причем и догоняют-то задом наперед… Но это — особая тема.

Так вот, среди многих механизмов саморазвития западного общества, «политкорректоры» занимают одно из самых важных мест. Самокритика, самоедство, самоотрицание… В определенных долях эта «диалектическая соль» необходима — работает на СОХРАНЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЮ всей Системы. Правозащитник — тот самый Швондер, который ни к селу ни к городу борется за права «каких-то испанских оборванцев» и берет под покровительство диких шариковых — против консервативного Преображенского, который имеет наглость посылать этих оборванцев куда подальше, а Шарикова считает вовсе не «равным себе», а агрессивным, культурно отсталым, паразитическим существом.

Если бы в обществе были одни Преображенские, оно бы взорвалось, шариковы бы их рано или поздно сожрали. Если бы были одни швондеры — оно бы расползлось липкой манной кашей. А этот диалектический преображенско-швондерский тяни-толкай, газ-тормоз и позволяет обществу более-менее плавно развиваться, от «хижины дяди Тома» до Белого дома Обамы… Кстати, не будь тех же «полезных идиотов» леваков — и евреи бы по сей день сидели в гетто, или по крайней мере были бы гражданами второго сорта, формально или фактически, как оно и было по всей Европе 150-100-70 лет назад… Ровно поэтому еврейская интеллигенция принимала такое активное участие во всех левых движениях — боролись, в том числе (и прежде всего), за свои права, за справедливость для себя. Левые победили. Добились всех и формальных и фактических прав — не только для евреев, разумеется, а для всех «униженных и оскорбленных». И — продолжили борьбу. Уже ПРОТИВ Израиля как белого буржуазного государства. Бумеранг. За что боролись (евреи) — на то и напоролись.

 Израиль получил признание Европы: палестинцев она судит не только снисходительно, а не судит вообще («вы во всем неповинны как дети»), а Израиль судит даже не своей, европейской, а еще куда более строгой меркой, как судят только нелюбимого провинциального родственника.

А Израилю от Европы (т.е. от себя!) бежать — некуда.  

Они вынуждены играть с террористами по европейским (т.е. по своим собственным) правилам.

И спор в Газе не территориальный.

Спор цивилизаций: что сильнее — разум и гуманизм или неукротимая злоба? Спор цивилизаций, в котором Большая западная цивилизация занимает позицию недоброжелательного нейтралитета по отношению к маленькой западной цивилизации в Израиле.  

Особый путь

Два слова о российских правозащитниках.

Это — смешанный тип.

В отношении политики России, Путина они строго следуют канонам своих западных коллег. Тем более они полностью в русле западного мейнстрима, когда речь идет (шла) о Чечне. Конечно, их критика КОНКРЕТНЫХ военных преступлений в Чечне полезна, необходима — но хотелось бы большей объективности в понимании того, что творили «защитники свободной Ичкерии». Что же касается оценки этой войны в целом как «военного преступления» — не согласен. Эта жестокая война была неизбежна, совершенно необходима: сохранение пиратского королевства на Юге России означало катастрофу, даже если бы Чечня «формально вышла» из состава РФ.

Впрочем, война в Чечне — история. А вот сегодня правозащитники в России делают, бесспорно, полезные дела: например, помогают гуманизации наших тюрем, как умеют борются с дедовщиной. Их западные коллеги ничего подобного не делают — нет у них таких проблем. Поэтому западный правозащитник больше занят Гуантаномо и Газой…

 Но вернемся к Израилю. Вот в этом вопросе наши правозащитники резко отличаются от западных собратьев (г-жа Санникова, судя по тексту — эталонный западный правозащитник, составляет редкое исключение). И дело не только в том, что многие из российских правозащитников — евреи. Западные евреи-правозащитники, еще раз повторяю, часто бросаются на Израиль впереди всех. Нет, причина тут не только национальная (тем более что все-таки большинство правозащитников — русские, евреи просто, как всегда, больше бросаются в глаза), но и идеологическая.

Западный диссидент — диссидент, действующий в условиях развитой демократии, зрелого капитализма. Для него капитализм — ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ. Ему надо идти вперед — к какому-то более гуманному и открытому обществу. Он спешит отпихнуть капитализм ногами, отрицает его цитадель, США. И все, что ассоциируется с США, — тот же Израиль.

Наш правозащитник-диссидент тоже мечтает идти вперед, к более гуманному и открытому обществу. Но он-то ЗНАЕТ, к какому именно: к современному западному! Мечтает о нормальном капитализме, как о манне небесной. Для него США — мираж в пустыне. То же относится и к Израилю, как «51 штату» США.

Поэтому наши правозащитники гораздо «снисходительнее» к США, а насчет Израиля у них просто не отшибает элементарную совесть и здравый смысл, как у их западных учителей — и они понимают, что, черт возьми, но евреи тоже имеют право на минимальную самооборону и не обязаны жить под вечным страхом бомбардировок!

Так что Новодворская с такой же силой за США/Израиль, как европейско-американская Новодворская — против США/Израиля.  

Вообще, наши правозащитники (опять беру за образец Новодворскую) — явление чисто русское, в западную систему координат не вписываются (как и наши «православно-сталинские коммунисты»). Они не левые и не правые, а перемешанные. Левые в отношении прав человека. Правые, скорее неоконы, — в экономических вопросах, в отношении США, Израиля. Не самое плохое сочетание, по-моему! И дело тут не в особенностях самих правозащитников, а в объективной ситуации в стране — полузакрытой, евразийской. Страна в социально-политическом плане во многом находится еще в XIX веке — соответственно там же отчасти находятся и ее правозащитники. В России «левое» то, что за поворотом, в Европе уже оказывается «правым».

Кстати, то же относится и к Восточной Европе.

Самые сильные антиизраильские настроения — в Норвегии! Затем идут Испания, Англия, Германия, Франция…

А где же классические, образцово-антисемитские Польша, Прибалтика, Венгрия, Румыния? Как ни странно, они далеко отстают в выражении возмущения «сионистской агрессией» от Старой Европы. Как же так? Да все так же — они лучше относятся к капитализму, глобализму, США. А значит, и к ассоциирующемуся с этим рядом Израилем.

Но увы! Не они делают погоду в западном общественном мнении.

А кто же у нас в таком случае «защищает палестинцев»? Кто эти читатели Проханова и зрители Шевченко?

То-то и дело, что мало защищают…

Защитники — арабские студенты и антисемиты вульгарис. Ну, прямые скинхеды защищать «черномазых» побрезгуют, но антисемит, склонный забыть о палестинцах и сосредоточиться на евреях, — тут как тут. «Это — любовь».   

ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ

Поделиться:
Загрузка...