Война, которую мы ведем тем оружием, которое у нас есть

23

У меня тут масса вопросов, вопросы – это политика или это экономика? Ответ простой. Это война между Россией и Украиной. Война, которую мы ведем тем оружием, которое у нас есть, – энергетическим оружием.

Вот в фантастических романах сражаются всякими лазерами, мазерами. И у нас отыскалось свое энергетическое оружие. Что есть, тем и воюем. Тем более, что, если вы помните, после российско-грузинской войны премьер Путин сказал, что он не простит Ющенко, что тот осуществлял поставки оружия на Украину. И вот тогда многие наблюдатели, в частности, спецкор «Коммерсанта» Андрей Колесников заметил, что это слова, к которым стоит прислушаться. Многие стали думать: неужели будет война между Россией и Украиной? Вот, действительно, эта война есть. Единственное, я бы, конечно, не описывала эту войну как войну между Россией и Украиной. Я бы описывала эту войну как войну Путина и Ющенко. И если ее описываешь так, то становится достаточно понятно, кто одержит победу в этой войне. Потому что победу в этой войне, видимо, одержит Юлия Владимировна Тимошенко. У нас в войне между Россией и Грузией победу одержал Эдуард Кокойты. А в войне между Россией и Украиной пока победу одерживает Тимошенко.

Семен из Перми меня спрашивает: «В чем, по вашему мнению, причина появления интервью Фирташа на «Эхо Москвы» в этом газовом конфликте?» Напомню, что Фирташ – это человек, номинально записанный владельцем части акций компании «Росукрэнерго», посредник между Россией и Украиной. Очень интересное, действительно, интервью, прочтя которое внимательно, можно понять причины конфликта. Потому что в этом интервью практически прямым текстом вот что сказано. Ведь надобно напомнить, что Россия не поставляет Украине ни литра газа, ни сантиметра кубического газа, всё поставляет «Росукрэнерго». И вот до марта прошлого года был еще один посредник – «УкрГазЭнерго», который наполовину состоял из компании «Росукрэнерго», наполовину из украинского «Нафтогаза». «УкрГазЭнерго» особой, конечно, хозяйственной деятельности не вел, но фактически его можно рассматривать как орудие поглощения украинских газовых сетей, украинского газа, контроля над системой распределения газа Украины, как орудие «Росукрэнерго» и тех, кто за ней стоит. Это довольно непрозрачная структура, про которую Россия всегда говорила, что мы контролируем только 50% «Росукрэнерго», а другие 50% контролирует типа Украина. Но потом, когда на Западе начался скандал в связи с тем, что заподозрили, что вот эти непрозрачные оставшиеся 50% контролирует известный криминальный авторитет Семен Могилевич, который, кстати, сейчас сидит в российской тюрьме… Могилевич сидит, а «Росукрэнерго» осталось, и вроде того «Газпром» неоднократно в его интересах вел переговоры. Так вот после этого пришлось обнародовать имя хотя бы номинального держателя тех 50%. Им оказался г-н Фирташ, ничем не примечательный бизнесмен, разве что несколько раз его имя мелькало в связанных с Могилевичем компаниях. И таким образом, кто бы ни был Фирташ и кто бы за ним ни стоял, или кто бы ни стоял за теми людьми, которые стоят за Фирташем, эти люди до марта прошлого года имели инструмент контроля над газовым рынком Украины. Пока у них был инструмент поглощения, мы видим, никакой войны не было. Когда этот инструмент поглощения «УкрГазЭнерго» был уничтожен правительством Украины, мы видим, война образовалась. Т.е., конечно, есть очень неприятное ощущение, что нас дурят, нам произносят какие-то большие слова – «Россия, Украина», – а потом за этим выплывет какая-то швейцарская оффшорка. И весь вопрос, конечно, в том, сколько это будет стоить для России. Откровенно говоря, у меня ощущение, что для России эта газовая война будет стоить не так дорого, по следующей причине. Если бы мы перекрыли газ США или Китаю, то, видимо, ответ был бы серьезный. Мы перекрыли газ старушке Европе, которая давно ушла на пенсию и даже с «Хамасом» предлагает мириться и жить дружно. Поэтому такое ощущение, что люди в Европе и правительства в Европе, они… Ну что будешь делать с пенсионерами?.. С пенсионерами можно делать всё что хочешь. И в таких случаях то, что ты делаешь с пенсионерами, не является шантажом, не является наглостью, а является нормальной газовой политикой. Цена, которую мы заплатим за газовую войну, она на самом деле определится достаточно скоро наглядно. Вот в чем дело. Дело в том, что есть два проекта газопроводов… Вернее, есть проект газопровода «Nabucco», который является альтернативой российскому проекту «South Stream», он еще не одобрен. И есть проект «Nord Stream», российский проект, проект в обход Украины, по дну Балтийского моря, который на самом деле еще не имеет всех необходимых бумаг, т.е. не совсем понятно до конца, будет он строиться или нет. И, конечно, если Европа решит построить «Nabucco» и наложит запрет на «Nord Stream», то очевидно, что цена, которую мы заплатим за газовую войну, будет очень высока. А если старушка Европа, как можно легко предполагать, скушает всё, то, как я уже сказала, наглость в отношении людей, терпящих наглость, не является наглостью, она является разумной экономической политикой. Единственное, что, конечно, неприятно, это то, что в этой войне кто-то очень сильно врет. Понятно, что в войне обычно врут все. Каждый – и Россия, и Украина – стремится некоторые обстоятельства истолковать в свою пользу. Но одно дело – перевирать и передергивать, а другое дело – делать какие-то вещи, которые заведомо злокозненные и не имеют рационального объяснения. Вот когда Россия сказала, что она поставила газ на украинскую границу, а Украина отказалась его транспортировать, а Украина в ответ заявила, что газ был поставлен на такие станции, транспортировка с которых газа в Европу невозможна, то очевидно, что в данном случае кто-то врал злонамеренно. И вот, к сожалению, европейский энергокомиссар Андрис Пиебалгс, он подтвердил тот факт, что – как он сказал, цитирую – «перекачка газа через станцию «Суджа» с российско-украинской границы на западную трудна, если не невозможна». Это очень неприятные для нас слова, которые являются предвестником того, что может происходить дальше в арбитражных судах. Понимаете, когда нам пытаются рассказать, что у этой войны исключительно экономические основы, в смысле экономические для «Газпрома», в это верится по ряду причин с трудом. Во-первых, мы только что подписали договор с Белоруссией, где по 160 долларов мы продаем Белоруссии в обмен на, видимо, признание Южной Осетии и Абхазии. Причем заметьте, что Белоруссия договор подписала, газ получила, а батька Лукашенко, по вечной своей привычке, Абхазию и Осетию пока не признал. Нас, похоже, в очередной раз кинули. Вообще, знаете, у нас получается относительно России в связи с этими газовыми делами такая новая дефиниция дружественной России организации. Друзья – это те, кто могут воровать у «Газпрома», а враги – это те, с кого «Газпром» берет по тарифу. В любом случае, если вспомнить, какое состояние дел внутри самого «Газпрома»… Допустим, хорошо известно, что, если человек из «Газпрома» на месте хочет заказать какую-то деталь, у него что-то испортилось или ему нужна новая вышка или просто новая запчасть, он не может это сам купить на рынке, он должен написать в организацию, называющуюся «Газкомплектимпекс», она расположена в Москве, и «Газкомплектимпекс» пришлет ему эту деталь по той цене, которую низовая организация узнает, когда ее вычтут из себестоимости. Вот в этих условиях довольно сложно говорить, что Украина у нас главный вор российского газа, что это та курица, которая выпила всю воду. Конечно, Украина не курица, Украина – индюшка, Украина очень много выпила этой воды. Вообще, если проводился бы чемпионат по воровству российского газа, наверное, Украина заняла бы на нем почетное второе место, она бы точно вышла в финал. Но согласитесь, что она просто рядом не стояла с теми, кто больше всего ворует российского газа.

Юлия Латынина

Поделиться:
Загрузка...